СУБЪЕКТИВНО 

«Если кто-то сможет обеспечить монополию в сфере искусственного интеллекта, то последствия нам всем понятны – тот станет властелином мира», – заявил президент Путин в мае на совещании о развитии технологий в области искусственного интеллекта (ИИ).

Я еще буду возвращаться к заявлениям главы государства, а для начала посмотрим, какие составляющие ИИ – по-крупному – выделяют эксперты. Их четыре. Система, как и мы, общается с миром. Получает информацию и анализирует. По ходу обучается сама. И на этой основе производит какое-то действие. 

От заявлений власти перешли к бюрократическим процедурам. В октябре президент Путин утвердил национальную стратегию развития ИИ. Приоритеты: сделать планирование и прогнозирование управленческих решений эффективнее, автоматизировать рутину, повысить безопасность сотрудников и лояльность клиентов. Для этого разрабатывать профильное программное обеспечение и оборудование, повышать доступность и качество данных, создать комплексную систему регулирования в сфере ИИ. 

В свою очередь, правительство утвердило дорожные карты, но, как у нас водится, цели указаны нечетко, говорят эксперты. В мае вице-премьер Акимов предложил выделить ИИ в отдельный проект «Цифровой экономики», его бюджет чиновник оценил в 90 млрд руб. 

О создании альянса под ИИ недавно объявил Греф. В него войдут «Яндекс», Mail.ru Group, МТС и другие игроки. Свои и международные партнеры уже вложили $2 млрд. Mail.ru Group будет отвечать за стимулы внедрения практических кейсов, делиться лучшими примерами и практиками использования цифровых технологий бизнесом. Также альянс выработает единые принципы применения данных. Кроме того, технологические решения в сфере ИИ перспективно развивать на базе обезличенных данных о 78 млн абонентов. То есть со временем к ИИ подключатся десятки миллионов россиян. То есть в орбиту ИИ попадает каждая семья, а значит – всё общество. 

Я не собираюсь касаться технологий, в которых ничего не смыслю, как и значительная часть читателей. Больше всего меня интересует ИИ в роли «властелина мира», а значит, в первую очередь, России. России – какой? Ведь общество наше довольно пёстрое. И как минимум та его часть, с которой ИИ будет контактировать, само должно быть интеллектуальным. Ведь ИИ получает от него информацию, её анализирует, на этой основе система развивается сама. Но при этом не ИИ должен управлять обществом, а оно – точнее, его часть, обладающая достаточным объемом интеллекта естественного, будет задавать ИИ те цели и программы для их достижения, которые пойдут во благо обществу в целом. Мало того, еще и подтягивать интеллект всех россиян до требований времени. 

Самый популярный вопрос: не останется ли множество людей без работы – я пока отложу. По большому счету, ответ на него зависит от того, какой величины будет разрыв между частями общества по уровню интеллекта. А вот в этой связи куда важнее, мне кажется, готово ли общество к плотному взаимодействию с ИИ? Не случиться ли так, что большая часть народа превратится в человекоподобных роботов, которыми «монопольный властелин мира» станет управлять по программам, написанным неизвестно где и непонятно кем? 

Вопрос этот вовсе не из научно- фантастических романов. Для начала познакомлю с исследованиями ученых, которые выяснили, что за последние полвека человечество в целом, как ни странно, поглупело. 

Оказывается, у людей верхнего палеолита и неандертальцев мозг был крупнее нашего. Были ли они умнее нынешних Homo sapiens – большой вопрос, но некоторые исследователи находят положительную корреляцию (пусть и незначительную) между размерами мозга и уровнем интеллекта. По мнению российского антрополога Станислава Дробышевского, большой мозг древних людей, скорее всего, обусловлен суровыми условиями существования. Кроманьонцам и неандертальцам все жизненно важные сведения приходилось держать в голове, так как искусственные носители информации, например, книги, еще не изобрели, а умудренные опытом старики встречались крайне редко – жизнь в те времена была коротка. 

Современники, наоборот, оказались в тепличных условиях – одежду, пищу, информацию они получают в готовом виде, а накопленные знания хранятся на внешних носителях. В такой обстановке большой прожорливый мозг, потребляющий до 20% энергии организма, не нужен. Вероятно, и по этой причине в последние 25 тысяч лет мозг постепенно усыхает. За предыдущие десять тысяч лет он похудел почти на пять процентов. 

Начиная с середины 1970-х годов, показатели IQ падали в среднем на семь пунктов у каждого следующего поколения. Одни специалисты связывают это с продолжающейся эволюцией человека, другие – с законами генетики, третьи – со стремительным развитием технологий. У антропологов Чикагского университета есть и такая версия: заметное уменьшение мозга они связывают с его мутацией у земледельцев Ближнего Востока около шести тысяч лет назад. А сегодня ее носители – большая часть человеческой популяции, поэтому тенденция может сохраниться. 

По мнению генетика из Стэндфордского университета (США) Джеральда Крэбтри, за последние три тысячи лет человечество перенесло как минимум две генетические мутации, плохо сказавшиеся на интеллекте. В будущем, скорее всего, произойдет еще несколько подобных изменений. Ученый указывает, что скачок в развитии когнитивных способностей (высших функций мозга) и оптимизация работы генов, отвечающих за интеллект, случились еще до того, как наши предки вышли из Африки. Там им приходилось существовать в довольно суровых условиях, поэтому выживали самые сильные, умные и наиболее приспособленные к среде обитания. Иными словами, естественный отбор работал на улучшение интеллекта. 

После миграции в Европу человеческая жизнь значительно упростилась. Развитие сельского хозяйства, возникновение городов, прогресс медицины фактически свели на нет естественный отбор. И Крэбтри обнаружил, что возникновение вредных мутаций в человеческом геноме участилось, а количество «умных» генов сократилось. Появилось много индивидов с плохими мутациями ДНК. Интеллект постепенно снижается. 

Впрочем, явление меняется не по прямой. Повышение уровня интеллекта в 1984 г. обнаружил американский психолог Джеймс Флинн: с 1932-го по 1978 год в США средний показатель IQ увеличился почти на 14 пунктов. Данные Флинна подтвердились во многих странах. 

Однако в прошлом году норвежские ученые, проанализировав результаты тестов более семисот тысяч человек, пришли к выводу: с 1970-х годов средние показатели интеллекта постепенно падают – примерно на семь пунктов для каждого следующего поколения. 

Явление прослеживается даже в отдельных семьях, где старшие братья демонстрировали интеллект выше, чем младшие. А значит, дело, видимо, не в демографической ситуации или распространении менее удачных генов в популяции. Вероятно, на падение IQ, с одной стороны, влияет перемена образа жизни – развитие технологий, изменения в образовании и воспитании, а с другой – несовершенство самого теста. 

Кроме того, когнитивные способности людей могут снижаться из-за сильного загрязнения окружающей среды. Испанские ученые замерили уровень вредных примесей в воздухе около 39 начальных школ в Барселоне, а затем протестировали интеллект учеников. В экологически благополучных районах результаты у школьников в среднем были лучше. 

Похожие данные получили ученые из Ланкастерского университета (Великобритания). 

Но куда сильнее атакуют мозг современные технологии. Один пример – компьютеры придумывают фразы за нас, а то и меняют их. В Google эту функцию называют Smart Compose – «интеллектуальное составление текста». С одной стороны, удобно: экономится время. Однако фактически софт «прогнозирует» наши мысли и частично берет на себя часть когнитивных процессов, считают нейробиологи Пенсильванского университета США. Однако не спешите радоваться. Чем меньше мы думаем, тем нам же хуже, говорит психотерапевт Ольга Добрынина: «Имея под рукой Oк Google, люди просто не нагружают эту свою функцию, а мозг все- таки нам нужен. Сейчас мы почти не пишем от руки, а каллиграфия, как ни странно, тоже очень даже влияет на мозг. Здесь, безусловно, многие функции просто не получают возможности развиться. Поэтому, чем больше мы думаем сами, тем лучше». 

Исследование Британской ассоциации грамотности показало: школьники, пользующиеся автокорректорами, делают больше орфографических ошибок, чем те, кто пишет тексты сам. В свою очередь, коллеги ученых из Ноттингема отмечают: взрослым пользователям «умные редакторы», напротив, помогают стать грамотнее. Но что будет, если мы действительно отдадим написание текстов на аутсорс компьютеру? 

Сейчас в Интернете набирает популярность бесплатная программа Grammarly, которая не только корректирует ошибки, но также убирает «воду» и меняет стилистику. Возникает вопрос: да, текст стал лучше, но я ли это все написал? А что, если программы станут дописывать за нас не только слова, но и предложения? И функция автозаполнения будет предлагать исключительно положительные эпитеты… или наоборот? Ясно только, что искусственный интеллект внедряется быстрее.

Игорь ОГНЕВ