Продолжение. Начало в №146.

– От глобальных верну тебя, Роберт, к локальным событиям. Ученые озаботились судьбой Гренландии: льды тают и могут затопить Англию. Вот что пишет «Российская газета» за 03.08.2012 года: «За последние 250-З00 лет уровень Мирового океана повышается со средней скоростью около одного миллиметра в год... Одной из причин … является таяние Гренландского ледяного щита. Площадь его составляет около 1,7 миллиона километров, что уступает лишь льдам Антарктики, причем на лед Гренландии приходится около 20 процентов от ежегодного повышения уровня моря.

В последние годы Гренландский ледяной щит тает быстрее... Согласно некоторым прогнозам, стоит щиту сократиться в высоту хотя бы на метр, и под водой окажутся не только Венеция и Санкт-Петербург, но и, например, Нью-Йорк».

Правда, у авторов этого прогноза есть оппоненты: в августовском номере журнала Science они демонстрируют более оптимистический взгляд, однако предупреждают: планета, мол, способна на саморегуляцию, однако силы ее на исходе. Что ты скажешь по поводу этих прогнозов?

Геология и климат

– Напомню, что в переводе с английского Гринланд – зеленая страна, – ответил Роберт Михайлович. – Когда ее открыли, там льда вообще не было, зелень и райские кущи. Великобритания затонет и без таяния гренландских льдов. В этом районе идет горячая дегазация. Англия – обломок северной части Европы. Между островом и Скандинавией часть континента уже провалилась – образовалось Северное море.

Есть цифра, что ежегодно вода покрывает около 30 кв. км побережья Ледовитого океана

– Океан расширяется, потому что относительно молод, по геологическим меркам, разумеется. Да еще все остальные океаны вливают в него невообразимые тысячи кубокилометров. Но больше всех – Атлантический. Этот гигантский «шланг» не сравнить с Беринговым проливом, который похож на игольное ушко. Индийский не участвует. Так что и здесь первейшую роль играют геологические процессы.

Пора детальнее поговорить о взаимосвязи климата и геологии

– Сегодня особенности климата связывают с широтой местности и углом падения солнечной радиации. Эта традиция идет со времен, когда господствовала концепция плоской Земли. Планета давным-давно признана круглой, а догмы живы. Однако факты – вещь упрямая.

Во-первых, круглогодичные измерения в 1960-х годах тепловой составляющей солнечной радиации на разных широтах по программе Международного геофизического года выявили парадокс: дольше всех светит Солнце над Восточной Антарктидой. Весь полярный день стоит устойчивый антициклон, поэтому здесь самая прозрачная атмосфера над Землей. Вроде, должно быть тепло, однако и в эти периоды там трещат жуткие морозы.

Во-вторых, зарегистрированы значительные изменения температур (свыше 30°С) на одних и тех же локальных участках местности в течение нескольких десятков часов.

В-третьих, среднемесячная температура января на Северном полюсе на 28-30°С выше, чем в июле на Южном.

Можно перечислять и дальше, однако ясно, что современная концепция несостоятельна. Дело в том, что на кухне климата орудуют как минимум два «повара»: Земля, а точнее – ее геология, и Солнце. Возьмем криосферу. Орбита Земли находится в той части термосферы Солнца, где температура еще очень высокая и крайне неблагоприятная для биосферы: в среднем +20000С. А при вспышках на Солнце подскакивает и до +3000о. Понятно, что криосфера – самоорганизованный механизм. Толщина её верхней части на экваторе в 1,5-2 раза больше, чем на полюсах, а в среднем около 100 км.

В умеренных и экваториальных широтах криосфера двухслойная, на высоте около 50 км прослоена положительной температурой. К полюсам этот слой тоньше, и, постепенно становясь однослойной, криосфера проникает в верхнюю часть литосферы, формирует в ней мерзлоту. Однако она не такая уж вечная, как принято считать. При больших изменениях толщины криосферы участки мерзлоты как возникают, так и исчезают.

Еще один фактор – гравитация. К её изменениям весьма чувствительны и нижняя граница криосферы, и геоид (поверхность моря). Гравитация повышается – криосфера опускается, гравитация уменьшается – криосфера поднимается. Поскольку земная ось наклонена к плоскости эклиптики (она проходит через орбиту Земли), гравитация сезонно меняется, особенно в высоких и умеренных широтах. Вслед за этим криосфера зимой опускается, а летом поднимается. Вот так Солнце действительно влияет на температуру поверхности Земли: меняя гравитацию, а не свою радиацию.

Ну а почему климат Арктики и Антарктики различается столь резко?

– В Антарктиде гравитация Земли максимальна. И поэтому верхняя криосфера круглый год опущена ниже поверхности литосферы. Даже летом, когда материк получает самую большую на планете солнечную радиацию, криосфера не покидает земную поверхность. А зимой, когда гравитация усиливается, на поверхность Земли спускается верхний слой криосферы с самыми низкими температурами. Вот почему морозы здесь, по последним данным, достигают минимума -92°С.

В Арктике же гравитация настолько меньше, что даже уровень геоида приплюснут на 55 метров. И криосфера зимой опускается куда как меньше. Вот и морозы там слабее почти на 30°С. Ну а колебания криосферы устраивают оттепели зимой и заморозки летом.

Какая же связь между непоседливостью криосферы и геологией Земли?

– Всё та же геосолитонная дегазация нашей планеты. Этот механизм создает нижний слой криосферы, опуская температуру на высоте 10-15 километров в умеренных широтах до -56°С. Как? Сказывается положительный (дроссельный) эффект Джоуля-Томсона (ЭДТ), о котором мы говорили в прошлый раз. Давление в спокойной атмосфере снижается снизу вверх, увлекая за собой воздух, который одновременно расширяется и охлаждается. Энергию, питающую этот «кондиционер», из центра Земли доставляют геосолитоны.

Другой важный элемент, определяющий погоду и климат, – высота над уровнем моря. Горы, даже на экваторе, приближаясь к нижней границе криосферы, определяют холодный климат высокогорья. Самое большое расстояние (5-6 км) от Земли до нижней границы криосферы отмечено как раз на экваторе.

Вроде бы кондиционер хорошо известен современному человеку. Напомню три его главные функции. Физико-химический процесс вырабатывает холод – назовем его криогенным механизмом. Логическое устройство – реле – чередует охлаждение и нагревание. И наконец – источник энергии. По наивности считают, будто энергия нужна только для нагревания, а похолодания вызваны только дефицитом энергии. Эта ошибка – в основе почти всех «теорий» оледенения Земли. В природе, как и в быту, тоже есть свои нагреватели и холодильники.

Дело в том, продолжал профессор Бембель, что биосфера Земли существует в узком промежутке между горячими сферами. Снизу «поджаривает» фронт водородной дегазации, а сверху – солнечный ветер со своими +2000°С, а то и все + 3000о.

Большинство исследований палеоклимата обнаружили также ритмичность климата Земли, обсуждая, однако, исключительно глобальные и астрономические концепции. Мы предлагаем принципиально иную трактовку этих же материалов. Ведь на всех графиках изменений климата ( от 100 лет до 1 млн) в Европе, Тихом, Индийском океанах, Карибском море четко видны всё те же ритмичность и локальность. Совпадение с медицинскими кардиограммами, очевидно, не случайное. Вероятно, были, есть и будут локальные температурные вариации, как следствие работы на планете неких механизмов. Например, данные И.Н. Яницкого по наиболее частым циклонам и антициклонам точно совпадают с аномалиями геофизических полей. Это однозначно свидетельствует в пользу геосолитонной природы погоды, поскольку именно в этих районах зафиксированы каналы дегазации Земли.

Но самый мощный и обширный «канал» дегазации – вся атмосфера вместе с верхними слоями коры и гидросферы. В. И. Вернадский писал, что образование атмосферы связано с всемирным тяготением, регулирующим скорость отлета газов в космос. К скорости присоединяются локальные силы тяжести. Они ускоряют или замедляют дегазацию. Так «включаются» и «выключаются» циклоны-антициклоны, похолодания – потепления, наводнения- засухи и т. д.

Но кроме дроссельного кондиционера, у нашей планеты есть еще два мощных охлаждающих «устройства»: магнитное и ионосферное.

Об этом в следующий раз.