Монополия накануне реформ?

Внимательные зрители центральных телеканалов могли заметить, что реклама «Газпрома» несколько изменилась. Авторы уже не хвастаются самыми большими в мире запасами газа, а также не славят монополиста как самого эффективного. Увы, для этого есть причины.

В начале апреля капитализация «Газпрома», то есть стоимость компании на фондовом рынке, впервые с 2009 г. упала ниже $ 100 млрд. Кстати, в России теперь не осталось компаний дороже этой планки. Между тем в июне 2008 г. «Газпром» стоил $360 млрд и председатель правления Алексей Миллер предрекал, что через 7-8 лет компания «Газпром» станет крупнейшей в мире с капитализацией в $1 трлн. Похоже, господин Миллер погорячился…

Аналитики связывают удешевление компании с падением дивидендов на одну акцию с 8 до 6 рублей. В свою очередь, пойти на это вынудило сокращение прибыли за прошлый год, по одной методике на 10%, а по другой – почти на треть.

В плачевных итогах нет ничего удивительного. Гордый своими дутыми достижениями, «Газпром» проморгал сланцевую революцию в мире. США уже обогнали Россию в добыче газа, а господин Миллер упорно утверждает, что американский сланцевый пузырь в ближайшее время лопнет.

Миллер однако не учел, что президент страны изменил свое отношение к сланцевой революции. «Всё больше государств внедряют новые технологии добычи и переработки газа, – полгода назад говорил В. Путин. – К примеру, в США, вы хорошо знаете, это позволяет рентабельно добывать сланцевый газ”.

Не буду гадать, чем руководствовался г-н Миллер, но в свое оправдание он мог бы сослаться на докризисный вариант Энергетической стратегии России. Согласно документу «Газпром» должен был в 2010 г. начать экспорт газа в США и в 2013 г. довести его до 45 млрд куб. м. Другими словами, США должны были стать самым крупным импортёром нашего газа, чему удивлялись инвесторы.

Словом, глава «Газпрома» действовал по старым установкам, а жизнь не стояла на месте. По сведениям «Коммерсанта», 7 мая комитет по энергетике и торговле Конгресса США рассмотрел пакет предложений по экспорту газа. Соглашение подписано примерно с 20 странами. Если все заявки на экспорт будут одобрены, на мировой рынок может поступить более 200 млрд кубометров газа, подорвав позиции России и Ирана. Для сравнения: “Газпром” поставляет в Европу около 150 млрд кубометров в год.

Тактика «Газпрома» заставила В. Путина публично оправдывать монополию. Свидетелями этому были россияне, следившие за общением президента с участниками недавней «прямой линии». На довольно жесткий вопрос президент ответил вроде детально: «Проспал «Газпром» сланцевую газовую революцию или не проспал – пока ответа нет. Потому что себестоимость добываемого газа из сланца гораздо выше, в разы, чем себестоимость газа, добываемого традиционным путем… Пункт два. У нас достаточно так называемых газовых пузырей, чтобы добывать традиционным способом… И пункт три. Добыча сланцевого газа и сланцевой нефти, а это тоже, возможно, связана с огромными природоохранными издержками. И, наконец, пункт четыре. Это совсем не значит, что мы отказались полностью от сланцевого газа».

Легко заметить, что В. Путин от прямого ответа виртуозно ушел. Реакция России на сланцевую революцию заключается вовсе не в том, что нам с традиционных месторождений нужно срочно переключаться на сланцевые. У нас действительно огромные запасы нормального природного газа. Но вот ценовая политика экспорта монополии – ее больное место. Формула: «бери или плати», а также вычисление цены газа по цене нефти за последние годы – эти штучки давно критикует Европа, потому что в результате покупатели платят втридорога. В итоге экспорт «Газпрома» в прошлом году упал более чем на 8%. Причем не только в Западную Европу, но и в СНГ. В феврале президент попенял, что по этой причине бюджет страны недополучил десятки миллиардов рублей. Правда, справедливости ради, надо сказать, что «Газпром» здесь не своевольничал, а выполнял установки того же президента: держать цену, не считаясь даже с частичной потерей европейского рынка.

Известны и другие случаи, когда позиция, а то и действия «Газпрома» не совпадают с мнением президента страны. Например, В. Путин недавно заявил руководству компании: «Ваша прямая задача – обеспечить устойчивое функционирование и безопасность газотранспортной системы, чтобы своевременно и качественно обновлялись основные фонды, чтобы доступ к трубе получили все участники рынка». Причем сказано это было не в рамках рабочей встречи, где критика более чем уместна, а на торжественном вечере по случаю 20-летия «Газпрома». Однако монополия, как и прежде, преграждает доступ к системе трубопроводов независимым производителям газа. И они больше не стали терпеть.

Атаку начала «Роснефть» устами своего главы Игоря Сечина, который еще осенью рассказал о планах резко поднять добычу газа. А в январе Сечин официально встал на сторону НОВАТЭКа, который борется за демонополизацию экспорта газа.

Главный газовый актив “Роснефти” – 51% “Итеры”. В начале апреля председателем правления этой компании стал первый вице-президент “Роснефти” Эдуард Худайнатов, который возглавлял госкомпанию до Сечина. По словам экспертов, Худайнатов – самый приближенный к Сечину менеджер. Кроме того, на пост вице-президента – директора департамента развития газового бизнеса «Роснефти» – назначена Влада Русакова. Она профессиональный газовик, была вице-президентом «Газпрома», где возглавляла департамент стратегического развития. Формально уволена по возрасту, однако аналитики говорят, что на самом деле Русакову сделали крайней за то, что «Газпром» не готов к изменениям на рынке. Это хорошая мина при плохой игре, поскольку Русакова прямо выражала свое мнение и открыто критиковала монополию, в частности, за строительство неэффективных газопроводов. Так что она отлично знает все сильные и слабые стороны “Газпрома” и будет важным игроком в борьбе против монополии.

Первые шаги в этом направлении сделаны. В конце апреля, на Дне инвестора в Лондоне, господин Сечин заявил, что «Роснефть» займет 20% российского газового рынка, подняв годовую добычу до 100 млрд куб. м после 2020 г. Госпожа Русакова дополнила, что примерно половину дадут действующие месторождения, а чуть больше станут добывать на новых. Более того, под три четверти объемов будущего газа уже заключены контракты.

Наконец, еще один сильный союзник «Роснефти» – компания НОВАТЭК. Она официально объявила о лоббировании интересов независимых производителей газа. В результате заморожен ее крупнейший совместно с “Газпромом” проект – создание СП на Ямале и Гыдане, а также строительство завода по сжижению газа. А с НОВОТЭКом шутки плохи: ее совладельца, Геннадия Тимченко, считают очень близким к президенту страны. Недавно они встречались в Сочи, где, по информации неофициальных источников, обсуждали перспективы газового рынка.

Эксперты говорят, что В. Путин изменил свое отношение к “Газпрому”. Все чаще появляются слухи о грядущей отставке Алексея Миллера. Лишнее тому подтверждение – будто опять обсуждается забытая идея разделения газовой монополии на добывающую и транспортную компании. И обсуждается не где-нибудь, а на высоком уровне. Правда, официально на сей счет есть мнение президента. В. Путин считает: если выделить транспорт, то он умрет, поскольку живет за счет перекрестного субсидирования от добычи и продажи газа.

Михаил Корчемкин, лучший эксперт газовой отрасли, пишет, что если выделить газотранспортный бизнес прямо сейчас, то высокая “коррупционная составляющая”, о которой говорят, станет очевидной, и «Газпром» не сможет реализовать ни одного своего мега-
проекта. Транспорт выделят, но после ввода новых газопроводов, когда подрядчики и посредники уже получат свои деньги, а добыча и продажа не смогут компенсировать убытки по транспортному сегменту. Наверно, все долги повесят на какой-то кусок, который полностью заберёт государство, а остальные (и прибыльные) части “национального достояния” продадут в “правильные” руки, считает эксперт.

Как бы то ни было, мы наблюдаем агонию монополиста. Она не могла не случиться, во-первых, потому, что глухота ко всему происходящему в мире – профзаболевание любой монополии, свято уверовавшей в собственную непогрешимость. Во-вторых, эта непогрешимость, в нашем случае, питается и поддержкой высшей власти. Однако поддержка эта в сегодняшней России весьма капризна, поскольку в ее основе далеко не всегда лежат истинные интересы отрасли и страны. Но так приятно нежиться под лучами солнца…