СУБЪЕКТИВНО 

В июне историко-документальный департамент Министерства иностранных дел России открыл для публикации один из самых мифологизированных и вместе с тем один из важнейших документов, определивших развитие мировой истории в XX веке – советский оригинал Договора о ненападении между Германией и СССР от 1939 года, известный как пакт Молотова–Рибентропа. И, что может еще важнее – секретные протоколы к нему.

На прошлой неделе журнал «Дилетант» № 047, который издается по инициативе и при поддержке «ЭХА Москвы», напечатал подборку материалов: историки рассказывают о деталях появления пакта, а также о международном фоне того времени. Читатели также получили уникальные фотографии, многие из которых не публиковались никогда. Так что, пока журнал есть в киосках и его не изъяли, рекомендую купить. У нас всё может быть. Напомню, что не далее как в сентябре российский МИД высоко оценил этот самый пакт. А я пока познакомлю наших читателей с фрагментами статей в «Дилетанте». 

Но прежде небольшое вступление. В США, Англии и других нормальных странах существует, и что самое главное – действует закон, согласно которому все секретные документы после 50 лет открываются для широкой публики. В 1989 г., когда Съезд народных депутатов СССР осудил пакт, были предложения и в новой России открывать такого рода документы после 50-летнего вето. Однако мудрые высокопоставленные чиновники решили, что наше общество до этого не доросло. 

Историки упоминают несколько этапов на пути к пакту Молотова- Рибентропа. Версальский мир перекроил карту Европы, и части некоторых народов оказались за пределами родных государств. Самая напряженная ситуация сложилась в Чехословакии, где при населении 14 млн находилось почти 3,5 млн немцев, а в Судетском районе и вовсе около 90%. И 29 сентября 1938 г. в Мюнхене представители Англии, Франции, Германии и Италии подписали соглашение, по которому Судеты отходили Германии. Так, еще до пакта, стартовала цепная реакция, ударившая по Польше, Венгрии и Румынии. 

Мюнхенское соглашение в СССР презрительно называли сговором империалистических держав. Однако это неверно, пишут историки – авторы «Дилетанта». Потеряв миллионы граждан в Первой мировой, «Англии и Франции казалось, что та война вспыхнула из-за неумения найти компромисс… Они не хотели и боялись новой европейской войны. Время показало, что их политика умиротворения была ошибочной и опасной, но они искренне верили, что … хоть и за счёт территории третьего государства, но предотвращают новую войну». Без всяких выгод для себя. 

В марте 1939 г. начались советско-англо-французские консультации. Цель – остановить Берлин от нападения на Польшу и Румынию, иначе Гитлер окажется в состоянии войны сразу с Англией, Францией и СССР. Но Польша и Румыния не желали блокироваться с СССР, а Сталин, пытаясь что-то получить к тому же, не верил, что Англия и Франция не хотят войны без какой-то выгоды для себя: «или «империалистические хищники» лукавят, или и впрямь во главе правительств мягкотелые идиоты». Позже Сталин так и сказал Рибентропу: «Чемберлен – болван, а Даладье – еще больший болван». Наверное, наш мудрый вождь думал искренне – «в Лондоне и Париже не могли представить коварство Сталина. Одновременно ведя переговоры с Англией и Францией в конце весны 1939 г., СССР зондировал возможное улучшение отношений с Берлином». А Гитлер, готовя нападение на Польшу, «хорошо понимал, как важно заручиться поддержкой СССР, чтобы не оказаться, по опыту 1914г., перед вероятностью войны на два фронта. Сталин же прекрасно понимал, что ценой его договора с Гитлером станет война в Польше, а платой – территории, уступаемые Германией СССР». 

Сталин «фактически собственноручно привел к власти, сберег и многократно усилил принципиального врага… Сталин обеспечил победу Адольфа Гитлера в 1932 г. очень простым способом. Через Коминтерн советский диктатор запретил немецким коммунистам, заседающим в рейхстаге, входить в коалицию с социал-демократами. Получалось, что главной силой становились нацисты, которые имели только треть мест в парламенте. И в 1933 г. Гитлер был назначен рейхсканцлером. Он немедленно обвинил коммунистов в заговоре и начал массовые аресты. А вскоре и вовсе запретил компартию Германии. 

Договор с Германией о ненападении и секретный протокол к нему были подписаны в Москве 23 августа 1939 г. На ужине, по словам Рибентропа, Сталин произнес тост, сказав «об Адольфе Гитлере как о человеке, которого он всегда чрезвычайно почитал», и «выразил надежду, что подписанные сейчас договоры кладут начало новой фазе германо-советских отношений». 1 сентября немцы напали на Польшу, а 17 сентября на её территорию вступили советские войска. 

Еще один договор о дружбе и границе, а также порцию секретных протоколов СССР и Германия подписали 28 сентября. О «дружбе» Сталин говорил Рибентропу 27 сентября (беседу записал посол Германии в СССР Шуленбург): «Факт, что Германия в настоящий момент не нуждается в чужой помощи и, возможно, в будущем в чужой помощи нуждаться не будет. Однако если, вопреки ожиданиям, Германия попадет в тяжелое положение, то она может быть уверена, что советский народ придёт Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю…» 

«Такое стремительное развитие событий вызвало шок как на Западе, так и у многих советских граждан. Одной из главных претензий к соглашениям с нацистами является их абсолютная аморальность… СССР открыто провозглашал себя борцом с фашизмом и за мир, противником аннексий, но уже в 1939 г. напал на Польшу и Финляндию, а в 1940 г. аннексировал Латвию, Литву, Эстонию и часть Румынии в нарушение многочисленных договоров и конвенций с этими государствами». 

Но это была лишь часть планов Сталина. «Сохранились воспоминания соратников советского диктатора о его «мудрых» умозаключениях: «Наша цель заключается в том, чтобы Германия как можно дольше смогла вести войну, чтобы уставшие Англия и Франция были не в состоянии разгромить Германию. Отсюда наша позиция: оставаясь нейтральными, мы помогаем Германии экономически, обеспечивая её сырьем и продовольствием. Для нас очень важно, чтобы эта война длилась как можно дольше, чтобы обе стороны истощили все силы». 

Но капитуляция Франции уже в начале лета 1940 г. «оказалась для Сталина полной неожиданностью. В связи с этим Молотову, как главе советской дипломатии, даже пришлось отправлять в Берлин поздравления. Но ещё держалась Англия. И Сталин ждал, что Гитлер предложит столь полезному союзнику, как Москва, какой- нибудь новый вариант передела Европы. И когда из Берлина поступило предложение обсудить планы на будущее, туда сразу же отправилась советская делегация». 

Но Гитлер сразу сделал невероятное предложение: СССР должен присоединиться к союзу Германии, Италии и Японии». Сталин идею отверг, поскольку «к ужасу советской делегации, выяснилось, что в этом альянсе Москве отводилась роль … откровенно второстепенной державы… Гитлер к тому времени захватил почти всю Западную Европу. Раньше того, как капитулировала Франция, гитлеровцы полностью оккупировали Голландию и Бельгию. Еще в апреле 1940 г. Германия захватила Норвегию и Данию. Рим пребывал в статусе верного союзника Берлина. Его сильным врагом оставалась Англия, и Гитлер не сомневался в непобедимости своей армии». 

… «Весь сталинский план затяжной войны между «империалистическими хищниками» в одночасье рухнул. США предпочитали сохранять нейтралитет. Последней надеждой Москвы могла стать переправа немцев через Ла-Манш. Но в ходе воздушной битвы за Англию (с 10 июля по 30 октября 1940 г.) немцы так и не смогли завоевать господство в воздухе. А без этого нельзя было мечтать о переправе в Англию. Тем более что Лондон имел подавляющее преимущество на море. Таким образом, на континенте два главных агрессора, Германия и СССР, имевшие по иронии судьбы договор о дружбе, остались наедине друг с другом. 

А вот сталинские дивизии за эти же месяцы понесли катастрофические потери в Финляндии. И в Берлине с иронией стали воспринимать бравурные речи о могуществе РККА… Всё, что мог «с барского плеча» предложить Гитлер Сталину – это размытые варианты дележа британских владений в Индии. Для советского диктатора такой вариант был просто унизительным… Переговоры зашли в тупик. Наступило дипломатическое затишье. И в этой тишине обе стороны стали готовиться к войне друг с другом». 

Советские историки, а потом и российские уверяли, что пакт помог Москве выиграть время для подготовки к неизбежной войне. Но так ли это? Да, СССР серьёзно нарастил свой военный потенциал. Однако и к моменту подписания пакта он был выше нацистского в разы, да и Германия не стояла на месте. «Дилетант» публикует вот какие сравнения. 

В 1939 г. Германия имела 4093 боевых самолёта, 3195 танков и армию, насчитывающую 4 222 000 человек. А в 1941 г. у немцев было уже 6852 самолета, 6292 танка и 5 390 000 личного состава армии. 

Так нарастить свой военный потенциал за три года Германия смогла за счет захваченных территорий при активной помощи СССР. Население (за счет оккупированных территорий) выросло в 3,7 раза, и на Германию начали трудиться 12 000 000 иностранных рабочих. Более 6,5 тыс предприятий на захваченных землях производили вооружения, боеприпасы, транспортные средства, снаряжение и другую продукцию. По ряду показателей в Германии выпуск сырья рос многократно. Добыча бокситов увеличилась в 22,8 раза, нефти – в 20 раз, железной руды – 7,7 раза, медной руды – в 3,2 раза, производство чугуна – в 2,3 раза, стали – в 2,2 раза, добыча каменного угля – в 1,9 раза. 

Теперь – СССР, соответственно, в 1939-м и 1941 годах имел: самолетов 11 167 и 24 488; танков – 21 110 и 25 621; личный состав армии 2 465 477 и 5 670 000. 

Так что и без подписания пакта СССР, обладая в 1941 г. военным потенциалом 3-летней давности, имел возможность наголову разгромить нацистские орды, как только они перешли наши границы. Увы… Иезуитским планам Сталина принесены в жертву жизни миллионов советских людей. Где-то под Тихвином лежат останки и моего отца Огнева Анатолия Андреевича, который так и не узнал, кто у него родился – сын или дочка. До сих пор он числится без вести пропавшим как и 4,5 млн, официально признанных таковыми. Немцы же установили имена каждого своего военного, погребенного в СССР. Вот вам и вся разница между истинным и показным патриотизмом, торжественно отмечающим День Великой Победы… 

НА СНИМКЕ: подписание пакта. 

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/