И где же выход?

Окончание. Начало в № 97.

Сегодня только ленивый не говорит про инновации. Аналитики отмечают: национальная система России в этой сфере практически достроена. По мере того, как изобретатель продвигается по инновационному конвейеру, его готовы подхватить самые разные фонды и инструменты. Другими словами, утверждают эксперты, в стране за последние годы создан весь набор институтов. Их даже с избытком!

Однако на экономике появление таких конвейеров и инкубаторов не сказалось пока никак. Промышленность остается самым грандиозным тупиком. По данным Росстата, производство в мае снизилось в годовом выражении на 1,4%. Падение идет третий месяц, хотя в целом с начала года сохраняется символическая прибавка на 0,2%.

Между тем, по данным журнала «Эксперт-Сибирь», суммарный объем инвестиционных программ десяти крупнейших нефтегазовых компаний в 2012 г. вырос до 2 трлн руб. с лишним, за последние четыре года вливания в нефтепереработку увеличились в 2,8 раза. Но, сравнявшись с зарубежными компаниями по доле затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в выручке и даже опережая некоторые из них, отечественные компании практически на порядок уступают им в количестве зарегистрированных патентов. Хотя ученым есть что предложить, сегодня наши компании отстают от западных как минимум на 20 лет.

Однако самая резкая критика чиновников, пусть даже и президентом, да его указы еще не подтолкнут к инновациям. Компании, особенно государственные, привыкли доминировать, а не конкурировать, получать прибыль, не сокращая растущие издержки, которые легко включают в цену продукции, да еще и, как «Газпром», требовать у государства налоговые поблажки.

Словом, принуждение к инновациям, провозглашенное с подачи экс-президента Медведева, не сработало. Углеводороды и их переработка – не единственные отрасли, где Россия отстает от мира все больше. По итогам двадцатилетия жизни в рынке ВВП в реальном выражении превышает максимум 1989 г. на 10%, а вот объем промышленного производства в сопоставимых ценах отстает на внушительные 20%.

Недавно американский президент заявил, что несколько ведущих корпораций США возвращают свои подразделения из Китая. Вторая волна индустриализации нарастает уже несколько лет и в Европе. Но не в России. Ни в одной стране мира идея постиндустриальной экономики не была реализована в такой мере, как в нашей. Новоиспеченные либералы в ответ на вопли, что гибнет промышленность, нимало не смущаясь, парировали: все нужное купим! И вот результат. Мы почти потеряли станкостроение, не выпускаем тракторы, химические волокна, не делаем гражданские суда, металлургическое оборудование и прочее, и прочее…

Некогда лидер индустриального мира, Россия за последние четверть века стала торговой страной. Это единственный показатель, по которому мы впереди планеты всей! Но не надо строить иллюзий: если в стране дефицит внутреннего производства – постепенно рынок непременно сожмется.

«Я просто в отчаянии. Я даже не представляла, насколько в России отсутствует понимание того, сколь серьезны проблемы с российской промышленностью. Поймите, наконец, вашу страну не спасут прорывные инновации в отдельных отраслях. Вам нужно организовать фронтальный рост экономики», — цитирует журнал «Эксперт» Карлоту Перес, почетного профессора Центра исследований научной и технологической политики Университета Сассекса (Великобритания). По словам профессора Перес, сейчас акцент смещается к реальному производству, на которое в России разучились обращать внимание должным образом. «Вы, – сказала она российским коллегам,– хотите быстро, как по волшебству, вернуть былое индустриальное величие. Не обольщайтесь – быстро не получится. Предстоит долгая, тяжелая, кропотливая работа по реконструкции и модернизации целых отраслей разрушенной промышленности».

Однако в государстве, похоже, пока не слишком представляют, с какого бока к этой работе приступить. Вот пример. Загубив заводы сельхозмашиностроения, правительство, после многолетнего лоббирования отрасли, в прошлом декабре приняло, наконец, программу ее стимулирования. Заводы дают аграриям скидку в 15% на их технику, а государство субсидирует этот процент. Выделены деньги, однако работать этот механизм начинает только сейчас, а не с января. Премьеру пришлось вносить в документ несколько серьезных поправок, после того как в апреле «Росагромаш» направил письмо президенту с просьбой о помощи. Однако госсубсидии, по мнению экспертов, кардинально не помогут отрасли. И прежде отечественная техника остро конкурировала с импортом. А после вступления в ВТО в несколько раз снизились импортные пошлины, и борьба стала уж совсем не равной.

Вроде бы этот локальный пример тем не менее отражает общую ситуацию. Пытаясь улучшить негодный предпринимательский климат, В. Путин, будучи еще премьером, в декабре 2011 г. инициировал создание Агентства стратегических инициатив (АСИ) и возглавил его наблюдательный совет. АСИ было предписано разработать сначала 22, а потом 13 «дорожных карт», призванных поднять место России в рейтинге Всемирного банка со 120-й позиции по итогам 2011 г. до 20-й к 2020 г. На прошлой неделе глава АСИ Никитин отчитался о готовности 9 «карт». Последние четыре запустят к осени. Сегодня Россия находится на 112-й позиции в рейтинге Всемирного банка. Однако многие эксперты считают, что подняться до 20-го места к сроку не удастся. Например, Алексей Калинин из компании SBS-consulting говорит, что «дорожная карта» – всего лишь план мероприятий. И дело не в качестве и количестве этих «карт», а в том, кто их будет реализовывать. Все те же чиновники, которые и десять лет назад, и сейчас душат бизнес.

Похоже, эксперт не сгущает краски. Сам глава АСИ признает, что запустить «дорожные карты» можно было бы и раньше, но тормозят аппарат правительства и Госдума. Как сказал один из федеральных чиновников: «… когда у нас подписывали «дорожные карты», никто не верил, будто из этого что-то получится. Поэтому все подписали не глядя и только потом стали разбираться в том, что необходимо для их исполнения». Все «карты» требуют реализации 520 мероприятий. «По 126-ти наступил срок исполнения. Из них 58 мероприятий исполнено, 39 не исполнено, по 29 подготовлены проекты нормативных актов и законопроекты, которые пока не приняты Госдумой или находятся на рассмотрении в аппарате правительства», – сообщил на прошлой неделе глава Минэкономразвития Белоусов.

Недавно «ТП» рассказала, как президент чихвостил министров за абстрактные планы и цели. Может, министры – дети и не знают, что в таких делах нужна предельная конкретность? Очень сомневаюсь. Просто под собой они видят бюрократическую трясину пресловутой вертикали, которая размножается почкованием закоулков и тупиков, где невозможно отыскать виновных в том, что сорвано выполнение тех же «дорожных карт». Почему множится бюрократическая паутина? Да потому, что власть пренебрегает важной закономерностью: с удвоением объемов производства слаженность связей в объекте управления растет в кубе. Правда, эта зависимость установлена экономистами для предприятий и компаний. Тем более важна она для страны. Как известно, за 10 лет ВВП удвоился, но страна – не предприятие, этот объект для управления куда как труднее, поскольку сложность связей растет не в кубе, а гораздо солиднее. Вот почему вертикаль не справляется с новыми задачами и окукливается бюрократической паутиной, которая тормозит не только развитие экономики, но и блокирует любую мысль. Страна уперлась в глобальный управленческий тупик, вывести из которого могут лишь кардинальные реформы, в том числе и связанные с политическим устройством. В первую очередь – налаживанием горизонтальных связей на муниципальном, региональном уровнях и между разными хозяйственными субъектами, предоставлением куда как большей свободы регионам. Напомню, что еще во время второго президентства В. Путина не исполнялось 40% его указов и поручений, а во время президентства Д. Медведева – уже половина. Не особо торопятся реализовывать майские указы В. Путина.

Показательно мнение авторитетнейшего эксперта Игоря Николаева, директора департамента стратегического анализа компании ФБК. «Власти до сих пор так и не поняли, что у них проблема, огромная проблема, – написал недавно Николаев по поводу безнадежной суеты вокруг буксующей экономики. – Интеллектуальный потенциал, который может быть ими востребован, становится всё меньше и меньше. А они по-прежнему почему-то думают, что всё знают лучше всех. Да ничего подобного. Не знают, не умеют. Но самое печальное, что и не хотят знать. Сплошной апломб, всё «отлито в граните»… Понятно, почему сформировалось такое отношение. У нас в последние годы независимая экономическая аналитика, мягко говоря, не приветствовалась. А уж если что-то и заимствовалось, то делалось это, как правило, крайне непрофессионально. И что-то мне подсказывает, что я не одинок в своём таком отношении».

И, кажется, Николаев прав…