СУБЪЕКТИВНО 

И ПРОЧИХ НЕЧИСТЕЙ, ИЗБЕЖАВШИХ ГИЛЬОТИНЫ

Под занавес года не хочется кормить читателя абстрактными цифрами. Как говорится, лучше раз увидеть, а в нашем случае – прочесть понятный текст. И я выбрал несколько историй, разумеется, не оптимистичных – с этим в России не разбежишься, – но забавных. Конечно, про нашу изобретательную бюрократию. 

В январе премьер Медведев на Гайдаровском форуме красочно обрисовал лишь одну причину, по которой доля малого и среднего бизнеса втрое меньше, чем в нормальных странах – «необоснованно завышенное» число требований. «Только установленных нормативных актов более 9 тысяч, – говорил премьер. – Многие создавались еще в советские времена... Некоторые выглядят просто забавно, если бы они не содержали ограничивающий потенциал, не создавали риски». И г-н Медведев рассказал для примера о требованиях приготовления омлета в общепите. 

– Дословно звучит таким образом: смесь яйца с другими компонентами выливают на смазанный жиром противень или порционную сковороду слоем 2,5-3 сантиметра, ставят в жарочный шкаф с температурой 180–200 градусов на 8–10 минут. Иначе жарить нельзя, пометьте себе, если кто- нибудь планирует заняться этим видом деятельности. 

«Если мы хотим решить задачу экономического рывка, – заключил глава правительства, – мы должны снизить нагрузку на предпринимателей, пересмотреть систему требований... с помощью механизма так называемой регуляторной гильотины… В соответствии с таким механизмом к 1 февраля 2020 года можно было бы пересмотреть все эти требования с точки зрения современных реалий». 

Не прошло и 9 месяцев с момента откровений г-на Медведева, как он отменил более 20 тыс. подобных актов СССР и РСФСР. До назначенного премьером «часа Х» – 1 февраля – остается чуть больше месяца. Про эффективную работу гильотины я больше ничего не слышал, а судя по рассказам бизнесменов, заподозрил, что этот инструмент отправили если не в утиль, то на длительную настройку. 

Может, читатель помнит, что официально доля малого и среднего бизнеса в экономике около 20%, а по исследованиям независимых экспертов вдвое меньше. Почему? Вот несколько удивительных сюжетов. 

Итак, история первая. Одна нижегородская компания импортирует японские подшипники – дорогую и качественную продукцию. Но очередную партию вдруг остановили на таможне. Оказывается, служивым пришло в голову выяснить страну происхождения товара, потому что бизнесмены могли не заплатить какие-то антидемпинговые пошлины. Хотя в документах было написано «Япония», таможне, видимо, этого показалось мало. 

Но самое интересное – методика проверки. Страну-экспортера таможня искала по пыльце в подшипниках! Более того, в ходе этого таинственного процесса подшипники погружали в дистиллированную воду. Они, конечно, заржавели, компания понесла ущерб в 400 тысяч рублей, не говоря уже о том, что товар продержали два месяца. 

Предприниматели запросили у таможенного эксперта, какими научными источниками он пользовался. Глубина ответа потрясла. Указаны «Википедия», два портала: какой-то туристический и с научными статьями для школьников, а также восемь книг, выпущенных с 1964-го по 1983-й годы. Причем в нескольких описывалась география растений СССР. 

Компания подала жалобу в прокуратуру, но вовсе не факт, что надзорный орган встанет на сторону бизнеса. Таможня ведь на то и таможня, чтобы проверять иностранные товары. Но всё-таки: определили таможенники по пыльце страну изготовления подшипников? Увы, пыльца в них не водится… 

История вторая – екатеринбургского предпринимателя Дениса Гончарова. Он поставляет оборудование для горнорудных работ с применением рентгена. Однажды пришел заказ из Китая. Гончаров отправил, но таможня товар остановила и попросила доказать, что оборудование не является шпионской техникой. На казенном языке – техникой для негласного наблюдения. Когда Гончаров обратился к таможне за разъяснениями, ему предъявили распоряжение правительства, что предприниматель в соответствии со списком «Специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» обязан затребовать документы от уполномоченного федерального органа исполнительной власти, подтверждающие не принадлежность товара к специальным техническим средствам для негласного получения информации». Когда Гончаров спросил, куда ему обратиться, таможня ответила: мы не знаем, сами разбирайтесь. Но один адрес всё-таки подсказали: ФСБ. 

– Такой длинный путь я прошел, что просто невозможно описать, – говорит Гончаров. – Очень сложно экспортировать товар, особенно если в нем имеются какие-то средства высоких технологий. Любую можно отнести либо к военному назначению, либо к средствам получения негласной информации. 

После всех перипетий со сбором документов Гончаров бросил их в почтовый ящик местной службы безопасности. Через неделю пришел ответ, что его оборудование не является техникой для негласного наблюдения. С бумагой он снова пришел к таможенникам: «Когда я показал экспертизу, то прочитал на их лицах удивление: как же я её раздобыл? Мне просто повезло. Но желание поставлять на экспорт отбило полностью, потому что это реально 50/50. Чиновник выдаст мне экспертизу или не выдаст? Если не выдаст, я банкрот». 

Несут ли проверяющие ответственность за то, что бизнес из-за их выкрутасов получает убытки? Тоже нет, у них задача одна: проверять. Изменит ли их психологию гильотинная реформа? 

История третья. Кубанский фермер Иван решил привезти из Испании саженцы хурмы. Они не подпадают под эмбарго, но товар остановили – да, на таможне. Выяснилось, что завозить в Россию испанские саженцы хурмы можно, но только российских сортов. Откуда в Испании российская хурма? На этот вопрос Россельхознадзор не отвечает: «Решение о возможности ввоза посадочного материала в Российскую Федерацию принимается на основании результатов предварительной проверки. Кроме того, ввоз в Россию семенного и посадочного материала допускается при условии, что ввозимые сорта включены в Государственный реестр селекционных достижений». И весь сказ. 

История четвертая. Бизнесмен Вадим Маркелов (компания производит спортивный инвентарь) долго добивался ценного экспортного контракта и, наконец, отправил в Великобританию партию штанг общим весом 40 тонн. Не пропустила таможня. Штанги лежали на деревянных поддонах, чтобы можно было использовать автопогрузчик. Поддоны и не понравились. «Ночью правило Россельхознадзора вышло очередное, – рассказывает предприниматель, – всё проверять на синие бактерии какие-то». Это делает только один институт в Москве. Предпринимателю сказали: контейнеры запаковать в пленку, отвезти в Москву, заключить с институтом договор. Они под микроскопом посмотрят. Потом нам заплатите деньги. Мы еще раз посмотрим визуально и потом уже решим. «Вы как бактерию увидите? – полюбопытствовал Маркелов. – У вас же нет...». И услышал: «Не надо умничать, делайте, как вам сказали». 

Маркелов связался с англичанами. Они знать ничего не знают о синих бактериях, а поддоны вообще сразу сдают в утиль. Но Россельхознадзор напомнил, что Россия, как и Великобритания, входит в Конвенцию по карантину и защите растений, поэтому ради интересов иностранного королевства в России обязаны проверить поддоны. 

В итоге забота о Великобритании встала бизнесмену в сотни тысяч евро, которые он потратил на контракт с московским институтом. 

Игорь Юргенс, президент Всероссийского союза страховщиков, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей не ждёт от гильотины никаких изменений: «Об этом говорится 18 лет, с момента прибытия на пост президента Владимира Путина. Действительно, поначалу так называемые реформы Грефа и других коллег впечатляли, затем началось огосударствление многих секторов под воздействием целого ряда обстоятельств. Каждый год на различных форумах говорится о регулятивной нагрузке, которую уже просто невозможно выдерживать, но при этом ничего не происходит. Постоянно идёт снижение одних нагрузок, улучшение других регулятивных практик, но это пока косметика». 

Опрос радио Business FM выявил скепсис бизнесменов. Ресторатор, владелец сети ресторанов «Мясо & Рыба», директор агентства «РестКонсалт» Сергей Миронов отмечает коррупцию контрольно-надзорных органов: «Девять тысяч этих актов – только верхушка айсберга. Общее количество норм, давящих на бизнесмена, который работает в общепите, два миллиона. Зачастую они просто противоречат друг другу. Поверьте, омлет – мелочь. Сегодня практически любой ресторан можно закрыть даже потому, что, допустим, температура воды из крана не соответствует норме. Проверяющий на свое усмотрение может закрыть на это глаза, а может и не закрыть. Вот вам огромная возможность для коррупции». 

Председатель совета директоров группы компаний «Обухов» Дмитрий Амелин: «Я больше чем уверен, что все на разговорах и останется. Нужно, чтобы Владимир Владимирович открыл какой-нибудь свой бизнес, а дядя Дима – магазинчик. Когда они поработают годик-другой, можно ждать конкретных изменений». 

Глава «НДВ Групп» Александр Хрусталев: «Самая главная и опасная вещь для бизнеса — постоянно меняющиеся правила. Об этом много говорится, но ничего не делается. Пока ставлю 70%, что ничего не изменится. Пока наше правительство, при всем уважении, непоследовательно, бизнес не разгрузят. Вместо этого повысился НДС. Вот что делает государство. Пускай ищут преступников, а не бизнес кошмарят». 

По словам https://tass.ru/ ekonomika/6000544 первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова, оптимизация надзорного законодательства сократит требования к бизнесу вдвое: «Это серьезный шаг на пути к тому, чтобы сделать реновацию в мышлении предпринимателей. Это очень важное решение, будем им заниматься. Надеюсь, что половина требований сократится». 

Но пока что, как стало известно на прошлой неделе, чиновники прорабатывают поправки в Кодекс о штрафах за административные правонарушения физлицами, индивидуальными предпринимателями и компаниями за неисполнение предписаний контролирующих органов. Проект направлен на согласование в профильные ведомства и должен вступить в силу с 2021 года. Предельное повышение штрафов может составить 100 раз! Это ответ бюрократов гильотине. 

– Пока не отменят все устаревшие, неадекватные и противоречащие друг другу требования, повышение штрафов будет дополнительным административным давлением, – негодует член правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Алексей Репик. 

Вот такие предновогодние подарки предпринимателям от власти… 

P.S. Следственный комитет РФ обыскивает управления Федеральной таможенной службы. Причину в понедельник, когда готовился материал, ещё не раскрыли. 

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/