Президент Медведев считает систему управления страной «абсолютно устаревшей»

Казалось бы, День русского языка – не совсем повод для высказываний президента страны на сугубо управленческие темы. Однако в ответ на реплику одного из присутствовавших в Государственном институте русского языка о том, что язык – это геном нации и потому он должен координироваться программой высшего уровня, Дмитрий Медведев ответил неожиданно: «У нас это общая проблема. Всё, что не координируется президентом, не координируется никем. Но это плохо, это означает, что у нас абсолютно устаревшая, несовершенная система управления, которую надо менять. Когда все сигналы будут приходить только из Кремля, это показывает, что сама по себе система нежизнеспособна, надо её настраивать».

Президент Медведев не впервые и всё жестче критикует не только правительство, но и сложившуюся бюрократическую систему управления страной и экономикой. Ровно год назад, на совещании по формированию перечня федеральных целевых программ, он сурово заметил, что «подготовка проектов – а это 12 программ и подпрограмм – идет медленно, и главная проблема заключается в том, что отсутствует должная координация по этому вопросу».

Чуть раньше, на заседании президиума Госсовета, Дмитрий Медведев напомнил, что после прошлогоднего аналогичного мероприятия давал поручения, которые оказались сорваны: «Ответственность в этом – правительства, которое не довело до конца целый ряд документов, и они не были внесены в Государственную Думу».

Подобных ситуаций недовольства президента предостаточно. И резко негативная реакция Дмитрия Медведева не удивительна. Если во время президентства Владимира Путина исполнялась половина его поручений, то, судя по докладу Константина Чуйченко, начальника контрольного управления Президента РФ, Дмитрию Медведеву 21 июня 2010 года, по итогам пяти месяцев исполняется лишь каждое пятое.

Понятно, что система управления в государстве разрушается. Масштабы впечатляют: в I квартале 2010 года министерства и ведомства более 70 раз срывали сроки представления материалов с проектами докладов президенту, сообщил Чуйченко.

Нынешняя бюрократическая система столь громоздкая, что непонятно, кого наказывать, считают эксперты. Поручение президент дает премьеру, дальше оно спускается вниз, и зачастую неясно, на каком именно уровне застревает. Если список виновных и появится, то это будут, в основном, случайные люди.

Однако некоторые чиновники высшего ранга демонстративно игнорируют поручения президента, не соглашаясь с ними по сути. Так, например, грандиозный скандал разразился после того, как на выходе из Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца, где Медведев 11 июня 2010 года выступал с очередным Посланием, вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин объявил журналистам, что правительство не собирается направлять половину расходов на модернизацию, к чему только что призвал глава государства.

Диагнозам специалистов не откажешь в прозорливости. Лев Гудков, глава «Левада-центра», уверен: «…Нынешнее печальное положение системы управления в России – результат всей предыдущей политики централизации и исчезновения реального разделения властей. Система, заложенная в Конституции РФ, растворилась в политической практике. А это означает отсутствие контроля над бюрократией. Последняя начинает работать сама на себя».

Как это она делает, рассказал мне старинный приятель, в недавнем прошлом – видный тюменский чиновник. Зашел он к своему знакомому, главе аппарата одного федерального ведомства на территории области. Беседуют, телефон звонит – надрывается, а хозяин кабинета ухом не ведёт. Мой приятель кивает ему на аппарат и слышит в ответ: «Да за такие деньги чтобы я трубку снимал?!».

Оказывается, чиновник в данный момент был озадачен личными проблемами: жена поручила найти «вагонку» для ремонта дачи! Кстати, о деньгах. По свидетельству академика Абела Аганбегяна, хорошо знающего США, наши чиновники среднего и верхнего уровней управления зарабатывают больше американских коллег!

Ладно, тюменский эпизод – локальный. Но вот пример иного масштаба – госкорпорация «Роснано». Она получила из бюджета 65 млрд рублей, в штате 400 сотрудников. В прошлом году, по разным данным, запустила от 8 до 13 реальных нанопроизводств. В Израиле также есть своего рода аналог “Роснано”, возглавляет его профессор Олег Фиговский, член Европейской Академии наук, директор ряда фирм. В 60-е годы он одним из первых в СССР изобрел образцы наноматериалов. В частности, асфальтовое покрытие, на которое садился «Буран». «Существует наш центр примерно столько же времени, сколько и «Роснано», – говорит профессор Фиговский. – Но у нас работает не четыреста, а полтора человека: исполнительный директор на полставки и инженер-координатор на полную ставку. Их зарплаты существенно ниже, чем в “Роснано”. За тот же период они пустили порядка 30 новых нанотехнологических производств». Как говорится, почувствуйте разницу.

По мнению строптивого Алексея Кудрина, сейчас «целые отрасли развиваются в режиме ручного управления. Мы не провели черту ответственности власти. В итоге, пока первое лицо не включится, ничего не произойдет», – считает вице-премьер.

Образцы такого ручного управления то и дело демонстрирует премьер Владимир Путин. Многие, наверное, помнят, как на пожарищах деревень прошлым летом премьер заверял, что лично будет отслеживать строительство новых домов. И вот теперь, спустя почти год, погорельцы нескольких регионов – Волгоградской, Нижегородской и Московской областей, а также Алтайского края – жалуются, что личный контроль первых лиц не помог. Из-за недостаточно высоких фундаментов подвалы многих домов залиты водой. Вследствие скверного качества строительства и отсутствия привычных для сельских домов печей зимой людям было холодно и сыро. Некоторые поселки построили на мало пригодной для жилья болотистой почве. Не везде они получили гарантированные коммунальные удобства.

В прошлом году лично премьеру пришлось включиться в ликвидацию многолетней свалки рядом с «Шереметьевым». Оказывается, стаи, питающиеся отходами, спровоцировали более полутора сотен столкновений самолетов с птицами. А вскоре опять же премьеру пришлось регулировать автомобильное движение на ленинградском шоссе столицы. Если так будет и дальше, одного премьера, даже суперэнергичного Владимира Владимировича, явно не хватит на все и про все.

В июне 2010 года подводились итоги экономической десятилетки: в июне 2000 года увидела свет стратегия-2010, которая считается второй волной либеральных реформ. Программа – детище Центра стратегических разработок, которым тогда руководил Герман Греф. Реализована она едва на треть. Неудача, по мнению Грефа, вызвана тем, что «мы недостаточно обратили внимание на реформу государственной власти». Этот ключевой раздел попросту изъяли из официального текста, и он сохранился только в экспертном варианте. Стоит ли после этого удивляться, что эффективность государственного управления в России, по оценкам Всемирного банка, в 2002 году составляла – 0,29, а в 2009 г. – 0,28 (–2,5 – это самое нижнее значение шкалы, а высшее +2,5).

Конечно, власти понимали: надо что-то делать! В 2000 году появился институт полпредов, главной задачей которого было объявлено приведение в соответствие региональных законов федеральным. И что же? Исследование Минюста показало, что в 2010 году обнаружено 4355 региональных законодательных актов, не соответствующих федеральным. Это лишь те документы, которые подвергли правовой экспертизе. Специалисты признали, что огромная бюрократическая машина вертикали работает на холостых оборотах. В пятерке сомнительных лидеров Воронежская, Нижегородская, Пензенская и Новосибирская области. И что удивительно – Санкт-Петербург!

Люди делают свой выбор: поскольку им неведомо, федеральный или региональный закон правильный, они в этой неразберихе считают за благо хорошие отношения с начальством. Это и есть конформизм, который ярче всего проявляется на выборах. В этом Россия очень похожа на древний Китай, где законы были составлены так, что их было невозможно не нарушить. Поэтому чиновники пребывали в постоянном страхе и покорности, завися от милости вышестоящих лиц.

Последнее изобретение власти – Агентство стратегических инициатив непосредственно при премьере страны. На стол Владимира Путина будут ложиться самые интересные инновационные предложения из регионов. Тем самым молчаливо признаётся, что промежуточные бюрократические звенья в лучшем случае еле теплятся, в худшем – еще и агрессивно корыстолюбивы, а вот горизонтальные механизмы в регионах либо в эмбриональном состоянии, либо вовсе отсутствуют.

Между тем никто не отменял экономическую аксиому. А она гласит, что при удвоении объемов производства или валового внутреннего продукта сложность связей внутри объекта увеличивается в кубе. Именно по этой причине управление то ли предприятиями, то ли государствами должно адекватно совершенствоваться, что и позволяет развитым странам становиться таковыми. Худо-бедно ВВП России за десятилетие удвоился, а вот властная вертикаль практически не изменилась. «Костыли» в виде федеральных округов и прочих подпорок, как видим, кардинально эффективность государственного управления не увеличивают.

Конечно, и в развитых странах основные государственные каркасы существенно не меняются. Всё также, согласно конституциям, существуют и премьеры, и министры, и губернаторы. Но все эти чиновники гибко подстраивают и настраивают государственные, а тем более – рыночные, институты под реалии, которые диктует жизнь. Прежде всего – экономическая. И вот здесь гордиться нам абсолютно нечем. Общее качество институтов России, по международной шкале, равно 2,7 балла из максимальных 10. Россия на 46 месте среди 49 стран. Причем в 2000-2008 годах оценка наших институтов упала на 0,6 балла. А за плохими институтами стоит и казнокрадство, и рейдерство, и коррупция… Словом, жизнь по понятиям.

Так что не зря зарубежные специалисты видят в современной России аналог государства ренты и кормлений, распространенного в Европе в XVI-XVIII веках. Было бы неправильно думать, будто в сохранении ущербной вертикали существуют только политические причины, хотя они у всех на виду. Как ни удивительно, последний мировой кризис обнажил новые аспекты в старых вроде бы научных спорах о роли и месте государства как в управлении своими странами, так и экономиками. Но об этом в следующий раз.