СУБЪЕКТИВНО 

На прошлой неделе премьер Медведев исполнил шикарную заздравную нашей экономике. Речь слушали участники 33-го заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ). По линии совета инвестиции за 5 лет выросли в 1,5 раза, а все остальные каналы только откачивали деньги из страны. ЦБ по итогам полугодия зафиксировал падение инвестиций на 2%. Впрочем, оптимизм премьера, выступающего перед реальными и потенциальными инвесторами, понятен – не будет же он исповедоваться перед ними так же, как перед членами своего кабинета. Однако г-на Медведева слушали не пэтэушники, а люди, прекрасно знакомые с ситуацией в России. Да и россияне читали дифирамбы премьера Кабмину России, а, значит, самому себе, сравнивая с далеко не радужными реалиями.

Посмотрим, что на самом деле кроется за некоторыми тезисами главы Кабмина. Во-первых, он, разумеется, похвалил макроэкономические показатели, которые «находятся на очень хорошем уровне. Низкой является инфляция». Ну, про влияние макроэкономики на каждодневную жизнь я не раз писал: на этой «печке» кашу не сваришь, возле неё разве что ревматизм лелеять можно. Что власти и делают при каждом удобном случае. Низкую инфляцию иностранцы тоже хорошо воспринимают, а уж как она по сердцу вертикали власти – не выскажешь! Но как раз в эти дни нас известили, что вдвое подскочила оптовая цена гречки. Правда, подешевел сахар – посадили лишний 1 млн га свеклы. Так что в статистике ЦБ, в среднем, подорожание одного продукта компенсируется удешевлением другого, рисуя инфляцию менее 4%. Одна беда: сахар, даже дешевый, не станешь есть столовыми ложками, как гречневую кашу. И таких накладок у наших блистательных макроэкономистов и чиновников пруд пруди. Потому потребительская инфляция вылезла в 10%. Разница, согласитесь, существенная, и весьма, для домашнего бюджета. 

Другой хвалебный тезис Медведева – конечно, экономика: «очевидно, что в целом у нас все в порядке: увеличивается объем промышленного производства, товарооборот». 

Комментируя высказывание премьера, профессор НИУ ВШЭ Санкт-Петербург Александр Скоробогатов сказал коротко, но ёмко: «Наша экономика достигла определенного уровня и держится на нем. Но двигаться дальше не получается. Причем эта ситуация сохраняется уже немало лет». Но как в этом случае расценивать данные Росстата за сентябрь? Оказывается, экономика выросла на 2% за счет промышленности. Эксперты в недоумении. 

Так главного кормильца бюджета нефти с газовым конденсатом в сентябре добыли меньше, чем месяцем раньше. Но по Росстату добыча увеличилась на 3%. «Преуспевает» и обрабатывающий сектор: в сентябре рост на 3,2%. Однако эксперты указывают, что индекс деловой активности (PMI) показал минимум за 10 лет. Да и перевозки грузов за 9 месяцев упали на 4% в годовом выражении, а в сентябре еще больше. «Как при этом промышленность могла вырасти?» – недоумевает Кирилл Тремасов, директор аналитического департамента Локо-Инвест. 

Минэк, спеша на помощь подопечному Росстату, объясняет феномен ускорения по-своему, не смущаясь одновременным сжатием экспорта, а также увеличением запасов на складах. Инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин сетует: «Такие данные снижают доверие к статистике». 

Наконец, эксперты Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН предупреждают: рост экономики крайне хрупок, «и, что еще более тревожно, обеспечивается только увеличением потребительского спроса… С учетом того, что ситуация с доходами населения не меняется к лучшему, риски экономического развития сохраняются на достаточно высоком уровне». 

Обратите внимание на тезис ученых-экономистов: экономику удерживает от обвала только один фактор – потребительский спрос. Да и тот – хилый. Понятно, что потенциальных инвесторов факт не может радовать. Полагаю, по этой причине премьер Медведев, выступая перед участниками совета КСИИ, скромно умолчал о состоянии реальных доходов россиян. И напрасно. Если наши власти вспоминают об этом от случая к случаю, то властям развитых стран подобная забывчивость чревата серьезными неприятностями. Впрочем, за г-на Медведева эту брешь блистательно прикрыл опять же Росстат: оказывается, реальные располагаемые доходы (за вычетом обязательных платежей, пересчитанные с учетом инфляции) в июле–сентябре по сравнению с III кварталом 2018-го увеличились на 3%. Но что интригует: и сей феномен чиновники объясняют по-разному. Первый вице- премьер, министр финансов Силуанов заявил, что рост показателя вызван «замедлением инфляции и темпов увеличения потребительского кредитования». В Росстате же упирают на опережающий рост трудовых доходов, а также доходов «теневых». 

Эксперты опять в ступоре. В октябре исследовательский холдинг «Ромир» представил результаты опроса вместе с Gallup International Association: зарплатой в РФ «полностью или частично удовлетворена» лишь треть опрошенных. По данным самого Росстата, половине россиян доходов хватает только на еду и одежду, а концы с концами от получки до получки сводят лишь 20%. От кризиса люди спасаются алкоголем и антидепрессантами: в январе–августе только на последние потрачено почти 3 млрд, на 15% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 

Владимир Сальников из ИНП РАН указал: «Реальные доходы предпринимателей, а тем более – теневые, никто никогда не знал и не скоро узнает, а по методике Росстата это приличный компонент реальных располагаемых доходов». «Объяснить рост реальных доходов смежным ростом других макроэкономических показателей – ВВП, розничного товарооборота, высокой экономической активностью нельзя. Никакого рывка в экономике не произошло», – говорит директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. А главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович говорит, что «активное восстановление денежных доходов населения должно было бы транслироваться в расширение потребительского спроса и поддержку розничной торговли, однако этого не произошло». 

Экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин и вовсе не стал церемониться, назвав отчет Росстата «бредом». Он уверен, что резкий рост реальных располагаемых доходов населения, скорее всего, получен за счет разного рода манипуляций. 

«Я не знаю примеров, когда страна могла бы демонстрировать высокие темпы роста при отсутствии просто доходов населения», – заявил бывший замглавы Минэкономразвития, а теперь главный экономист «ВЭБ. РФ» Андрей Клепач на ежегодной конференции Moody’s в Москве. – Нам надо перестраивать политику доходов, в том числе в части бюджетного сектора. У нас по этому году реальные доходы в бюджетном секторе и даже зарплаты упали, на следующий год – минимальный рост», – сообщил он. 

Вот еще одно направление успешных усилий правительства: «Мы стараемся двигаться во всяких разных системах рейтингов опять же не ради того, чтобы кому-то понравиться, но это само по себе все-таки отражает общее состояние нашей экономики… – сказал Медведев. – Все это стало закономерным результатом работы правительства по совершенствованию инвестиционного климата…» 

Сначала – про рейтинг Всемирного банка (ВБ) Doing Business-2020, который как раз на прошлой неделе опубликовал очередной результат: Россия поднялась на 3 ступеньки, до 28-го места из 190. Правда, президент Путин в майских указах еще 2012 г. ставил задачу достичь 20-й строчки к 2018 году. Не получилось, как и с прочими целями многострадальных майских указов… 

Тем не менее по 3-м показателям из 10 движение вверх налицо. Предприятия стали быстрее подключаться к системе электроснабжения, усилена защита миноритарных инвесторов, а также упрощен возврат НДС. Однако даже глава Минэка Орешкин признал, что рейтинг ВБ не полностью отражает инвестиционный климат и не учитывает уровень стабильности: «Он только демонстрирует, насколько стандартные процедуры… легче или тяжелее по сравнению с другими странами… Теперь нужно справиться со стабильностью. Это главная задача правительства на ближайшее время». 

Однако боюсь, что она Кабмину не по силам. Во-первых, ситуацию ВБ измеряет только в Москве и Санкт-Петербурге, отмечает Наталья Зубаревич, научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, а общую картину по стране рейтинг ВБ не отражает. А, во-вторых, он не учитывает действия силовых структур, работу судов, изменений налогового законодательства. 

На прошлой неделе в Ереване прошел Всемирный конгресс по информационным технологиям. РБК спросил участников, что нужно сделать российским властям, чтобы все-таки привлечь инвесторов. Обобщу: практически все сомневаются, что наша судебная система объективна, независима и, тем более, готова принимать решения в пользу иностранного бизнеса. И – целый перечень преград, устранить которые в существующей вертикали правительство либо не хочет, либо бессильно. 

Между тем как показало исследование EY для московского совета КСИИ, американские компании в 2018 г., невзирая на санкции, нарастив число проектов в России почти на 74%, инвестировали вдвое больше европейских и в пять раз больше азиатских компаний. Доля китайских за 11 лет составила мизер – 3%! Кстати, по данным «Левады», если в 2014 г. доброе отношение к США высказывало не более 30% россиян, то в августе 2018 г. – уже 42% респондентов. Аналогично меняется отношение соотечественников и к Евросоюзу. Но власти не прекращают регулярно пугать россиян «агрессивным Западом». И чем хуже дела в экономике и с доходами, тем кошмарнее страшилки. 

Перечислю претензии некоторых участников конгресса в Ереване. Прежде всего, иностранных инвесторов пугает геополитическая ситуация. Например, за одну ночь правила игры могут резко измениться. Сейчас в российской экономике с очень сильным государственным сектором бизнес не может делать то, что ему необходимо. Кроме того, иностранцы не верят, что все российские законы работают. 

Многие аналитики сравнивают систему в Америке и Европе с российской. Это несопоставимые вещи. Инвесторы доверяют больше всего тем странам, где действует английское право, и там они не зависят от прихотей чиновников. 

Для многих зарубежных инвесторов страшно хоть что-то вложить в постсоветские страны. Для инвесторов из-за рубежа уровень коррупции очень важен. И хотя участники КСИИ, как уже говорилось, увеличили инвестиции в Россию, баланс в целом отрицательный. По прогнозу ЦБ, в 2019 г. из страны утечет $50 млрд, а эксперты называют в 1,5-3 раза больше. 

Многие аналитики говорят, что за год экономика формально прибавит единственный процент. Но, по сути, она за минусом инфляции провалится процента на 3-4. Значит, не жди и роста доходов. Ну, а «в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо» в родном Отечестве… 

Игорь ОГНЕВ