Прямые и косвенные налоги будут расти

Минфин повышает налоги. Делает он это не от хорошей жизни. Первый квартал показал, что нефть, как ожидали, не дорожает, более того, эксперты предсказывают, что она подешевеет. Цена газа на Западе уже падает, а углеводороды приносят в казну половину поступлений. И Минфин с трудом сводит расходы и доходы бюджета.

Начало лета одарило нас подорожанием железнодорожных билетов примерно на треть, а РЖД просит дотаций. С 2014 года придется в разы больше платить за квартиры, дома, дачи и землю – налог будут считать из кадастровой, а не инвентаризационной стоимости. Ставка налога на банковские депозиты остается прежней – 35% от прироста капитала, но Минфин снижает уровень обложения. Если сейчас налог взимают, когда ставка депозита выше ставки Центробанка на 5%, то теперь банку достаточно превысить ставку ЦБ на 3%. Другими словами, налог станут брать по вкладам со ставкой выше 11,25%, тогда как пока начисляют сверх ставки выше 13,25% годовых.

Эти и другие новации налоговой политики на 2014–2016 годы представил Госдуме на прошлой неделе глава Минфина Антон Силуанов. В документе ведомства, розданном депутатам, говорится, будто фискальное бремя по доле в ВВП за последние годы снизилось с 36,5% до 34,2%. Это почти столько же, сколько в среднем по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), удовлетворенно отмечает Минфин.

Случилось так, что через три дня после парламентских слушаний в Москве прошла конференция ОЭСР по налоговому администрированию. К международным авторитетам из сочинской резиденции по видеосвязи обратился В. Путин. В частности, президент напомнил: «Вы наверняка знаете, что, по оценкам Всемирного банка, мы по условиям налогового администрирования сделали хороший шаг вперед и поднялись со 105-го на 64-е место в мире». Около 76% юридических лиц и 2 млн физических лиц в России уже общаются с фискальными органами посредством Интернета.

И парламентские слушания, и международная конференция вызывают противоречивые ассоциации. После доклада министра Силуанова председатель бюджетного комитета Госдумы Макаров обратил внимание на старый грех Минфина: как и прежде, его налоговая политика нацелена на наполнение бюджета, и в ней даже намека нет на стимулирующую роль фискальной системы. А Борис Титов, уполномоченный по правам предпринимателей, развенчал арифметику ведомства, согласно которой уровень налогов снизился. Оценивать фискальную нагрузку следует по ее доле не в ВВП, а в издержках предприятий. По этому показателю Всемирный банк помещает Россию на 152-е место из 185 стран с нагрузкой более 50%. У соседей бремя много ниже: в Казахстане НДС – 12% против 18% в РФ, подоходный – 10% против 13%, налог на прибыль – 15% против 20%, социальный налог – 11% против 30%. «Бизнес сегодня сокращает деловую активность, поскольку полностью платить всё предписанное не в состоянии, – заявил Титов. – Приходится все больше уходить в тень». Президент “Деловой России” Александр Галушка добавил, что проведенная по методике Всемирного банка оценка нагрузки на машиностроительные и обрабатывающие предприятия показала долю налогов в прибыли и вовсе за 60%.

Президент “Опоры России” Александр Бречалов посетовал на то, что малый бизнес в минфиновских “направлениях” даже не упомянут. Между тем только с начала года более 400 тысяч индивидуальных предпринимателей отказались от регистрации. Пожалуй, это единственный результат, которого добилось правительство, увеличив вдвое – до 35,6 тыс. рублей – страховые взносы для самозанятого населения. Власти рассчитывали совсем на другой эффект: появится более 40 млрд рублей дополнительных внебюджетных доходов. Но сработала бессмертная формула Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». В результате массового закрытия индивидуалов Пенсионный фонд потеряет более 6 млрд рублей страховых взносов, а бюджет – более 18 млрд иных налогов.

Не совсем ладно получилось и с налоговым администрированием, которое похвалил президент. Эксперты утверждают, будто зарубежные коллеги, повысив рейтинг России, не совсем учитывают национальные особенности фискальной «рыбалки» в нашей стране. Более или менее комфортно крупному бизнесу, который позволяет себе бодаться с репрессивным аппаратом. Средний же бизнес, а тем более малый, против наездов налоговиков бессилен. Что уж говорить о рядовых гражданах? Например, почему-то нельзя подать на имущественный вычет, сканировав все документы и отправив их по электронной почте. Вот и несут граждане в районные инспекции каждый год горы макулатуры.

Власти скромно умалчивают о том, что чиновники и все остальные люди существуют в разных налоговых системах. Многие категории госслужащих, как в советские времена, пользуются натуральными льготами: служебным автотранспортом, бесплатным медобслуживанием, путевками в дома отдыха по символической цене и т.п. Зарубежные коллеги в странах с нормальным устройством и общественным контролем за такие льготы платят налоги, а нашим все сходит с рук.

Кроме макроэкономических и моральных проблем, фискальные новации Минфина кишат множеством заноз, от которых придется страдать людям, далеким от тонкостей того же налога на недвижимость. Не зная методики кадастровой оценки, они вынуждены будут молча платить завышенный без оснований налог. Минфиновцы пишут: в этих случаях подавайте в суд на оценочные кампании. Но с кадастрами в регионах не все ладно: специалисты до хрипоты дискутируют на эту тему и не могут прийти к единым подходам. На всех судей не хватит консультантов, а что же говорить о гражданах, для которых кадастровые выкрутасы все равно, что китайские иероглифы?

В рамках налога на недвижимость введут налог на роскошь. Квартиры и жилые дома стоимостью до 300 млн рублей попадут под ставку 0,1% (с вычетом 20 кв. м), а земля — 0,3%. Ставки на объекты дороже 300 млн рублей могут варьироваться от 0,5% до 1%. Однако эксперты говорят, что от этой новации можно получить лишь моральное удовлетворение, да и то – призрачное. «Роскошь» начинается с таких астрономических сумм, что даже в Москве найдется всего несколько сотен подобных дорогих квартир. Ладно, если бюджет получит даже мизерную прибавку, коли её не съедят затраты на администрирование.

Не ранее 2018 года налог на недвижимость будут платить и предприятия. Тоже по кадастровой оценке. В перечне объектов заводы, офисы, другие нежилые сооружения, а также железные и автодороги, трубопроводы, линии связи, искусственные водные каналы. С этого года повышается налоговая нагрузка на естественные монополии — сокращают и отменяют льготы для железнодорожных путей общего пользования (не потому ли так резво подскочила стоимость проезда?), магистральных трубопроводов, линий электропередачи.

Более того, правительство вроде бы замахнулось на таких «священных коров», как ежегодный рост стоимости газа на 15%, обсудив эту тему на прошлой неделе. «Ожидаемый рост тарифов инфраструктурных компаний – это и газ, и электроэнергия, и железная дорога – соответствует ранее принятым решениям правительства, – пояснил Медведев. – Но хотел бы обратить особое внимание и Минэкономразвития, и других ведомств на то, что и в поручении президента, и в последующем поручении правительства говорится о необходимости удержания роста и снижении тарифов на товары и услуги естественных монополий. Нужно эти предложения подготовить и учесть при работе над нашим бюджетом».

Тарифные указания Дмитрия Медведева трудно поддаются анализу, считает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин: «Это какое-то раздвоение и шизофрения: чиновники утверждают рост тарифов и при этом собираются их «снижать»…

Пока чиновники во власти раздвоения, газпромовцы, например, сняли на всю прошлую неделю под свой корпоратив Витебск. Город стонал от понаехавших русских, которые, по словам очевидцев, «пьют и ведут себя, как быдло». Чего не гулять-то, если налоги гораздо меньше, чем у нефтяников, и рост газовых тарифов не остановлен.

Вообще правительства нормальных стран в налоговой политике ориентируются на так называемую кривую американского экономиста Лаффера. Суть проста: есть некая величина ставки налога, при которой его собираемость максимальна. Шаг вправо или влево снижает налоговые поступления. Так вот: эксперты утверждают, что Россия сейчас находится как раз на том участке «кривой Лаффера», когда повышение фискальной нагрузки сокращает доходы бюджета, внебюджетных фондов и вдобавок душит экономику. Специалисты Института экономической политики добавляют: не секрет, что многие предприятия к налогам относят то, что налогом не является, а, скорее, представляет собой поборы. Например, злоупотребления при разных налоговых проверках.

– У нас большой потенциал вывода бизнеса из тени, – уверен президент «Деловой России» Александр Галушка. – По оценке Всемирного банка, объем теневой экономики – более 40 процентов ВВП. Главное – это снижение фискальной нагрузки на труд и добавленную стоимость.

Странная сложилась ситуация. Центральный банк отвечает за уровень инфляции, Минфин – за поступление налогов в казну и вообще за фискальную политику, хотя в развитых странах подобные структуры подчинены непосредственно правительствам. А вот экономику, застывшую в задумчивости, похоже, не знает во власти никто. Во всяком случае, совещание, которое в Сочи недавно провел президент по этому поводу, не приняло никаких решений.