И где же выход?

За минувший год правительство во главе с новым премьером приняло много решений, но толку от них пока мало. Почему? Вот 31 мая президент провел заседание Госсовета по ЖКХ и во вступительном слове сказал, что совещаний, конференций, слушаний и круглых столов провели много, принят большой массив документов, но кардинальных изменений нет.

И на сей раз, по свидетельству «Коммерсанта», у входа в Георгиевский зал лежало около десяти стопок документов, каждая высотой не меньше полуметра. Это нормативно-правовые акты, которые регулируют ЖКХ. Правительство намерено в ближайшее время принять еще 44 акта, чтобы заработали вот эти все.

Забегая вперед, скажу, что по итогам заседания Госсовета добавится еще один документ, но нет никаких гарантий, что россияне почувствуют облегчение. Почему? Да потому, что власть и в этой сфере латает правовые дыры точно так же, как аварийщики – гнилые трубы. В одном месте заварят – рядом появляются новые фонтаны, потому что трубу надо менять целиком. Другими словами, весь массив документов несистемен. Например, недавно президент ограничил рост тарифов шестью процентами в год. Бизнес, доля которого в инвестициях и без того мизерная, – 8%, недоволен мерой, она, мол, лишает стимулов вкладываться в отрасль. Бизнесу нужен более высокий рост тарифов, иначе инвестиции не окупишь быстро. С другой стороны, шестипроцентный ограничитель выгоден регионам с высокими тарифами и невыгоден – с низкими. В третьих, по словам Светланы Орловой, бывшего сенатора и действующего губернатора Владимирской области, только в этом регионе действует 820 тарифов, но кто и как их считает, непонятно. А в-четвертых, эти тарифы не покрывают нужду в инвестициях: только на первичное восстановление фондов нужно 9 трлн руб., привел В. Путин экспертные оценки. И добавил: «Вкладывать ... только бюджетные средства – неэффективно и недостаточно». Тем более что денег в казне попросту нет.

Сбоку от тарифов примостилось аварийное и ветхое жилье. Недавно правительство вроде приняло программу по расселению людей, но президент счел её написанной «на коленке» и отправил буквально в мусорную корзину: “Программу приняли и, прямо скажем, по всем регионам прошлись, заставили их подписать и буквально через месяц констатировали, что она невозможна к исполнению…». Тем самым Кабинет министров дискредитирует собственную работу и “вводит себя в блуд”. В апреле Путин поддержал предложение Минфина сдвинуть срок исполнения своего поручения по расселению из ветхого жилья с 2015 г. на конец сентября 2017 г. По итогам последнего заседания Госсовета правительство должно представить президенту новую программу к 15 июля. Посмотрим, что из этого получится, однако ход обсуждения на Госсовете не прибавил у меня уверенности увидеть эффективно работающий документ.

Отдельные сюжеты – тепло и электроэнергия. И то, и другое дорожает, но даже за большие деньги никто не дает гарантий, что ресурсы будут подаваться бесперебойно и качественно. Опять же что для этого нужно сделать, власти не знают. А потому тарифы на эти ресурсы ускоренно увеличиваются.

Вот другой тупик: пенсионная реформа. По мнению экспертов, государство предлагает гражданам игру: кто успеет заявить о себе до конца года, сможет и дальше копить на будущую пенсию, кто не успеет – у того накопительный взнос автоматически обнуляется. Другими словами, «молчуны», чьи будущие пенсии копятся в ВЭБе, должны очнуться и заговорить, какой вариант они выбирают. Но, кроме того что правительство почти ежемесячно переписывает правила, лишь 15% россиян, по данным фонда «Общественное мнение», знают о реформе, 39% «что-то об этом слышали», 42% впервые услышали о пенсионной реформе от самих социологов. О том, что же, собственно, будет в пенсионной системе меняться, толком не знает почти никто: 14% респондентов уверены, что речь идет «об увеличении пенсионного возраста», хотя Минфин, Минтруд и даже президент несколько раз публично заявляли: этого не будет.

Но коли люди так осведомлены, какой выбор они могут сделать в принципе? Информационной кампании правительство не планирует, а времени осталось всего ничего. Выходит, львиную часть населения автоматически лишили права голоса. Да по большому счету и выбирать нечего. На недавнем совещании у президента выяснилось: непонятно, будет ли новая пенсионная формула, которую, кстати, мало кто видел, введена с 1 января 2014-го или на год позже? Правительству в очередной раз прописано широкое общественное обсуждение. А людям что выбирать прикажете?

Другой сюжет: повышение окладов в медицине. Реальная картинка за первый квартал по одной из поликлиник столицы: все выплаты втрое ниже прошлогодних. 21 апреля в 23-х городах страны прошли акции протеста медиков. Это вынудило президента 7 мая, на совещании с членами правительства, посвященном реализации президентских указов годичной давности, устроить чиновникам нагоняй: «Я прошу вспомнить то, что я говорил. Я сказал – не заплатят, будут сбои. Нет, сказали, заплатят, мы их «окрасим». Окрасили? Кому нужна такая краска? «Где деньги, Зин», помните замечательные слова Высоцкого?».

В ответ глава Минздрава Вероника Скворцова заявила, что многие регионы направляли в Москву недостоверные отчеты. По данным министра, часть денег на местах не разворована, а заморожена на счетах. В нескольких регионах Центрального, Приволжского и Северо-Кавказского федеральных округов до одной трети фонда оплаты труда в лечебных учреждениях было выделено «на административный ресурс». «И то количество денег, которое досталось обычным врачам и медсестрам, очень незначительно», – сказала Скворцова. В итоге средние зарплаты врачей должны были вырасти на треть, но сами медики просят вернуть их хотя бы на уровень прошлого года.

Сворачиваю в очередной тупик. Более трех лет назад чиновники решили создать национальную платежную систему, частью которой должны были стать универсальные электронные карты (УЭК) с широкими функциями: от удостоверения личности до медицинских услуг, социальных выплат, налоговых платежей и покупок. Это не только облегчило бы жизнь людям, но и модернизировало госуслуги. Однако перспективный проект отложен на неопределенное время. Обязательную выдачу УЭК, которая предусматривалась с 2014 года, планируется отменить, сообщил в начале февраля министр связи Николай Никифоров. «УЭК является важным пилотным этапом, в рамках которого отрабатывается взаимодействие всех ведомств, но стратегически в 2015 году и последующие годы мы рассчитываем, что начнется замена бумажных паспортов на электронные паспорта нового вида». Нашлась и вторая причина: УЭК оказался очень затратным, а из федерального бюджета никакой компенсации субъектам предусмотрено не было, посетовал все тот же министр. Теперь из Закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» планируется исключить статью, предписывающую обязательную выдачу гражданам УЭК с начала 2014 года, заявил г-н Никифоров. Карту можно будет получить только по заявлению.

Напомню, закон о внедрении УЭК до сих пор был одним из приоритетов появления электронного правительства. Это предполагало максимальную открытость и региональных, и федеральных чиновников. На местах создание инфраструктуры должны были финансировать регионы, однако дело успешно провалили. Действительно, в конце 2011 года общие затраты на УЭК на следующие пять лет оценивались в 101,3 млрд рублей, но Минэкономразвития ранее называло сумму в 135–170 млрд. Регионы же не могут наскрести деньги для реализации указов президента годичной давности.

Тем не менее Москва, Астраханская, Пензенская, Ростовская области, Алтайский край и Башкирия к февралю были полностью готовы запустить проект. Но вся штука в том, что пока УЭК можно пользоваться лишь как банковской картой. Да и то в магазинах, в которых расчеты обслуживает Сбербанк через систему «ПРО100». Это примерно 100 тыс. точек по всей России. А приложения по оплате госуслуг не готовы. Например, заказать и оплатить загранпаспорт по Интернету с помощью карты не получится.

Такому повороту, безусловно, рады чиновники, ведь им не грозят новые стандарты работы с населением. Ну а граждане привычно будут сидеть, а чаще – стоять в очередях и собирать горы бумажных справок.

Окончание следует.