Эту связь установил Вернадский

Окончание. Начало в № 59

В конце 60-х годов идея Вегенера о движении континентов получила мощное подкрепление. Члены экспедиции «Челленджера» разделили земную твердь на восемь крупнейших литосферных плит, выделив еще и несколько десятков поменьше. На крупнейшие и были посажены континенты, которые ездили верхом на плитах. Они якобы располагаются над гигантскими конвекционными ячейками в мантии Земли, образуемыми восходящими и нисходящими потоками вещества и тепла.

Словом, к 1980 году, когда адепты Вегенера отмечали столетие со дня рождения своего гуру, заговорили о формировании новой парадигмы в геологии. Даже – о научной революции, сопоставимой с той, что дала физика в начале XX века...

– Плавающие континенты – самое слабое место плитников, – говорит Бембель. – Нет столь гигантской силы, которая бы сдвинула их с места. И нет идеальной смазки, о которой мечтал Вегенер. Исследования показали, что и кора, и мантия – твердые. Ну и как гигантские плиты толщиной в десятки километров без смазки будут перемещаться? Магмы вулканов не хватит: их на Земле всего около тысячи.

Магма – это порождение плюмов, которые в виде выступов протонного газа прорываются из ядра Земли в мантию. Геофизики открыли их в конце ХХ века с помощью сейсмотомографов и специальных компьютерных программ. Буквально протыкая мантию, плюмы и образуют вулканы.

А возьми восходящие потоки Ле Пишона, – продолжает Бембель. – На самом деле они выходят в стыках плит. То есть в рифтовых долинах. Там снизу, как я уже говорил, поднимается из ядра Земли в основном агрессивный водород. Он съедает гранитный слой, часть плиты проваливается, образуются рифты, океаны, моря и озера… Словом, и здесь у плитников не проверенная теория, а сплошное шарлатанство. И океанические хребты, образованные якобы сжатием плит, на самом деле – подъемом глубинного вещества геосолитонами. А так называемые «океанические желоба», в основном результат искривления поверхности Мирового океана вверх, в районах крупных гравитационных минимумов. Гравитационная карта мира, которую компания Бритиш Петролеум подарила Бембелю в 1993 г., сейчас известна всем. На ней видно, что все срединные хребты и вулканические дуги лежат на гигантских положительных гравитационных аномалиях. Это творение тяжелого протонного газа из ядра Земли, чего плитники не знают, а может, знать не хотят. Максимальные отклонения поверхности океана от сферы под воздействием гравитации достигают в разных местах ± 13,5 км. Словом, на поверхности океанов есть и гигантские горы, и впадины, которые не вписываются в тектонику литосферных плит.

– По этой проблеме Вернадский вы-сказался в книге «Химическое строение биосферы Земли и её окружения». «Б. Личков (крупнейший геолог – прим. авт.) характеризует современную эпоху – ноосферу – как продолжение четвертичной. Она характеризуется тем, что ледниковые фазы в истории планеты были не только фазами высокого поднятия гор и определенных – околополярных участков равнинной суши, которые в силу этого покрывались льдом. Эти фазы были еще и фазами резких контрастов рельефа, вызванных геосинклинальным процессом. Формирование геосинклиналий характерно для современной эпохи, как и для средневековой...». Можно согласиться со следующей характеристикой Б. Личкова: «Вся рассматриваемая нами эпоха, от миоцена (18 млн лет) до наших дней включительно, была эпохой, когда происходил процесс поднятия путем выпучивания гор. И параллельно с ним развивался … процесс оседания морских глубин с созданием геосинклиналий, а равно такой же процесс оседания наземных впадин… и совпадающих с их поверхностью наземных аллювиальных долин».

Описанная Личковым «фаза высокого поднятия гор», говорит Бембель, соответствует холодному геосолитонному диапиризму и горообразованию. А «оседание морских глубин с созданием геосинклиналий» – следствие горячей водородной дегазации, при которой значительная часть пород, содержащих кислород в виде химических окислов, превращается в воду. В результате оседает морское дно и наземные впадины.

Вернадский цитирует Личкова дальше: «Геологи постоянно говорят о сводообразном поднятии горных хребтов – Альп, Кавказа и др., в течение четвертичного периода и дают доказательства. Кроме того… Эверест и Каншенцонга – величайшие вершины Гималаев – поднялись на плато в самое недавнее, уже историческое время». А мы, продолжает Бембель мысль Вернадского, говорим, что преобладание сводообразных поднятий в горообразовании объясняется вихревой структурой геосолитонов.

Мы видим, комментирует Бембель, что Личков и Вернадский отдают предпочтение движениям от центра Земли по радиусу в космос, а не направленным параллельно плоскости поверхности Земли. Значит, они были сторонниками вертикальных, а не горизонтальных тектонических движений. Первые из них вполне соответствуют геосолитонной тектонике, а вторые – тектонике литосферных плит. Геологический спор по этой проблеме продолжается и в XXI веке. Надо ли подчеркивать, что Бембель – на стороне Личкова и Вернадского.

А в октябре 2011 года Бембель сделал еще одно открытие. И не где-нибудь, а в своем книжном шкафу: обнаружил упомянутый выше сборник статей совет-ских геологов «Проблемы расширения и пульсации Земли», когда-то подаренный друзьями. Стал его читать и – ахнул: сам Бог подсунул книгу как нельзя кстати.

– Один из авторов сборника – Штенгелов Евгений Семенович – старейший геолог (увижу – расцелую!), – восторгается Бембель, – с помощью точных лазерных установок померил, а что же на самом деле происходит в горах Кавказа, Крыма? И обнаружил, что горы, оказывается, расширяются! А ведь все думали, что они сжимаются…

В статье Штенгелова схема для Крыма, Камчатки и других районов мира, и точно такая у Бембеля для Западной Сибири. Вот трубки, которые Штенгелов называет зонами вертикальных трещин. Они расположены очень густо, пронзают всю Землю. Так вот, Земля расширяется как раз там, где есть геосолитонные трубки. Центробежная сила вихрей расширяет вокруг трубок поверхность планеты, о чем Штенгелов еще не знал, но зоны расширения на своих картинках добросовестно показал. А ведь трубки работают не все разом, и тогда зоны между ними сжимаются.

– Изучая материалы Штенгелова, я, – говорит Бембель, – лишний раз убедился в том, что сжатие и расширение Земли прямо связано с геосолитонными процессами. А это напрочь исключает плитную тектонику. И по трубкам идет то самое вещество, которое образуется из мирового эфира в ядре Земли. Да, выходит оно в виде лавы, но чаще всего – газами. Наша Пулытьинская трубка в Приобье сейчас известна в мире, её засекли из космоса, на нее ссылаются, цитируют, что в этой трубке геохимики обнаружили около 45 химических элементов, которые вышли с газами. Это больше 50 соединений углеводородных, вся тяжелая нефть и мазуты…

– Словом, – говорит Бембель, – наша Земля, расширяясь, постоянно пульсирует.

Штенгелов начал свои исследования в 70-е, но раньше него идеи плитников критиковал Глеб Удинцев. Его статья тоже есть в сборнике о расширении и пульсации Земли. Удинцев – самый опытный и старейший геолог России, занимающийся океанической геологией. Он стоял у руля Института океанологии. И когда увидел бредовину плитников – написал очень жесткую статью. По материалам своих изучений океанов Удинцев показал, что вся система рифтов состоит из тысяч, а Бембель считает – миллионов отдельных, локальных звеньев, даже не соединенных друг с другом. Я, говорит, своим студентам Бембель, так это объясняю. Видите Большую Медведицу? Есть семь звезд, их на картах неба соединяют в ковш. Но ведь линии ковша – наши фантазии, а на самом деле звезды сами по себе живут. Вот и в океанах все рифты словно звездочки Большой Медведицы. Между ними если не десятки, а то и сотни километров. Но плитникам надо было соединить рифты, чтобы получить непрерывную границу мифических плит. А если рифты не соединять на картах? Значит, и плиты не существуют, точно так же, как ковш Большой Медведицы. Изучать надо локальные рифты, точки выхода геосолитонов. И когда за это принялись – увидели, что эти точки разбросаны по всему Земному шару.

Нет, не вытанцовывается у плитников новая научная революция, которую пророчил один советский геофизик. Маята, да и только. И, похоже, идея начинает выветриваться из самых трезвых мозгов, о чем говорит недавний международный конгресс по дегазации Земли. Против железных фактов не попрешь… Теория Вегенера, согласно остроте отца современной геофизики Гарольда Джеффриса, «является объяснением, которое ничего не объясняет из того, что мы (геофизики) хотим объяснить». Объясняет гениальный Вернадский. Но читать его с карандашом в руках некогда? Не хотят? Причин тысячи, но факт остается фактом…

Желающих вникнуть в проблему детальнее, отсылаю к нашей с профессором Бембелем книжке «Как Земля с Вселенной говорит». Ее издание готовит Тюменский нефтегазовый университет.