ПОЛИТИКА 

Поправки в Основной закон, именно так именуется Конституция, обобщили и готовят ко второму чтению. Второго марта президент внес их в Государственную Думу.

Первое чтение является концептуальным. Второе считается основным. Третье – подразумевает лингвистические правки. Такова юридическая теория и законодательная практика. 

Внесенный президентом законопроект предусматривает три блока правок. 

Первый корректирует название законопроекта – теперь он называется «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» (изменено одно слово). 

Второй блок, на полутора десятках печатных страниц, уточняет формулировки ранее предложенных изменений в главы III–VIII Конституции. 

Третий дополняет законопроект статьей 3-й о порядке вступления поправок в силу. 

Оставим юридические тонкости студентам юрфаков (на эту тему наверняка будут писаться курсовые и дипломные работы) и теоретикам права, которые, возможно, разразятся статьями и даже диссертациями. Посмотрим правки, которые волнуют население. 

Согласно социологическим опросам, наибольшей поддержкой пользуются поправки о социальных гарантиях, зарубежных счетах чиновников и государственном суверенитете, который довольно условен в действующей Конституции. 

Редакция 75-й статьи предполагает: «Российская Федерация уважает труд граждан и обеспечивает защиту их прав. Ее государством гарантируется минимальный размер оплаты труда не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации». 

«В Российской Федерации формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается ее эффективное функционирование, а также осуществляется индексация пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом». 

«В Российской Федерации в соответствии с федеральным законом гарантируются обязательное социальное страхование, адресная социальная поддержка граждан и индексация социальных пособий и иных социальных выплат». 

Полагаю, особо спорить здесь не о чем. 

Наиболее политизированной оказалась 67-я статья Конституции, которую предлагается добавить статьей 67 «прим». 

«Российская Федерация обеспечивает защиту своего суверенитета и территориальной целостности. Действия (за исключением делимитации, демаркации, редемаркации государственной границы Российской Федерации с сопредельными государствами), направленные на отчуждение части территории Российской Федерации, а также призывы к таким действиям не допускаются». 

Кроме этой поправки, появится норма о правопреемстве России по отношению к СССР. 

«Российская Федерация является правопреемником Союза ССР на своей территории, а также правопреемником (правопродолжателем) Союза ССР в отношении членства в международных организациях, их органах, участия в международных договорах, а также в отношении предусмотренных международными договорами обязательств и активов (Союза ССР за пределами территории Российской Федерации)». 

Норма, на мой взгляд, логичная, но по ней был шум в Интернете. Приводилось частное мнение одного из судей Конституционного суда (обычный юридический инструмент), где вроде как говорилось, что преступления советской власти перед личными свободами граждан наследовать незачем. 

Тема благодатная – ждите диссертаций. 

В статье 67 «прим» появляется упоминание веры в Бога. 

«Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство». 

Политизированная публика встрепенулась в соцсетях. Ребята, с Богом надо бы поаккуратнее. 

Сюда же, в 67-ю статью «прим», записан запрет «умаления значения подвига народа при защите Отечества. 

«Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается». 

На сей счет вроде не спорят. 

В 67 «прим» появилась норма о том, что «дети являются важнейшим достоянием РФ». 

«…Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим. Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения». 

В статью 68-ю, посвященную русскому языку как государственному, предлагается внести уточнение о том, что русский язык – это язык «государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов РФ». 

Далее: «Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации». 

«Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития». 

«Культура в Российской Федерации является уникальным наследием ее многонационального народа. Культура поддерживается и охраняется государством». 

69-я статья, где прописана защита прав коренных малочисленных народов, включает в себя, на мой взгляд, знаковое добавление: 

«Российская Федерация оказывает поддержку соотечественникам, проживающим за рубежом, в осуществлении их прав, обеспечении защиты их интересов и сохранении общероссийской культурной идентичности». 

Поправки в 71-ю статью расширяют и уточняют список предметов федерального ведения. До сих пор у нас действуют два уровня власти – государственный, который включает края и области, то бишь субъекты Федерации, и муниципальный, который вроде как ближе к народу и потому, по логике Конституции 1993 года, заслуживает отдельного выделения. 

Заслуживать-то он заслуживает, только денег у муниципалитетов нет. Поэтому все эти благие порывы были обречены на прозябание. Любопытно, что на специально созданных заочных отделениях юрфаков, куда были собраны лучшие преподаватели, где учили мэров городов, глав районов, директоров и главных специалистов департаментов, советников, помощников и т.д., эти вопросы не обсуждались. Во всяком случае, я что-то не припомню. Была какая-то эйфория, седовласые люди, в том числе начинавшие свой долгий карьерный путь «от сохи», тянулись к новому, особо не обременяя себя хозяйственной логикой. 

Сейчас к логике вернулись. 

Правка 71-й статьи предусматривает «установление основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, научно-технологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации; установление единых правовых основ системы здравоохранения, системы воспитания и образования, в том числе непрерывного образования». 

Еще одна правка, пункт «г» 71-й статьи, выглядит так. 

«Федеральная государственная служба; установление ограничений для замещения государственных и муниципальных должностей, должностей государственной и муниципальной службы, в том числе ограничений, связанных с наличием гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства, а также ограничений, связанных с открытием и наличием счетов (вкладов), хранением наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации». 

Юридический язык коряв, ничего не попишешь – чтобы иметь достоверное представление о правках, нужно видеть первоисточник. 

В 72-й статье прописана «защита института брака как союза мужчины и женщины». 

«Защита семьи, материнства, отцовства и детства; защита института брака как союза мужчины и женщины; создание условий для достойного воспитания детей в семье, а также для осуществления совершеннолетними детьми обязанности заботиться о родителях». 

Вроде бы очевидная норма, но она подвергается нападкам, поскольку в развитых странах называть мать матерью, а отца – отцом вроде как не совсем корректно: нужно говорить родитель номер один и родитель номер два. При этом неважно, в семье двое мужчин и ребенок или две женщины и ребенок. В некоторых странах называть мать матерью, а отца отцом запрещено законодательно. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./