СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

Основное политическое событие недели – ежегодная прессконференция Владимира Путина. В Центре международной торговли собрались журналисты федеральных изданий и иностранные корреспонденты. Региональные журналисты были рассредоточены по площадкам федеральных округов.

Публика подобралась организаторам известная, здесь не было под видом журналистов генеральных директоров предприятий, которые одним вопросом могли вскрыть целый пласт проблем. Стало быть, рассчитывать на глубину обсуждения не приходилось.

Первый вопрос от журналистки из Владивостока начинался с того, что «год был плохим», она просила президента рассказать «о его плюсах и минусах».

− Что значит «плохой»? Это как погода: она бывает плохая или хорошая? Погода − она и есть погода. Так и год: и плюсы есть, и минусы. Как в жизни. Конечно, этот год связан с проблемой, которая у всех на устах, − это пандемия коронавируса. Но это характерно не только для нас, не только для России − для всего мира. Мы это хорошо знаем, уже свыше 70 миллионов человек столкнулись с ней, по данным ВОЗ. И эта проблема наложила отпечаток на все стороны нашей жизни.

Проблем – море. И все-таки это море-океан, он везде, по всему миру расплескался. Но можно с уверенностью сказать, что мы встретили эти проблемы достойно и отчасти даже, может быть, лучше, чем в других странах мира, которые по праву гордятся и устойчивостью своей экономики, и развитием своих социальных служб и систем здравоохранения.

У нас на данный момент падение ВВП − 3,6%. Это меньше, чем практически во всех ведущих странах Европы, Евросоюза, меньше, чем в Соединенных Штатах Америки. В некоторых странах Евросоюза падение ВВП гдето под 9% (в Великобритании, например).

У нас промышленное производство «подсело» на 3% к данному моменту. Главным образом за счет нефти, потому что у нас сделка ОПЕК+, мы вышли на сокращение добычи, и это повлияло на общие наши показатели.

Но что приятно, вчера только мне коллеги из правительства докладывали: ноябрь к ноябрю текущего года − рост обрабатывающей промышленности 1,1%. То есть это дает нам основания надеяться, что эта тенденция сохранится, и мы будем двигаться в этом направлении.

Реальная заработная плата (прошу сразу граждан на меня не сердиться: то, что я сейчас скажу, не соответствует ощущениям, с которыми люди сталкиваются в реальной жизни, тем не менее это усредненная цифра, мы должны тоже на нее ориентироваться), реальная заработная плата, надеюсь, подрастет до конца года гдето на 1,5%, к сожалению, при падении реальных располагаемых доходов населения. За счет чего? О чем это говорит? Откуда эта разница берется? Падение доходов индивидуальных предпринимателей и всего, что с этим связано. В общем и целом падение реальных доходов, к сожалению, будет где-то около 3%.

Уровень безработицы у нас был в начале года 4,7%, сейчас, как вы знаете, он подрос до 6,3%. Все, что мы делаем по поддержке экономики, по поддержке пострадавших отраслей производства, связано напрямую с поддержанием рабочих мест. Надеюсь, что нам в течение следующего года удастся выйти на прежние показатели.

Знаете, на что я хотел бы обратить внимание? Что является положительным элементом развития экономики? 70% российского бюджета уже формируется не за счет нефтегазовых доходов. Это значит, что мы не в полной мере, но все-таки начинаем слезать с так называемой нефтегазовой иглы. И если кому-то хочется представлять нас до сих пор бензоколонкой, то это уже не имеет под собой реальных оснований. Хотя зависимость еще очень большая.

Ну и, наконец, уходящий год все-таки связан с крупными мероприятиями общенационального характера, имея в виду 75 лет Победы в Великой Отечественной войне. Несмотря ни на какие сложности, связанные с пандемией, мы все-таки достойно ее отметили: и Парад Победы состоялся на Красной площади; в онлайн-формате, но все-таки − шествие «Бессмертного полка». Все это позитивные моменты.

Владимир Путин говорил о том, что в трудные времена наш народ сплачивается, проявляются лучшие его качества – и это самое главное! (Ответ приведен в версии «Российской газеты»).

Президенту, что называется, дали выговориться. Такие вопросы обычно поручаются журналистам кремлевского пула. В НовоОгарево кроме Владимира Путина находились несколько журналистов пула. Они две недели провели на изоляции в центре города, входит в подробности «Коммерсантъ», и теперь по всем признакам просто наслаждались свободой, вдыхая в Ново-Огарево пьянящий воздух и наполняя им каждую клеточку своих здоровых легких. Требовать от них еще и задавать вопросы стал бы только сумасшедший.

Аксакал пула, обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов, находившийся вместе с президентским пресссекретарем Дмитрием Песковым и федеральными и иностранными журналистами в Центре международной торговли, можно сказать, открыл глаза главе государства:

– Это просто здорово, что в такое время Вы нас всех собрали и дали возможность сказать вам правду!

Правда состояла в том, что «просто очень сложно, ужасно сложно, так тяжело никогда не было в России!»

Президент улыбнулся и напомнил, что в 1990-е годы трудности были несопоставимы с сегодняшними: зарплаты выдавали продукцией предприятий, пенсии не платили месяцами. Страна находилась в состоянии распада.

В 2000 году за чертой бедности жил каждый третий, сейчас − 13,5%, к 2030 году планку хотят понизить до 6,5%.

Я, грешным делом, ждал обстоятельных вопросов о промышленной проблематике (будет промышленность – будут и достойные зарплаты) − не дождался.

Вопрос о поддержке малого и среднего бизнеса:

− В районе триллиона рублей направили по разным каналам в пострадавшие отрасли. Это касается и возврата ранее уплаченных налогов. Мы мониторим ситуацию, как она развивается сейчас, − сообщил Путин (версия «Независимой газеты»).

Вопрос о выходе экономики из коронавирусного кризиса:

− Мы давали кредиты под нулевую ставку и 2%, переносили выплаты на более поздние сроки, создавали выгодные кредитные условия для тех, кто сохраняет рабочие места. Это целый набор мер. Они поддержали пострадавшие отрасли. Мы также поработали с системообразующими отраслями: автопромом, судостроением, сельским хозяйством, строительством. Весь набор мер был эффективно использован, – заявил Путин.

Вот здесь бы и пригодились генеральные директора предприятий, что просачивались на президентские пресс-конференции под видом журналистов, но чего не было, того не было.

Вопрос о выбросах в атмосферу (Магнитогорск), пришедший от одного из жителей:

− Для меня это неожиданно, − оживился Путин. − Магнитка вкладывала много средств для уменьшения выбросов. − Он переадресовал обращение журналистке из Магнитогорска, та ответила, что она патриот, а люди порой, вероятно, путают туман и обычный смог с выбросами.

Полагаю, журналистка изрядно погорячилась. Помнится, прошлым или позапрошлым летом мне довелось поговорить с семейной парой из Магнитогорска – те пошли в лес собирать грибы, грибов набрали, но слегка заблудились: «Какой у вас воздух! − восхищались они. − Вы даже не представляете!»

Однако мы несколько отвлеклись.

Вопрос о газификации:

Уровень газификации сейчас 71,1%. В 1,7 раза объем газификации для села выше, чем для поселков городского типа. Есть территории, где газификация почти невозможна.

Вопрос о мусорной реформе:

− Не думаю, что она тормозит. Надо создать соответствующую отрасль, замкнутый цикл производства. Нужно добиться нормальной сортировки, чтобы к 2030 году все распределялось по сегментам и перерабатывалось. Нужна расширенная ответственность между производителями и упаковщиками продукта. Нагрузка должна быть перенесена с граждан на производителей, это мировая практика. Утилизационный сбор есть в автопроме, то же самое нужно и по этим направлениям. Правительство и регионы этим занимаются. На это выделяются значительные ресурсы, на другие цели мы их не направляем.

Здесь бы поподробнее и про утилизационный с предприятий, выпускающих пластик, и про его переработку – не слишком ли дан большой срок − 10 лет, − но президент в такие тонкости не вдавался.

Вопрос о водоснабжении в Крыму:

− Сейчас работы ведутся. Опреснение − дорогое удовольствие. Есть еще одна новация: под Азовским морем могут быть запасы пресной воды. Проблему мы решим, средства выделяются, государство не будет на этом экономить.

Президент ждал вопроса о новом газотурбинном двигателе ПД-14, с которым на днях взлетел самолет МС-21, – очевидное достижение, таких двигателей в постсоветской России не проектировалось. Не дождался. Попытался рассказать еще об одном самолете – Ил-114 – ноль эмоций! Его спросили, каким будет новогодний тост.

− Что касается тостов, то у меня, как и у любого человека, тостов много. Важно, чтобы количество принимаемого шампанского или других напитков было умеренным. Мы будем поднимать тосты за близких, семью, друзей, коллег. У меня, моих друзей, главный тост один: за Россию! – сказал Путин.

И добавил, что перед тем, как сюда прийти, он посоветовался с правительством и президентской администрацией. И они договорились о том, что каждая семья, точнее, каждый ребенок в семье до 8 лет, получит от государства «пусть небольшой, скромный, подарок – 5 тысяч рублей».

Что же до нас, то мы тоже сделаем детям подарки, которые, по-видимому, в своем большинстве, будут скромнее президентских. И, разумеется, поднимем тосты за семью, за друзей и близких. И за Россию! В этом году этот, в общем-то, традиционный тост явно наполняется особым смыслом.

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Евгений КРАН /рис./