СУБЪЕКТИВНО

Недавно президент Путин заявил, что «пик проблем у нас пройден и, я надеюсь, что мы постепенно начнём восстанавливаться». И вот на прошлой неделе советник главы государства Максим Орешкин, экс-министр МЭР, радостно объявил, что Россия к концу года войдёт в пятерку ведущих экономик мира, вытеснив Германию. Вот тебе и разрушительная пандемия! Однако, пристально вглядевшись, понимаешь, что радоваться особо нечему.

Всё дело в игре цифр. Вопервых, по данным Росстата, за полугодие наша экономика упала меньше (чуть не втрое), чем немецкая. В отличие от России, немцы не жалели денег на поддержку людей. Во-вторых, в отличие от ФРГ, у нас доля малого и среднего бизнеса мизерна, а он и у немцев пострадал основательно. Словом, не было бы счастья, да вроде бы пандемия помогла, хотя новый указ президента Путина не ставил такой цели – к 2030 г. попасть в заветную пятерку экономик мира.

Однако в сообщении советника президента прячется деталь, которую вряд ли заметит рядовой россиянин: в заветную пятерку Россия якобы въедет на коне под названием ППС – паритет покупательной способности. Особенность показателя в том, что считается он по внутренним ценам. А это значит, что житель страны третьего мира может на свою зарплату купить такие же товары, как, к примеру, американец. И по ППС Китай, например, уже обогнал США, а Россия – Англию и Францию. А вы, поди, считая свои гроши, не догадывались, что экономику можно измерять и попугаями?

Но в Европе, а также в Америке считают по старинке в ВВП да еще в долларах. Тогда картина вытанцовывается иная: ВВП США – $21,5 трлн, ЕС – $18 трлн, Китая – $14 трлн. А России с её ВВП в $1,6 трлн Германия, у которой ВВП почти $4 трлн, совсем не по зубам. Мы удовольствуемся лишь 11-м местом.

Но господин Орешкин очень старался угодить шефу и сослался на вроде бы авторитетный источник – Международный валютный фонд. Однако эксперты не поленились заглянуть в последний, июньский, прогноз МВФ (Бюллетень «Перспективы развития мировой экономики») и ничего похожего на восшествие России на 5-е место в мире не нашли. Напротив, прогноз предсказывает падение российского ВВП по итогам 2020 года на 6,6% и восстановительный рост в следующем году на 4,1%. А для Германии обещает сокращение экономики на 7,8% и восстановительный рост на 5,4%.

У наших экспертов взгляд в будущее мрачнее.

– Главный итог второго квартала – падение экономики на 10– 12%, – говорит Алексей Ведев, директор Центра структурных исследований Института Гайдара. – Это мои расчеты, они могут не совпадать с другими… Правительство своевременно и достаточно профессионально подготовило план восстановления экономики. Но, думаю, было бы лучше этот план разделить: первая часть – ликвидация последствий кризиса, а вторая – выход на траекторию устойчивого роста. Это разные задачи...

По прогнозам Ведева, в этом году наш ВВП упадет на 6-7%. В следующем и в 22-м можно ожидать незначительный рост. На уровень 2019 г. сможем выйти в середине 2023 г. «Нас ждёт «вязкий» кризис, из которого быстро выбраться не удастся», – говорит эксперт. А значит новость господина Орешкина, даже без учета искаженного подлинника, имеет все признаки фейка.

Однако куда больше, нежели статистические фокусы, меня огорчили результаты проверки Счетной палатой деятельности Росимущества за 2017–2019 годы. Это просто бомба: государство в этом зеркале выглядит Машей-растеряшей! Судите сами. Доля государства в экономике растёт не по дням, а чуть ли не по часам, но чиновники, вооруженные цифровыми технологиями, в полном неведении, кем, а главное – как это имущество управляется. Аудиторы выяснили, что, хотя чиновники сетуют на большую долю малого и среднего бизнеса в «тени», оказалось, что более 90% государственных акционерных обществ уползли в серую зону, «деятельность их никак не анализируется и почти никак не контролируется». Отчет меня просто поразил. Так, не известно точное число госкомпаний: в Росстате числится 1059 государственных АО и 760 ФГУПов, а в Росимуществе – только 34 АО и 134 ФГУПа. Куда делись остальные? Такими данными вроде бы располагают три ведомства – Росимущество, Росстат и ФНС России, но цифры у всех разные. В частности, Росимущество не указывает так называемые ФГУПы без ведомственной принадлежности. Но там, где она определена, ситуация еще хуже, потому что многие унитарные предприятия закрепляются за ведомствами, которые не соответствуют их специфике. Например, Минобрнауки курирует 166 ФГУПов, из которых 114 занимаются производством сельхозпродукции. Каким боком связаны две деятельности – одному богу известно. «Таким образом, на сегодняшний день нет единых принципов отнесения организаций к ведению профильных органов власти», – пишут аудиторы СП. Получается, что госАО с ФГУПами гуляют сами по себе, как кошки.

Вот совершенно убийственная история. В Рослесхозе числится 1,145 млн га лесов, а у государства «нет достоверных сведений» о состоянии лесного фонда на 967 млн га. Это, на минуточку, 84% фонда! Территорию Бразилии умудрились потерять чиновники! «Для актуализации сведений о лесах в полном объеме потребуется от 14,5 млрд руб. при выполнении работ дешифровочным способом (15 руб. за га в среднем) – до 83,2 млрд при выполнении работ глазомерным способом (86 руб. в среднем)», – оценивают аудиторы.

До сих пор говорилось об исчезновении компаний в штуках. Но есть ведь измерение в деньгах. Здесь еще хлеще. В бюджетной отчетности на 1 января 2020 г. числились активы государства (недвижимость, земельные участки, движимое имущество) на 9,346 трлн руб. а в реестре федерального имущества (РФИ) – только на 2,652 трлн. Разница в 6,727 трлн руб. ($90 млрд) сопоставима с ликвидной частью Фонда национального благосостояния (ФНБ) – $110 млрд., пишут аудиторы СП. Напомню, как насмерть стояли власти с Минфином в авангарде, под разными предлогами отказываясь выделить побольше денег из ФНБ впадающим в нищету людям во время пандемии. А вот фактически пустить по ветру сумму, почти равную ФНБ – с превеликой безалаберностью и полной безнаказанностью. Теперь, как и всегда, семь шкур спустят с ничего не подозревающих россиян.

Я писал уже, что в казне большая и растущая дыра, дабы заткнуть её, Минфин безжалостно режет расходы и дерет с умирающего бизнеса налоги. А из базы налогоплательщиков ФНС по неизвестной причине исчезло более 600 крупных предприятий. Напомню: недавнее назначение главы ФНС Михаила Мишустина премьером страны власти связывали с тем, что ему удалось чуть не идеально выстроить работу этого ведомства. Но судя по данным проверки СП, до идеала и там далеко… Больше того, у правительства нет понятия о финансовых результатах подавляющего большинства госкомпаний: Минэкономразвития отчитывается лишь об 1% государственных АО. «Отдельные объекты исчезают из собственности при неустановленных обстоятельствах», – пишут аудиторы. Ау, объекты, откликнитесь! В ответ – молчание…

Вот еще деньги, которые могли бы предотвратить дефицит бюджета и урезание его расходов, да еще в кризис. «Вопросы дивидендной политики не урегулированы», – пишут аудиторы. За скупой вроде бы фразой опять кроется хаос: 97% дивидендов перечислили своему главному акционеру – государству лишь 20 АО – 2% от общего числа! Причем более 500 компаний в 2017–2019 годах в бюджет не дали ни копейки! А долги по прибыли ФГУПов за 3 года выросли в 3,7 раза – до 718,2 млн руб.

Доминирование в экономике госкомпаний, доля которых по данным ФАС превышает 70%, мешает развитию новых рынков, снижает конкуренцию, прокомментировал директор по экономической политике НИУ ВШЭ Юрий Симачев: «Чрезмерное и грубое участие государства в экономике может порождать, в свою очередь, уже провалы государства: коррупцию, конъюнктурность решений, замещение частных средств государственными». Быстро снизить участие государства в экономике невозможно из-за масштабов госсектора, но повышать эффективность работы таких предприятий необходимо, подчеркивает эксперт.

Не секрет, что власть предпочитает ручное управление с помощью вертикали, фактически отвергая свободную конкуренцию. Как ни странно, в стране реализуется Национальный план развития конкуренции на 2018–2020 годы, утвержденный указом президента. Якобы реализуется… Об этом в конце августа на заседании правительства докладывал глава ФАС Игорь Артемьев. Не выполнено около 40% мероприятий. «У нас остается всего несколько месяцев до конца этого года для того, чтобы это реализовать», – сообщил глава ФАС. Ну, а коли так, вот монополии и резвятся на просторе, безбожно завышая цены на свои услуги. По данным Алексея Малоземова, директора Центра мониторинга и контроля за ценообразованием, за один и тот же период средние потребительские цены и средние в промышленности увеличились в 2,4 раза, а оптовая цена на газ поднялась в 3,7 раза, средний тариф на транспорт газа – в 3,5 раза, средняя конечная цена на электроэнергию – в 3 раза, а сетевой тариф увеличился почти в 4 раза. Расплачивается не только бизнес, но и мы с вами, покупая товары и услуги.

Не думайте, что АО с госучастием бедствуют – отнюдь! Они – а это более 90% всех крупнейших: Роснефть, Газпром, РЖД, Транснефть, Аэрофлот, Ростелеком, «ФСК ЕЭС», Алроса, РусГидро, Роснефтегаз – эти монстры заработали в 2017 г. 13,8 трлн руб., а в 2018 г. – 16,4 трлн. Сравните: расходная часть федерального бюджета в 2017 г. равнялась 16,3 трлн, а в 2018 г. – 16,7 трлн руб. Суммы, как видите, сопоставимые. И вот вопрос: получи казна хотя бы часть денег, которая ей причитается по закону, упали бы доходы россиян за время пандемии на 8%? Конечно, я беру идеальный вариант, когда власть действительно вспомнила бы и позаботилась о людях. Но хотя бы теоретически был шанс им помочь. Увы…

Между тем себя, любимых, топы этих величавых монстров не обидели. Их вознаграждения не зависят от результатов деятельности компаний и, как выяснили всё те же аудиторы, в десятки раз превышают среднюю зарплату остальных сотрудников. Замечу, Роснефть и Роснефтегаз возглавляет Игорь Сечин, который еще с питерских времен на короткой ноге с Владимиром Путиным. А Роснефтегаз, эта странная прокладка между нефтегазовыми компаниями и государством, держит у себя на счетах сотни миллиардов рублей, по сути, как и треть бюджета, даже нашему декоративному парламенту неподотчетных. Держит на всякий случай, как и деньги ФНБ.

Картина авторитарного государства, описанная СП, не нова. И ждать, что всё кардинально переменится к лучшему после магического свистка рака на горе бессмысленно. Россия не первая и не последняя. Подобный период после 1400 г. пережил Китай. Чем это было вызвано – в следующий раз.

Игорь ОГНЕВ /фото из открытых источников/