СУБЪЕКТИВНО 

СЛЕДИТЕ ЗА РУКАМИ

Нет, что ни говорите, а страна наша интересная! В каком- то смысле даже уникальная. Например, есть деньги в стране или нет на разгон экономики с помощью нацпроектов? Вроде бы чиновники заверили: на первый этап всё предусмотрено. Но вот недавно, открывая заседание правительства, премьер Медведев выразил недовольство: 

«Хочу подчеркнуть, по целому ряду направлений бюджетные деньги используются недопустимо медленно, это касается, к сожалению, финансирования национальных проектов». Вроде бы есть деньги, но там, где им быть положено, – нет. 

Напомню, что президент Путин поставил задачу первому вице- премьеру – министру финансов Силуанову: исполнение нацпроектов должно продвинуть Россию к 2024 г. на место Германии в топ- пять стран. Когда в Германии об этом узнали, то посоветовали русским для разминки догнать и перегнать сначала Финляндию и Чехию. Мне кажется, что и этот совет невыполним. Почему? Да потому, что артерии вертикали власти забиты бюрократическими и коррупционными тромбами, которые и тормозят своевременное прохождение не только денег, но и решений власти. А, кроме того, скрипучую, по выражению г-на Кудрина, телегу государства, кроме её убожества, тормозит целый букет причин. 

В прошлом номере «ТП» я писал, что Россия, как и Бразилия, подобострастно исполняет предписания Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ): вкладывать деньги нашего Фонда нацблагосостояния (ФНБ) предпочтительно в зарубежные проекты и ценные бумаги. Но вот в середине июня ведущий экономист ВБ по РФ Апурва Сангхи представил доклад об экономике России. И что мы видим? Да, автор хвалит хорошую макроэкономику страны, но тут же пишет, что «Россия является одной из немногих крупных экономик, где профицит отмечается на всех уровнях бюджетной системы. Тем не менее по сравнению с развитыми экономиками (ОЭСР) доля расходов России на образование и здравоохранение в общем объеме госрасходов относительно мала. Перераспределение средств в пользу этих категорий позволило бы повысить общую эффективность государственных расходов и улучшить социально-экономические показатели». И вывод: «В конечном итоге важен не сам объем расходов, а цели, на которые они расходуются». Не по причине ли безграмотности юристы пишут мутные законы, а бюрократы вкривь и вкось исполняют предписанное? А потому, продолжаю цитировать Сангхи, «в структуре рисков превалируют внутренние (причины) – причем главные из них связаны с реформами, способствующими развитию конкуренции». 

Да и кто будет выдавливать Германию из топ-5? Консалтинговое подразделение PwC – компания Strategy& выпустила доклад, с какой скоростью разлагаются высшие руководители компаний. Оказывается, в 2018 г. впервые доля топов, смещенных с постов за нарушение морали и этики под пятой вертикали, подскочила на 50%, хотя годом ранее выросла на 26%. Что, впрочем, тоже немало. А, по данным Минздрава, 70% трудоспособных мужиков умирают от алкоголя, унося с собой в могилу 5 трлн руб. ВВП. Не говорят ли даже эти два факта о тотальном разложении общества? 

Между тем в современном мире правит бал машиностроение. Однако наша отрасль оказалась на 23 месте с микроскопической долей рынка – 0,6%. А 72% рынка делят 5 стран. Бессменный лидер с 2009 г. – Китай с долей почти 33%. За ним идут США (доля 12,8%), Германия (11,4%), Япония (10,2%) и Италия (4,8%). В БРИКС позади России только ЮАР. 

«Россия борется за развитие машиностроения усилиями тех, кто в нем работает, и словами чиновников. На деле поднимают налоги, ужесточается их администрирование, на высоком уровне держится ключевая ставка… Так что при такой политике прорывное развитие, на мой взгляд, невозможно», – говорит сопредседатель Московского экономического форума Константин Бабкин. 

По данным РАНХиГС и Ассоциации инновационных регионов России, по доле высокотехнологичных и среднетехнологичных видов деятельности в обработке Россия занимает скромное 48-е место в мире (в 2016-м – 44-е), экспортируя микроскопическую долю такой продукции в мире менее 0,5%. Да и это в основном военные технологии, а высокотехнологичный импорт России превышает 60%. В 2017 году РФ продала в ЕС машин и оборудования на 692 тыс. евро, а приобрела там на 15 млрд евро. 

– Отставание вызвано общей экономической ситуацией в стране и конструкцией госуправления, – говорит председатель совета директоров инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский. 

«Конструкция госуправления» – это и есть «скрипучая телега». 

Прогноз эксперта подтвердил Центробанк, правда, с другой стороны: зафиксировал стагнацию российского экспорта. Исторически сей факт всегда означает резкое замедление экономического роста, предупреждают эксперты. И это – серьёзный сигнал. Увы, продажи авто рухнули катастрофически – почти на 20%! Вся экономика, по данным Росстата, в мае еле теплилась лишь за счет углеводородов и прочего сырья. Но Минфин верен себе: за январь – май сборы в федеральный бюджет подскочили на 13,7%, или на 952 млрд руб.! Причем главным источником дополнительных доходов стал именно не нефтегазовый сектор. 

Россия – страна парадоксов. Я это к тому, что Минэкономика тоже предсказала скорое замедление экспорта, однако настаивает, что экономика будет не падать, а ускоряться! Может, министр Орешкин открыл новые законы? Однако даже намека на ускорение не уловил я в оценках видных экспертов. А значит подобное раздвоение личности ведущего министра опасно вдвойне. Более того, аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов разочарован тем, что страна после короткого перерыва опять поудобней усаживается на нефтегазовую иглу. Доля топливно- энергетической компоненты экспорта выросла за год более чем на 1% – до 65,5%. И вызвано это не столько ростом стоимости продуктов или увеличением объема экспорта, сколько снижением доли несырьевых товаров. 

«Оказавшись не в состоянии создать прочные основы классического правового государства, в котором закон имеет одинаковую трактовку и равную силу для всех, российская политическая элита, похоже, готова к эксперименту по ограничению практики «ручного управления» через ее собственное же развитие», – не без сарказма пишет Владислав Иноземцев, директор «Центра исследований постиндустриального общества». 

Словом, следите за руками. Но как уследить, если не последние люди в государстве машут ручками в разные стороны? Это было хорошо видно по дискуссиям на последнем Петербургском экономическом форуме. 

Вот, например, какой монолог на завтраке, устроенном Сбербанком, произнес первый вице- премьер – министр финансов Антон Силуанов: «У нас по-прежнему у бизнеса существует какой-то нигилизм… Все плохо. У Александра Николаевича [Шохина, РСПП] крупный бизнес, огромные прибыли бизнес имеет, прибыль растет, прёт просто на глазах! Бизнес у [главы совета директоров группы компаний «Р Фарм» Алексея] Репика – вообще супермаржинальный, да! <...> Но все плохо. <…> У нас есть бизнес, который по старинке работает. Заработал – за границу. Заработал – в оффшор, там вроде как поспокойнее… Есть бизнес, который просто ждет льготы. Не дадите льгот или субсидий – не будем финансировать. Мы так на самом деле большую часть предпринимателей, я бы сказал, развратили. <…> И третий бизнес есть, который работает. Вот на него и надо делать ставки. <…> Мы слышим бизнес и, главное, работаем с ним. Но все равно все плохо». 

Словом, г-н Силуанов оценивает ситуацию в бизнесе больше по компаниям олигархов. Остальные – «развращенные» лодыри и пройдохи. Монолог главбуха страны очень похож на симптомы, предшествующие развалу СССР. Напомню, что, став генсеком, Андропов написал в журнале «Коммунист»: «Мы не знаем общества, в котором живём». Но признание запоздало… 

Похоже, и г-н Силуанов живёт в другой стране, коли не знает, что за январь–март обанкротилось 2927 юридических лиц – на 16% больше, чем за тот же период прошлого года. Больше всего банкротов в секторе «коммерческих услуг» – 572 компании, исторический рекорд с начала 2015 г. В строительстве банкротов больше на 35% год к году. Но лидирует машиностроение: 82 юрлица против 38-ми год назад. Рекорд с 2010 г. 

Г-ну Силуанову ответил Александр Шохин: «Вот если бы Андрей Макаров (глава думского комитета по бюджету и налогам) выступал, он бы задал традиционный вопрос для завтраков Сбербанка: Александра Ивановича Бастрыкина (глава Следственного комитета) позвали? Он же главный у нас экономический регулятор. <…> Эта неопределенность в отношениях бизнеса с правоохранительными органами, отсутствие веры в судебную систему как независимую и систему быстрых решений, в том числе, использование уголовного процесса для регулирования хозяйственных споров – это все тоже, безусловно, снижает активность бизнеса». 

Продолжил дискуссию Андрей Макаров: «Когда мы говорим о том, что инвесторам нужна стабильность, я бы хотел обратить внимание: третий день форума, а еще ни один инвестор не арестован – вспомните Сочинский форум (во время которого в феврале 2019 г. задержали Майкла Калви). Кстати, пока, правда, никого и не выпустили, так что стабильность уже обеспечена». 

Г-н Макаров съязвил в адрес главы Минэка Орешкина: «Максим Станиславович, выступая перед инвесторами в конце февраля, сказал, что изменение меры пресечения в деле Майкла Калви на домашний арест – хороший знак для инвестиционного климата. Коллеги, это на самом деле очень тонкое наблюдение, которое действительно фиксирует, что находиться дома лучше, чем в «Лефортово»…». Г-н Орешкин парировал: «Те слова, которые были мною сказаны, я готов повторить, и, надеюсь, когда Майкл Калви выйдет из- под домашнего ареста, я скажу их еще раз. Хотел тоже ответить Андрею Михайловичу его цитатой, но, к сожалению, не нашел ни одного его публичного высказывания по этому делу». 

Андрей Макаров: «Извините, но я сказал про это дело в программе [Владимира] Соловьева через два дня, а вы месяц ждали, чтобы хоть что-нибудь по этому поводу сказать, хотя весь бизнес ждал, что министр экономического развития не должен ждать, когда что- то где-то кому-то понравится. Вы пытаетесь понравиться, вы пытаетесь угадать, а на самом деле защита бизнеса связана с тем, чтобы Министерство экономического развития имело свою позицию. <…> Сегодня Министерство экономического развития занято только тем, что перекладывает ответственность за цифры, на которые надо выйти, на регионы, и все губернаторы это знают». 

– Экономика движется в направлении прямо противоположном развитию, – как бы завершив дискуссию, заявил глава Счетной палаты Кудрин. И добавил, что к реформам руководство страны «не готово, не способно» и, возможно, «не имеет политической воли». 

Значит, так и будем трястись по рытвинам и ухабам на скрипучей телеге. Сколько? Одному Богу известно… 

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/