СУБЪЕКТИВНО

Итак, мы выяснили, что бюджет страны, а значит и все россияне подсаживаются на скудную диету: нефть и газ, худобедно кормившие страну, сменили милость на гнев. Прибыль от продажи этих ископаемых тает на глазах, а Газпром, «наше всё», и нефтяные компании из достояния России превращаются в торбу с долгами. Это – сегодня. А завтра?

Завтра будет еще хуже. В июле еврокомиссар по энергетике Кадри Симсон, отвечая журналистам на вопросы о судьбе трубопровода «Северный поток-2», заявила: «Евросоюз намерен полностью отказаться от ископаемых источников топлива, таких, как нефть и газ. Цель – к 2050 году стать климатически нейтральным». Госпожа Симсон добавила: все поставщики Евросоюза «должны иметь это в виду».

Свежайшая информация: в 1-м полугодии ЕС купила у Газпрома на 18% меньше, хотя спрос упал изза коронавируса и теплой зимы только на 6,5%. Когда-то доля России была 50%, а теперь скатилась до 28%. Это падение не восполнит ни Китай, ни тем более Турция. Она в июне купила в 1127 (!) раз меньше, чем в январе. Но зато сырьевые корпорации за полугодие в 1,5 раза увеличили вывоз капитала из России. Что ждёт страну? А вот что. Окончательно идет на слом примитивная модель, существующая с 1970-х, когда углеводороды экспортировали, а на валюту покупали все, что страна не производила. И не только ширпотреб, но и высокие технологии.

Ну, скажет иной читатель, это когда еще будет? Увы… Ход времени ускоряется не по дням и даже не по часам. В первом полугодии 2020 г. ветер и солнце дали миру 10% электроэнергии. Вроде бы мизер. Но в сравнении с тем же периодом прошлого года это на 14% больше. Причем за угольными станциями хоть и осталась треть электроэнергии, но она тоже ужалась на 8,3%.

Иная картина в Европе. Если с 2009 г. переходили к ВИЭ добровольно, то теперь есть решения Еврокомиссии. В целом по ЕС доля ВИЭ в энергобалансе вырастет с 32 процентов до 60.

Из 27 стран 11 достигли контрольных цифр гораздо раньше срока. Лидирует Дания: ВИЭ дают половину энергии. Германия недалека от этой цели: за январь – май 2020 г. ВИЭ выработали 56% всей электроэнергии страны: 32,7% дала ветроэнергетика, еще 9,9% – солнечная.

Европа зеленеет не с нуля. Посмотрим только один сектор – наступление электромобилей. Уже сегодня там 140 тыс. публичных электрозаправок, способных заряжать более чем 200 млн машин. Евросоюз в прошлом году планировал увеличить число заправок до 1 млн к 2025 году, а сегодня говорят уже о двух миллионах.

Вот лишь несколько примеров. Правительство Германии в сентябре прошлого года согласовало «Ключевые моменты для программы защиты климата – 2030»: к этой дате иметь до 1 млн электрозаправок, а 65% потребления электроэнергии должно покрываться возобновляемыми источниками.

Страны ЕС действуют кнутом и пряником. С одной стороны, утвержденный правительством ФРГ 3 июня «Пакет мер экономического стимулирования» предусматривает зарядку электромобилей на всех заправочных станциях. Дотация при покупке электромобиля стоимостью меньше 40 тыс. евро составляет до 6 тыс. евро. Великобритания также намерена ввести дотации в 6 тыс. фунтов стерлингов при утилизации автомобиля с двигателем внутреннего сгорания (ДВС) и покупке электромобиля. С другой стороны, Австрия, первая из стран «старой Европы», ввела углеродный налог на выбросы СО2 автомобилями по ставке от 1% до 2% стоимости автомобиля – в зависимости от размера выброса, что ухудшает экономику пользования привычным нам автомобилем с ДВС. Вполне вероятно, пример Австрии подхватят и другие европейские страны: в последние месяцы активно – на уровне национальных правительств – обсуждается введение углеродного налога на импорт.

– Переход мирового автопарка на электромобили может произойти скачком, – говорит Максим Авербух, директор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка. И так же обвально, за несколько лет, рухнет спрос на нефть, поскольку в мировом потреблении нефти доля автотранспорта составляет 44%.

Для импортеров топлива это очень выгодный сценарий. Если весь европейский автопарк, третий в мире, перевести на электродвигатели, то ЕС сэкономит на импорте нефти и нефтепродуктов более $170 млрд в год, а за 10 лет – около $2 трлн. Можно было бы инвестировать эти деньги в электромобилизацию и даже выгодно дотировать покупку электромобилей. Что, как вы читали, уже и происходит.

Есть и политическая выгода: снизится зависимость Евросоюза от стран-экспортеров нефти: России и ОПЕК.

Но у России, в отличие от ЕС, нет 30 лет – спрос на углеводороды в ЕС критически упадет через 15, максимум через 20 лет, считают эксперты. И для этого есть все основания. Дело ведь не только в готовности инфраструктуры – нужны еще и электромобили. Так вот, в 2025 г. все крупнейшие автопроизводители Евросоюза (Renault-Nissan, Volkswagen и Peugeot) будут выпускать линейку электромобилей, полностью дублирующую все авто с ДВС. При этом Renault-Nissan и Volkswagen объявили, что после 2026 года новые поколения автомобилей с ДВС не будут производиться вовсе.

Многие европейские страны уже ввели запрет на продажу новых автомобилей с ДВС: Норвегия (с 2025 г.), Нидерланды, Дания, Швеция, Исландия, Ирландия, Словения (с 2030 г.). С 2032 г. ДВС запретят в Шотландии, на 2035-й год приблизила аналогичный запрет Великобритания, а Франция объявила о таком намерении с 2040 года.

Как заявил гендиректор Volkswagen Герберт Дисс, новые ужесточения по выбросам СО2 означают, что к 2030 году свыше 40% продаваемых компанией автомобилей в Европе должны быть электрическими. Словом, вот она, полноценная программа перевода автопарка ЕС на электродвигатель между 2025 и 2035 годами.

Причем к ней готовы все крупнейшие автопроизводители Европы. Дело в том, что компаниям невыгодно поддерживать в рабочем состоянии два дублирующих производства, тем более когда одно – «уходящая натура». И поэтому выпуск автомобилей с ДВС будет прекращен на несколько лет раньше, прежде чем перед авто с ДВС опустится шлагбаум.

За Европой вынужденно побежит «большая тройка» автопроизводителей США, иначе они потеряют европейский рынок.

Но, кроме решительно настроенного Запада, есть еще и Восток. Китай к 2025 году планирует увеличить продажи электромобилей до четверти общего выпуска, а к 2035 году доля продаж транспорта с электродвигателем должна вырасти до 60%. Госкорпорация КНР в рамках программы быстро развивает сети электрозаправок по стране. В начале 2019 г. было 330 тыс. точек на 70 тыс. зарядных станциях – более 800 тыс. точек в целом. Это самая высокая в мире – несмотря на размеры страны – плотность электрозаправок: на каждые 100 километров дорог с твердым покрытием 3,5 условной точки для зарядки авто. В планах довести к 2025 г. общее количество точек электрозаправки, частных и публичных, до 3 млн. Это позволит обслуживать 200 млн электромобилей. Южная Корея намерена запретить с 2035 г. регистрацию автомобилей с ДВС. Япония в 2018 г. утвердила доктрину отказа от ДВС с переходом на водородный двигатель.

Один этот сегмент основательно меняет структуру всей экономики. Потребуется создать миллионы рабочих мест, чтобы выпускать весь спектр продукции: от запчастей к станциям зарядки электромобилей до аккумуляторов и солнечных панелей.

Однако на этом фоне идёт полемика экспертов. Во-первых, «зеленеющие» страны исходят из ложной концепции влияния человека на климат. Да, жителям городов, особенно мегаполисов, станет легче дышать, если по улицам будут ездить электромобили, не портящие воздух вонючими и вредными выхлопами. Это бесспорно. Но если в атмосферу улетает около 90% попутных нефтяных газов месторождений без мерзлотных и плотных глинистых покрышек, то выхлопы авто с ДВС – это безобидный чих во всех воплях о причинах глобального потепления. Я не раз писал, что пресловутый парниковый эффект 200 лет назад родился в мозгах французского математика и физика Фурье, и его доводы в пух и прах развеяла эфир-геосолитонная концепция тюменского профессора Роберта Бембеля. Да, сегодня её официально не признают, но придет время, когда автору, я уверен, присудят Нобелевскую премию, которую недавно получила норвежская школьница Грета Тунберг, ошеломив членов Нобелевского комитета не железными научными фактами и логикой, а яркими эмоциями. Правда, ни я, ни, к сожалению, профессор Бембель, разменявший девятый десяток (дай бог ему еще многих лет!) до этого момента не доживем, но истина восторжествует.

Экология – не одна «кочка» преткновения. Например, Андрей Ионин, член-корр. Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, считает, что перспективы массового перехода на электромобили преувеличены: «За это говорит школьная физика: для быстрой, за минуты, зарядки аккумуляторов даже легковых машин нужны установки невероятной мощности, под мегаватт. Непонятно, за чей счет и как быстро предстоит перестроить энергосистемы десятков мировых мегаполисов и десятков тысяч городов поменьше.

Ученый пытается разочаровать многих читателей: электромобили, дескать, не такие уж экологичные, если учитывать не только дороги, по которым они ездят, а системно оценивать полный жизненный цикл и все риски эксплуатации. Похожая ситуация, говорит Ионин, например, давно сложилась с атомными электростанциями.

Однако словно в ответ на аргументы Ионина, Bloomberg, безотносительно к этому, недавно напечатал подробную статью о том, что совместно с китайской компанией AmperexTechnologyLtd (CATL) инженерам «Теслы» Илона Маска удалось создать аккумуляторы, экономно расходующие электроэнергию. А также – технологию долгой возобновляемой подзарядки. Пусть даже не в следующем году начнут массово выпускать автомобили с такими аккумуляторами, однако рано или поздно люди убедятся, что это не фейк, что электромобили Теслы и вправду проезжают обещанные километры без дополнительного обслуживания. И тогда углеводородные рынки посыпятся еще быстрее.

Более того, в Японии доказали, что даже широкое использование электромобилей не увеличивает, а, напротив, экономит электроэнергию. Аргументы такие: аккумуляторы имеют мощность 50–100 квт/час. Полной зарядки хватает на 300–600 км. Однако редкая машина проезжает столько за день. Аккумуляторы подзаряжают ночью по дешевому тарифу, а с утра они отдают половину обратно в сеть, но уже – по тарифу дорогому. Это выгодно энергетикам: нет нужды строить новые электростанции.

А что – Россия? В рейтинге готовности использовать электромобили аудиторско-консалтинговой компании КПМГ– Россия на 23-м месте из 25. Как наши власти, теряя углеводородную ренту, намерены – а главное. способны ли – реагировать на кардинальные перемены в мире – в следующий раз.

Игорь ОГНЕВ /фото из открытых источников/