Устроено по модели Чаянова

В последних колонках я коснулся ситуации в сельском хозяйстве и сельской местности. Коллеги из газеты «Крестьянские ведомости» прошлой осенью побывали в Голландии и написали, как там устроена работа и жизнь людей, связанных с аграрным сектором. Читая эти заметки, понимаешь: нам есть к чему стремиться. Предлагаю самые интересные фрагменты, а желающие могут прочесть все три статьи на сайте «Крестьянских ведомостей».

«Страна тюльпанов» очень симпатична. Чистые прибранные деревенские дома, которым у нас позавидовали бы иные элитные коттеджные поселки, зелень, цветы, обкошенные каналы вдоль дорог, чистый воздух. Средний годовой душевой доход составляет $42475! (В России чуть больше $16000.) Правда, и налоги не шутейные. АПК, в котором занята добрая четверть работающих, – один из локомотивов голландской экономики. С каждого гектара фермер получает в 2,5 раза (!) больше отдачи, чем в среднем по Евросоюзу. И одним трудолюбием аграрное чудо не объяснишь. О секрете успеха нам рассказывал в университетском исследовательском центре Вагенингена руководитель отдела маркетинга и корпоративных связей Бен Геерлинг:

– Организационную базу голландской аграрной экономики в широком смысле составляет сотрудничество и кооперация. Громадный синергетический эффект даёт так называемый «золотой треугольник»: гармоничное сочетание предпринимательства, усилий правительства и науки. Правительство обозначает перспективные направления и дает им первый толчок: где финансами, где налоговыми послаблениями, а где просто добрым словом и орденом на грудь. Наука пускается в фундаментальные или прикладные исследования по заданной теме. Предпринимательство же очень внимательно следит за действиями остальных сторон «треугольника» и прекрасно понимает, как применить научные достижения, какие меры со стороны центрального или регионального правительства нужны.

…Завод компании "Босграаф груп БВ” в небольшом городке Юре специализируется на создании и производстве инновационных установок для сыроделия, которые поставляет более чем в 120 стран. Мы попали как раз на испытания новой линии. Директор завода доктор Ван Дален объяснил, что линия – разработка будущего. Контрактная стоимость – 1,2 млн евро. Производить будет двадцать тысяч тонн твердых сыров в год и высококачественную сыворотку, которая идёт на производство детского питания, спортивных напитков, в фармакопею. На заводе работают с полной занятостью пятьдесят человек, включая тройку управленцев, конструкторов, инженеров и рабочих.

Интересно, что инвесторы и предприятия не гонятся за сверхвысокими прибылями, нормальной считается рентабельность в 6-7%.

…Господин Яан де Боер, генеральный директор компании, специализирующейся почти сто лет на оптовой и мелкорозничной продаже и доставке свежих цветов и сопутствующих товаров, провел с нами мастер-класс по цветочной торговле и логистике.

– Цветы – это товар особый, скоропортящийся и не очень дешевый. Их логично доставлять в вашу страну воздушным транспортом, как и во многие другие. А в России не организованы фитосанитарный контроль и таможенная очистка в аэропортах. Поэтому используем автотранспорт. А это, по-любому, двое суток. Да плюс время на формальности. Так что попадают наши розы к российским дамам, в лучшем случае, на пятые сутки после срезки.

Мы беседуем в циклопическом холодном складе площадью более восьмисот тысяч (!) квадратных метров. В этом самом крупном центре мира есть все, что связано с цветочным миром и бизнесом. Работают в комплексе более десяти тысяч человек и обеспечивают рабочими местами еще пятьдесят тысяч. Здесь каждый день устанавливаются мировые цены на цветы и растения. Ежедневно продается девятнадцать миллионов различных цветков и более двух миллионов декоративных и прочих растений. Только цена устанавливается не по возрастающей, а по убывающей. Кстати, полутораметровые розы, что в Москве идут не менее чем по сто пятьдесят рублей, на наших глазах были проданы по двадцать девять евроцентов (13 рублей) за штуку!

– Основу цветочной отрасли составляет кооперация, – рассказывает Коэн Мейхераан, менеджер отдела по связям с общественностью аукциона «Флора Холланд». – Все, что вы здесь увидели, является совместной кооперативной собственностью большинства фермеров-цветочников Нидерландов. По уставу, кооператив – неприбыльная хозяйствующая единица. Его задача – оказывать услуги членам организации. Часть прибыли вкладывается в развитие и техническую модернизацию самого предприятия, а что осталось – возвращается учредителям.

Коли в отчете ноль прибыли, то нет и налогов. А Гражданский кодекс РФ не предусматривает существования неприбыльных хозяйствующих структур. То есть член кооператива попадает под двойное налогообложение: за принадлежащую ему собственность и предпринимательский оброк. Ясно, что экономический смысл кооперации частников испаряется. Голландцы усвоили и массу других тонкостей, описанных в трудах Чаянова. Кстати, собрание сочинений советского ученого, расстрелянного в 30-х годах, переведено на голландский и издано несколько десятилетий назад, а в России до сих пор не опубликовано.

… Голландское овощеводство сконцентрировано вокруг шести территориально-функциональных кластеров. В них сосредоточены предпринимательские структуры, переработка, исследовательские центры, логистические инфраструктуры и экспортные возможности (помните тот самый «золотой треугольник»). Тепличное хозяйство фермера Барендзе сверхсовременное даже по местным меркам. Назвать просто теплицей этот храм закрытого грунта под шесть метров высотой и площадью двадцать гектаров как-то язык не поворачивается. На длиннющих, под самый потолок, плетях висят созревшие оранжевые плоды паприки. Их срывают, кладут в специальные короба, которые увозят на сортировку роботы-тележки.

– Когда переехали сюда, – рассказывает PR-менеджер, очаровательная супруга фермера Петра, – у нас было приблизительно треть суммы, которая нужна была для строительства (эти деньги муж выручил за продажу нашего прежнего хозяйства). Остальное – а общая стоимость проекта около двадцати миллионов евро – мы взяли в кредит в кооперативном «Рабобанке». ПОД 1,2 ПРОЦЕНТА ГОДОВЫХ С РАССРОЧКОЙ ВЫПЛАТЫ НА ДВАДЦАТЬ ЛЕТ (выделено авторами).

Теплица практически герметична. Газ для отопления фермер получает со скидкой 25% от рыночной стоимости – это уже региональное правительство поощряет энергосбережение. Оплата батракам стандартная: 8 – 10 евро чистыми в час при сорокачасовой рабочей неделе. Да плюс к этому около 30% фермер платит налог на фонд заработной платы, ну, а сами наемные работники столько же должны платить подоходного налога.

– Но, – добила нас на прощанье Петра, – не думайте, что наша теплица самая большая в округе. Видите, – и она указала на стройку в паре километров, – сосед заканчивает возводить теплицу для выращивания томатов площадью 128 гектаров. Вот он-то и будет наш «помидорный король»!

В той же провинции попали к фермеру Патеру Броерсену. Он в числе первых применил технику «плавающей гидропоники»: листовой салат произрастает на открытом воздухе в резервуарах с питательной жидкостью. На площади бассейна в пять тысяч квадратных метров Броерсен собирает свой удивляющий размерами урожай.

…Уже много раз говорилось, что вырастить продукт, собрать его – это полдела. Невозможно представить Голландию без картофеля. За последние годы именно в хранении, транспортировке и переработке базового сырья в этой стране достигли воистину мировых высот.

– Картофельные короба уже давно стандартизованы, – объясняет инженер Дирк Брад, специалист по вентилированию складских помещений. – В коробе около тысячи трехсот килограммов картофеля, и они устроены таким образом, чтобы пазы между досками не совпадали друг с другом. Это делается для того, чтобы достичь максимального вентиляционного эффекта.

И еще. Оказывается, короба заказывают из особо прочной древесины в Швеции и Финляндии с расчетом на то, чтобы они служили лет по двадцать. Но это означает, что складские рабочие должны обладать очень высокой квалификацией и бережно относиться к работе. Методика хранения картофеля зависит от его назначения и прочего…

Да, в стране хороший климат и размером она с Московскую область. Однако если в России десятки миллионов гектаров сельхозугодий зарастают в ожидании хозяина, в Голландии отвоеванные с тридцатых годов у моря полярные земли – порядка двадцати тысяч гектаров – очень дороги. Говорят, один квадратный метр земли стоит три тысячи евро. Поскольку осушение велось за государственный счет, в свободный оборот они могли поступить только после того, как вложенные средства вернутся в государственную копилку за счет аренды.

Голландия без всяких рапортов о своих великих свершениях, спокойно и устойчиво идет вперед. Не так быстро, как «азиатские тигры», но уверенно и равномерно, как и положено уважающей себя нации.