Недавно наш президент выступил с инициативой: предложил обществу взять под контроль ЖКХ. Одновременно Владимир Путин заявил, что в этой сфере нужно «принимать системные решения, а не заниматься «латанием дыр»…

Президента понять можно. Ни один отопительный сезон в последние годы не проходит без серьезного ЧП. В декабре прошлого года в Туве из-за аварии в котельной был разморожен поселок Хову-Аксы – более 100 домов с тремя тысячами человек. В декабре без отопления остались три поселения Амурской области. В Кыштыме Челябинской области без центрального теплоснабжения замерзало около 14 тыс. человек… Перечислять можно бесконечно: в ЖКХ ежегодно случается около 20 тыс. аварий.

Людей, что называется, достали. Даже по опросу лояльного ВЦИОМ, в январе 2013 г. коммуналкой возмущались 54% опрошенных (год назад – 47%, а в январе 2009-го – 29%). Лишь десятая часть жителей крупных городов довольна этой сферой. Меньше тревоги вызывают даже невысокий жизненный уровень (46%), здравоохранение (43%) и коррупция (29%).

Детали общей картины удручают еще больше. По итогам анализа 164-х городов Российский союз инженеров выявил, что около в 11% домов нет водопровода, горячей воды – почти в пятой части, канализации – в 12%, центрального отопления – в 8%, а не газифицировано более 30% жилья. За 10 лет эти показатели практически не изменились.

Общий износ водопроводных и канализационных сетей превышает 65%. Ежегодно цифра увеличивается на 3%. Плановый ремонт покрывает 1,5% водопроводных и 0,4% канализационных труб. Не удивительно, что они рвутся на каждом пятом километре в течение года. За последнее десятилетие утечка воды, по официальным данным, выросла в полтора раза – с 15 до 21%, а в реальности – утекает 40%. По оценке Росстата, менять нужно 42% водопроводных и 39% сетей водоотведения.

Потери тепла в стране за 10 лет увеличились в полтора раза. Свыше половины основных фондов требуют замены, до 15% находятся в аварийном состоянии. Сети изношены, по разным оценкам, от 60 до 82%. Около трети надо менять сегодня же! Техногенные сбои увеличиваются из года в год на 20–30%. В том же Кыштыме, например, на центральной котельной новые агрегаты не успели подать тепло, как трубы буквально взорвались в разных местах города. При -26оС с крыш тек кипяток. Специалисты предрекают: скоро наша теплоэнергетика, особенно зимой, будет функционировать в чрезвычайном режиме, поскольку при 3,5–4 авариях в год на 1 км трассы их частота растет в геометрической прогрессии. Роковая черта на носу. Если динамика последних лет сохранится, говорят специалисты, все сети просто физически не станут подавать тепло и воду уже через 10–12 лет.

А еще есть газовое хозяйство. Из 17 тыс. км труб, подводящих газ к домам, которые введены в эксплуатацию после 2005 г., лишь 3 тыс. км на балансе газораспределяющих организаций. Половиной сетей владеют некие лица, о которых нет четкой информации. А ведь с газом шутки плохи: время от времени он взрывается. Халатная эксплуатация – главная причина аварийности. За последние шесть лет количество ЧП на распределительных газопроводах выросло в два раза (со смертельным исходом – в полтора раза). Регионы и муниципалитеты не хотят обновлять бесхозные коммуникации. Только расходы на ликвидацию коммунальных аварий сопоставимы с затратами на подготовку всего коммунального хозяйства страны к отопительному сезону.

Обновлять все это элементарно не на что. Госкорпорация «Фонд содействия реформированию ЖКХ» в 2013 г. обещает распределить между субъектами 1,16 млрд руб. в качестве бонусов «за эффективную реализацию региональных адресных программ и эффективность реформирования ЖКХ». Еще 15 млрд руб. выделит государство на ремонт сетей. После всего сказанного о ситуации формулировка про эффективность звучит пародийно, как и сама сумма. Ведь ЖКХ за год вытащит из кошельков потребителей 2,5 трлн руб.

Во времена своего президентства Дмитрий Медведев говорил: чтобы привести ЖКХ в нормативное состояние, нужно вложить 6 трлн руб., а в казне их нет. «Если ничего не делать, то через пять–семь лет наступит катастрофа», – утверждал он. Однако эксперты оценивают потребность одного водохозяйственного комплекса до 15 трлн руб.

Где брать такие инвестиции – никто не знает. Сами коммунальщики клянчат у государства и уповают на повышение тарифов. Однако с начала реформы, которая стартовала в 2007 г., тарифы подскочили на 117%, а накопленная инфляция за те же пять лет составила 63%. На ЖКХ люди тратят около 12% потребительских расходов. Но это – в среднем. А по регионам – от 3% в Чечне до 19% – в Московской области. За воду, например, жители миллионников платят 15 руб. за куб., а малых городов – 120 руб.

Куда же еще поднимать тарифы? Это чревато взрывами социального недовольства, что и показали события в челябинском Аргаяше. В феврале жители вместо привычных 1,5–2 тыс. рублей увидели в квитанциях, что только за тепло начислено по 8–9 (!) тысяч, хотя проблемы с нормальным отоплением стали хроническими. Около двух сотен человек вышли на улицу и, потрясая платежками, пошли к администрации.

Руководитель департамента исследований ТЭКа Института проблем естественных монополий Александр Григорьев отметил, что и в электроэнергетике последние 10–12 лет рост цен был колоссальным. Для промпроизводителей они уже достигли уровня США. По ценам для населения такого пока не случилось, но и тут мы приближаемся к Европе.

Ну, а что предлагают власти? В нескольких регионах затеян эксперимент: весь 2013 год отслеживать среднее потребление электричества на жителя, а потом по всей стране, невзирая на показания счетчиков, брать дополнительную плату с тех, кто расходует выше среднего. Еще втрое повышают налог на недвижимость… Еще на кошельки граждан перекладывают капремонт домов… Словом, не мытьем, так катанием повышают все те же тарифы!

После совещания, на котором президент Путин огласил тезисы, приведенные в начале статьи, несколько заявлений сделал вице-премьер Дмитрий Козак. Он пообещал, что к январю 2014 года появится закон, устанавливающий требования к услугам ЖКХ. Документ, дескать, обеспечит прозрачность и предсказуемость отрасли. Его в первом чтении уже приняла Госдума. Планируется повысить ответственность управляющих компаний за некачественные услуги, их владельцев можно будет дисквалифицировать. Поскольку жители с этим не справляются, необходимо им в помощь ввести госрегулирование. Примерно такое, как над банками.

Никто не станет утверждать, будто эти меры излишни. Владельцы управляющих компаний воруют десятки миллиардов. Но как обновлять все сети и прочие основные фонды отрасли? Про это власти страны молчат. Более того, они до сих пор не определились в главном – кто должен взвалить на себя основную ношу: государство или бизнес? Еще в 2003 г. курировавший в те годы ЖКХ вице-премьер Владимир Яковлев предлагал в качестве панацеи привлекать в коммуналку частный капитал. Эту идею до сих пор поддерживают либеральные эксперты и чиновники. Но частных инвестиций в отрасль как не было 10 лет, так и не предвидится. А вот за плохие услуги дерут с людей исправно. В упомянутом Аргаяше плата за мнимое тепло подскочила до 8–9 тысяч именно после того, как сети передали частнику, который заявил разъяренной толпе, что ничего не станет пересчитывать.

Похоже, власти просто не знают, что делать с ЖКХ. Отсюда и идея, чтобы отрасль контролировали общественники. Ничего не имею против, но как даже самые активные пенсионеры заставят правительство принимать «системные решения», а не латать дыры? Или чтобы те же региональные власти регулярно обновляли дырявые сети? Опять мы упираемся в политику!

Между тем все больше экспертов утверждают, что толковать коммунальную сферу как обычные рыночные услуги неверно в принципе. Во-первых, потому что обойтись без этого «товара» люди просто не могут, а во-вторых, его, как правило, производит монополист, да еще при согласии государства. Но власти эти доводы, похоже, не слышат, а частнику сверхприбыль застит глаза…

P. S. В январе в 10 раз выросли цены ЖКХ в Болгарии. И 20 февраля правительство ушло в отставку после того, как на улицы вышло около 100 тыс. человек.