СУБЪЕКТИВНО 

КАК ВЫБИРАТЬСЯ ИЗ «БОЛОТА»? 

Итак, чтобы вытащить из провальной нищеты пятую часть россиян, нужно основательно встряхнуть экономику, изменив её структуру. Это означает одно: оторвать, наконец, государственные чресла от сырьевой иглы и все силы бросить на развитие современного машиностроения. Слов по этому поводу сказано немало, в том числе и президентом страны, но все они пока не стоят сильно девальвированного рубля. Доля сырьевых отраслей в ВВП упрямо растёт, а обрабатывающих, естественно, падает.

В прошлом номере «ТП» я писал, что Счетная палата проанализировала исполнение 41 госпрограммы по итогам 2018 г. Аудиторы особо выделили одну: «Инновационное развитие и модернизация экономики». Если все провалены традиционно, то инновационная – уникально: «уровень достижения показателей – 64,3 %». 

«Час пик» для нашей экономики, видимо, пробил, если даже оптимист Орешкин, глава Минэка, определил её место в «болоте». И министра можно понять. Так, Кирилл Тремасов, директор аналитического департамента «Локо-Инвест», на днях сообщил, что по его расчетам за последние пять лет ВВП вырос всего на 0,9%. Однако Нарек Авакян, начальник отдела инвестиций «БКС Брокер», заметил, что страна потеряла не пятилетку, а десятилетие. 

В сентябре, понизив на четверть процента контрольную ставку, ЦБ вторично за три месяца ухудшил ожидания по росту ВВП на этот год: с 1,2-1,7% до 1-1,5%. А теперь допускает, что экономика и жалкого процента не прибавит. Предсказание Института народнохозяйственного прогнозирования РАН на ближайшие 4 года еще тревожнее. 

Словом, если у вертикали власти не хватит потенциала развернуть экономику от нефтегазового наркотика к обработке, то она так и будет пускать пузыри в зловонном «болоте», а россияне и дальше беднеть. Для этого есть все предпосылки. Нефти по $100 за бочку не будет, а средняя цена газа в Европе недотянула до заложенной в бюджет почти $40 под давлением американского сланца, на который глава Газпрома Миллер несколько лет назад чихал с высокой колокольни. Как выяснилось – легкомысленно. Сланцевая добыча с 2005 г. подскочила на 70%, в 2011 г. США обогнали Россию, а в последние два года, побивая все рекорды, оттеснили нас на третью строчку в мировом рейтинге. По данным Минэнерго, с 2016 года экспорт СПГ из США подпрыгнул в 17 раз. В начале 2019-го его доля в ЕС удвоилась: с 10% до 20%. Это и привело к двукратному обрушению цен. «Наше всё» барахтается в долгах, взывая власти о помощи. 

В июле на Московском экономическом форуме глава Центробанка Набиуллина, предав анафеме госкапитализм, тем не менее настаивала, что даже в нынешней ситуации есть масса возможностей вытащить Россию из застойной ямы. «Повысить темпы экономического роста и, в конечном счете, увеличить благосостояние людей можно только за счет структурных преобразований», – говорила Набиуллина. Для этого требуется «перераспределение ресурсов». Однако вовсе не такое, на которое пошли власти. По данным Минфина, в прошлом году 53% доходов федерального бюджета было потрачено на армию, правоохранительные органы, обеспечение аппарата чиновников и скупку иностранной валюты (10,2 трлн рублей из 19,5 трлн). В этом году казну поделили куда как круче. Хотя доходы бюджета несравнимо выше прошлогодних, однако на социалку и пенсии отпущено на 20 с гаком миллиардов меньше. 

Как видите, верхушке вертикали не до изменения структуры экономики. Объективности ради вспомню 90-е, когда младореформаторы лихо решили: строим экономику услуг, а всё, что нужно стране, включая современные технологии, купим за границей. Вначале вроде бы получалось, но потом купило притупило. И денег оказалось не густо, поскольку нефть-кормилица, как на зло, подешевела, и после суровой Мюнхенской речи президента Путина едва наметившееся сотрудничество с Западом стало трещать по всем швам. Но за это время в России успели исчезнуть прикладные НИИ, превращавшие опытные образцы инноваций в полноценные технологии. 

Со временем во многих регионах появились технопарки, где талантливые люди (они в стране, слава богу, не перевелись) предлагают немало инноваций. Это и есть предвестники будущего прорыва из 4-го технологического уклада, в котором ковыряется Россия, в 6-й, давно господствующий в развитых странах. Более того, сегодня в мире явно зреют все предпосылки к переходу в 7-й уклад. Однако наши инновации никак не могут вырваться за пределы технопарков, того же Сколково, не говоря о региональных. Почему? Да потому, что эти инновации нужно доводить до ранга технологий, потом их тиражировать, а для этого – в корне реконструировать действующие и строить современные предприятия. 

Последняя мера в нацпроекте о повышении производительности труда и занятости фигурирует вскользь, между прочим. Оно и понятно: с бухты-барахты прорыв в будущее не получается даже по указу президента. Хватились – некому работать. После крутого разворота в 90-е к экономике услуг и пресловутых реформ типа оптимизации всего и вся обострялся дефицит специалистов по биологии и медицине, для авиации и космоса, энергетики, «цифры», АПК и других областей. Об этом на прошлой неделе говорила вице-премьер Голикова на VII форуме вузов России и КНР. Дефицит будет исчезать по мере того, как из нынешних студентов вырастут, что еще не факт, преподаватели остро востребованных профессий. И, что важно, вырастут в регионах, а не только в столицах, куда со всей страны сегодня бегут сломя голову выпускники школ с высокими баллами по ЕГЭ. Мало того, сейчас кадровики днём с огнём и без большого успеха ищут по закоулкам рынка труда «синих воротничков», особенно – многофункциональных. В исследовании компании HeadHunter среди топ-10 остродефицитных профессий на первой строчке шлифовщики: на сто вакансий всего 3 резюме. Следом идут сварщики, слесари, сборщики и даже грузчики! 

Однако обзавестись специалистами и мощностями, в достатке выпускающими современные технологии, – это лишь один этап. На эти технологии должен появиться достаточный спрос, который не проклюнется без наличия двух обязательных условий: заинтересованных предпринимателей и благоприятного инвестиционного климата в стране. Увы, ни того, ни другого у нас просто нет. Это подтверждает сентябрьский опрос ТАСС в разных регионах: ученые-авторы инноваций одолеть цепочку от лабораторий до тиражирования новых технологий не могут. Во-первых, они просто не заинтересованы создавать собственные компании, поскольку разработки не востребованы реальным сектором экономики. Во-вторых, ученые не обладают финансовыми возможностями. Кольцо замкнулось. Госкорпорациям эти мытарства представляются страшным сном – они и без того как сыр в масле катаются. Бизнес хранит в банках около 28 трлн рублей, говорил недавно первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов на Московском финансовом форуме. И недоуменно вопрошал: «Почему они не идут в экономику? Есть стабильные условия для бизнеса, макроэкономическая стабильность… Но почему роста нет?». 

Будто он слыхом не слыхивал, что число уголовных дел в экономической сфере по разным статьям за полугодие выросло от 11 до 19%. Больше, чем за весь прошлый год. Но вот «в том, что касается уголовного преследования чиновников, препятствующих законному бизнесу, очевиден провал», – отметил бизнес-омбудсмен Борис Титов. 

Ну, а бизнес, глядя, как коллеги попадают за решетку в результате рейдерских захватов, предпочитает сидеть тихо, не дразня людей в погонах реализацией заманчивых проектов, либо линяет из страны вместе с капиталами. 

Вот несколько историй. В феврале 2017 г. за решетку угодил американец Майкл Калви, глава фонда Baring Vostok, давно и на зависть кого-то успешно работавший в России. Следствие, заказав свою экспертизу, заподозрило его в мошенничестве примерно на 3 млрд. руб. с акциями банка «Восточный» по заявлению его акционера. Однако новая независимая экспертиза недавно показала: никаким мошенничеством не пахнет! Уголовное дело, которое тянет на гражданский арбитражный спор, разваливается. Но для Калви история обернулась вовсе не коврижкой, хотя из тюремной камеры его недавно перевели под домашний арест. 

Вторая громкая история – в марте арестовали экс-министра Открытого правительства Михаила Абызова: создал, мол, преступное сообщество и мошенничал. На кону – миллиарды. Правда, грехи эти 5-7-летней давности. За эти годы к Абызову-министру претензий не было, а как только ушел из правительства – возникли. Но доказать вину следователи не могут! Одно за другим завели в сентябре аж 3 новых уголовных дела – на 32 млрд руб. Так водится, когда силовики забредают в тупик и дожимают жертву. 

История третья, тоже громкая: в начале сентября в международный розыск объявлен Сергей Петров, основатель компании «Рольф». Обвиняют в выводе – незаконном! – 4 млрд руб. кипрской Panabel Limited. Абсурдов несколько. Компания на Кипре подконтрольна тому же «Рольфу», то есть Петров как бы перевёл деньги сам себе; пострадавших нет, как и претензий налоговиков, да и сделка, как у Абызова, давняя. Зато Петров, бывший депутат Госдумы, не раз оспаривал линию вертикали. Уж не месть ли настигла? Да и активы очень соблазнительные… Правда, Петров силовикам не по зубам: получил гражданство Австрии. А вот Абызов, видно, понадеялся на высокое покровительство, да напрасно. 

Не далее как в начале сентября президент Путин в очередной раз заявил: «Нет необходимости по экономическим статьям человека сажать за решетку, выбирать в качестве меры пресечения содержание под стражей. Есть другие формы: это и подписка о невыезде, и домашний арест, и так далее. Нужно найти этот баланс между интересами государства и конкретными физическими лицами либо групповыми интересами… Я уже Генеральной прокуратуре об этом говорил, мы разговаривали с Председателем Верховного суда, у нас уже принят целый набор мер, связанных с либерализацией, мы будем двигаться по этому направлению». 

Но президент сказал и поехал сражаться с коварной Америкой за многополярный мир. Тем временем на прошлой неделе посол США Джон Хантсман, комментируя завершение своей миссии в России, среди прочего говорил, что много американских бизнесменов готовы активно инвестировать в Россию, однако их останавливают истории, подобные той, что случилась с Калви. Да что мечтать о прибавлении новых зарубежных компаний! За 5 лет более тысячи ушли из России. 

Так и живём: президент уговаривает, силовики свободно охотятся, экономика тонет в «болоте», а миллионы россиян перебиваются с хлеба на квас… 

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/