Раскачивается отечественная экономика

В конце старого и в первые дни наступившего года я не успеваю отслеживать зигзаги экономической политики. Самое удивительное в том, что меры, которые вроде бы должны вытащить страну из провала, на самом деле такой результат не гарантируют. Этот пасьянс, скорее, похож на гадание, а некоторые «карты» вызывают оторопь.

Официально итоги минувшего года еще не подведены, но эксперты сходятся в том, что валовой внутренний продукт в лучшем случае увеличится на 1,3%, а в 2014 году и вовсе пророчат минус. Чем же намерено ответить правительство? Более-менее четко обозначено несколько направлений. Это финансирование проектов из Фонда национального благосостояния (ФНБ), деофшоризация, замораживание тарифов естественных монополий, усиление роли правоохранителей, прежде всего, в налоговой сфере и пенсионная реформа, которая больше похожа на конфискацию накоплений доверчивых граждан. А компании, как показывают ежемесячные опросы Росстата, нуждаются в другом: в снижении налоговой нагрузки, стабильности и определенности экономической ситуации, реализации мер по стимулированию внутреннего спроса и т.п.

Про инвестиции из ФНБ я недавно писал на примере реконструкции Транссиба. Напомню, затевается она, главным образом, для того, чтобы с ветерком и выгодой для бюджета с Востока на Запад возить грузовые контейнеры. Однако проект даже на бумажной стадии не выдерживает конкуренции с другими маршрутами в мире. Это значит, что и бюджет не дождется ожидаемых поступлений, и восток страны не получит от инфраструктуры мощного толчка для развития.

О вреде офшоров не писал только ленивый. Президент Путин, по инициативе которого и разворачивается это наступление, сказал, что в 2013 году через офшоры реализованы российские товары общей стоимостью 111 млрд долларов, или пятая часть всего экспорта. Половина из 50 млрд долларов российских инвестиций в другие страны также пришлась на офшоры. Поправки к законам, в которых пропишут механизм налогообложения офшорных компаний, должны лечь на стол президента до 30 июня. Однако многие эксперты в смятении. Почему всё минувшее десятилетие смотрели на офшоры сквозь пальцы? Почему дожили до того, что 80% компаний ушли в иностранные юрисдикции? Да и вообще, как технически обложить офшорные компании налогом? Сомнительно и то, что эта мера увеличит приток инвестиций в Россию. Ведь большинство компаний убежало из страны не столько ради налоговой оптимизации, сколько стремясь обеспечить конфиденциальность, а еще сохранить бизнес от рейдеров, многие из которых в погонах.

Да, бизнес уходит и от налогов, которые, как известно, выше американских. Пожалуй, ярчайший пример: три четверти грузов российские суда перевозят под иностранными флагами. Это намного дешевле, нежели верность России. К тому же тяжелый кризис вовсе не подходящее время, чтобы разворачивать борьбу с офшорами. Дополнительные налоги – это не тот стимул, который поманит бизнес на родину, да еще и поможет выдержать конкуренцию на международных рынках. Убыточной может стать, например, торговля металлом. Много дров наломают и в сфере высоких технологий. Запад мирится с налоговой оптимизацией таких компаний, чтобы сохранить их конкурентоспособность.

«Мы опять не с того начинаем, – считает финансовый омбудсмен Павел Медведев. – Сначала создали невыносимые условия внутри страны, а теперь говорим бизнесу: либо выбирайте жизнь в несносных условиях, где у вас могут попросту отнять бизнес, либо мы вас обложим налогом».

Если честно, я сначала порадовался другой мере правительства: заморозке тарифов естественных монополий, хоть и до 2017 года. Но вскоре отрезвило обещание на 20–30% увеличивать тарифы потом. Есть и другой повод призадуматься. Конечно, монополии сорят деньгами, однако в каждой из них в той или иной степени есть присутствие государства, но что-то его благотворного влияния не ощущается. К тому же дорогущие кредиты Центробанка превратили тарифы чуть ли не в единственный источник инвестиций монополий. А теперь они, по оценкам экспертов, только в наступившем году упадут на сотни миллиардов рублей. Чиновники парируют: зато предприятия, которые используют услуги монополий, увеличат свои инвестиции. Увы, и эти ожидания напрасны. Когда экономика скатывается в кризис, говорит Игорь Николаев, директор института стратегического анализа ФБК, инвестиции замораживаются до лучших времен. Это показывают ежемесячные опросы Росстата относительно поведения руководителей компаний.

Кстати, Минэнерго перед Новым годом опубликовало поправки к Закону "О теплоснабжении". Это еще тот подарочек населению! С 2016 года тарифы будут устанавливать не региональные энергетические комиссии, а свободные долгосрочные договоры теплоснабжающих организаций и единого поставщика тепла. Идея такая: создать экономические стимулы инвесторам и, наконец, модернизировать отрасль. Действительно, эта ситуация перезрела, однако вовсе не обязательно дополнительно обирать население. А новые правила в большинстве регионов сразу увеличат стоимость тепла в среднем на 26%, а на Дальнем Востоке и севере страны – на 75-100%! Это называется – заморозили тарифы монополий…

Чиновники кивают на Западную Европу. Да, в некоторых странах, говорят независимые эксперты, при централизованном снабжении теплом тарифы не регулируют, а определяют, сравнивая с альтернативными технологиями его производства. Но в России они еще неизвестно когда появятся и появятся ли вообще. Тем более что вначале не худо бы ликвидировать массовые случаи, когда потребители и управляющие компании просто не платят за тепло. По оценке Минстроя и ЖКХ, эти потери составляют 20% инвестиций в отрасль.

Кроме эквилибристики с тарифами, есть и другие способы привлечения инвестиций. Например, годами говорят о государственно-частном партнерстве (ГЧП). На этой неделе после новогодних каникул Госдума открыла весеннюю сессию, и выяснилось, что среди 900 замороженных лежит и законопроект о ГЧП. Наверное, это кому-то очень нужно. Спикер палаты г-н Нарышкин заметил, что депутаты работают очень медленно, и предложил ввести ускоренную процедуру прохождения важных законов. Зато, например, лидер либеральных демократов Жириновский обеспокоен активной сексуальной жизнью однопартийцев! Он советует им сократить это увлечение до четырех сеансов в год…

Скорее всего, не следует ждать притока инвестиций в экономику и от населения. Впервые с 2008 года, по данным исследовательского холдинга "Ромир", повседневные расходы россиян в третьем квартале 2013 года увеличились менее чем на 1% по сравнению с декабрем 2012 года, а с учетом инфляции сократились более чем на 5%. С одной стороны, ощущается неконтролируемый рост цен на элементарные продукты, что и неудивительно: если доля американского АПК в ВВП страны составляет четверть, то российского – лишь 5%. И здесь правительство ведет себя непоследовательно. Например, то объявляет о прекращении льготного кредитования автопрома, то продляет, видимо, вспомнив, что продажи автомобилей упали за год на 12%. А с другой стороны, уже третий раз Центробанк увеличивает границы плавающего валютного коридора (верхний предел на отметке 38,2 руб.), да люди и сами видят, как скачет курс доллара. «Импорт растет быстрее экспорта, что создает предпосылки для девальвации, – говорит экс-министр экономики РФ Нечаев. – Было бы правильно объявить населению, что девальвация в 5–10% будет иметь место. Правда, уровень доверия к финансовым властям таков, что если сказать 5% все решат, что будет в пять раз, и это сбудется. Девальвация в 5% неизбежна, и это секретное оружие Минфина».

Словом, люди начинают экономить. Тем более что всё больше предприятий сокращают рабочую неделю. Особенно – в моногородах, а их в России, по данным Минтруда, 342. Будучи на днях в одном из них – Тутаеве Ярославской области, премьер Медведев признал ошибкой поддержку градообразующих предприятий в 2008–2009 годах, что позволило сохранить неэффективные рабочие места. Теперь обсуждается программа переселения из этих городов 60 тыс. На человека выделят 200 тыс. руб. и еще 300 тыс. – на семью. Переселенцев намерены переобучать за счет федерального и региональных бюджетов (опять новые обязательства без денег!), а также создавать индустриальные парки с льготными условиями для инвесторов, где работу могут получить уволенные или незанятые сотрудники. Я уж не говорю о мизерных субсидиях – за рамками программы осталось главное: где переселенцам жить? Понятно, что на выручку от продажи квартиры в моногороде новую в другом месте не всегда купишь. Но арендные дома, в которых живёт солидная часть населения западного мира, более-менее строят только в Москве. Ни программ, ни соответствующих законов для страны до сих пор не принято, хотя об этом тоже говорят, говорят…

Открывая Гайдаровский форум, премьер Медведев сказал: «Хочу отметить, что наши сегодняшние проблемы, на мой взгляд, скорее, следствие успешной реализации экономической политики последних 10–12 лет, которая и позволила подняться на иную качественную ступень, на которой мы сталкиваемся с совершенно другими по своей природе и масштабу вопросами, по сравнению с теми, которые стояли перед нами еще 10–15 лет назад». Смелое заявление. Найти бы ответы на «масштабные вопросы»…