Повариха детского дома удивилась: как старательно чистит мелкую картошку девочка-новичок! «Сразу видно: знает, что такое нужда», – заметила она вполголоса заглянувшей на кухню старшей воспитательнице.

«Верно, – негромко отозвалась та. – Ее вместе с братом привел к нам председатель сельсовета. Они ходили по деревне, побирались. Мать у них на почве болезни легких слегла. Отец погиб на фронте».

В Борковском детдоме Лида показала себя прилежной в учебе и послушной. Сказалось требовательное воспитание матери. Та, видно, понимала, что ждет ее детей, потому «школила» их, не давая поблажек. И это пригодилось.

Новенькая проявила себя и в исполнении поручений: убирала помещения, работала на кухне. Была умелой, исполнительной. Лида хорошо пела, научилась звонко рассказывать стихи. Если, к примеру, устраивали соревнования – кто быстро, сноровисто проведет «поджиг» пионерского костра по лучам «звезды», у Лиды это получалось лучше, чем у других… Ее чаще называли в числе тех, кто достоин представлять детдом на самых разных встречах.

Классе в третьем Лиду разыскал родной дядя. Его письмо произвело фурор в детдоме: летчик, Герой Советского Союза! Подружки в школе даже справлялись недоверчиво:

– Лидка, правду говорят, что у тебя дядя – летчик да еще Герой… А что такое «опекун»? Он будто в письме написал: «Беру опекунство над племянницей и племянником, так как у них роднее, ближе меня никого нет. А мне сиротство знакомо».

Лида, как могла, объясняла подругам то, о чем слыхала еще при жизни матери. Но сведения эти были скудными. В детском доме после письма летчика появился опекунский счет…

195-5-2Пришло время, и Лида побывала у знаменитого дяди. Он служил в Риге. Так появилась у нее фотография, где она с обретенными родственниками, и книга о знаменитых земляках – «Героев наших имена» со скромным автографом: «На память племяннице Лиде от Героя Сов. Союза Опалева В.Н.».

Я знаю Лидию Шамину давно. Мы, члены клуба ветеранов при ДК «Строитель», любим слушать песни в ее исполнении. Голос у Лидии по-прежнему сочный, глубокий, неповторимый. У нее есть свои поклонники. Часто заказывают: «Лида, спой «Воталинку»…

Вспоминаю недавний «Мост дружбы» на Цветном бульваре в областном центре. Кто видел это море музыки, песен, многоцветье костюмов, невольно поддался и настрою, что несли задушевная песня, баянные переборы и трубный глас зурны…

Я болел за хор «Казачьи луга», руководит которым депутат Гордумы Альбина Селезнева… В этом хоре поет и Лидия Шамина. Поделился с ней своими мыслями: «Если бы этот праздник видел полковник авиации, Герой Советского Союза Владимир Никифорович Опалев!.. Радуясь, он сказал бы: «За такие праздники мы сражались с фашизмом». Лидия Викторовна соглашается со мной.

А я соглашаюсь с Шаминой, когда та говорит: «Жизнь свою я ковала отчасти сама». Работала мастером производственного обучения в лицее знаменитого педагога Магойченкова. Вместе с ребятами своей группы   участвовала в строительстве камвольно-суконного комбината. И с гордостью   замечает: «Мне знакомы и лопата, и носилки…».

Брат стал речником. К несчастью, он рано умер – подорвал здоровье, когда они из-за болезни матери нищенствовали.

Лидия вспоминает: «Меня судьба не раз била жестким крылом своим. Рано получила глубокую инвалидность. Но я не сдаюсь…».

Встречая Лидию Шамину в городском клубе ветеранов, друзья говорят: «Мы надеемся увидеть, как ты отбросишь в сторону свою «опору» – трость – и станешь прежней Лидочкой Шаминой!».

В свое время о Лиде и ее брате проявили заботу государство, народ, сказавший: «У нас нет чужих детей. Война была всеобщим горем, которое принес на нашу землю фашизм». И она благодарна стране за это. Об одном лишь болит у Лидии Викторовны душа: потеряла она связи с родными. Ее запросы о судьбе близких в Прибалтике остаются без ответа. Но время, верится, поправит курс государственного корабля, носящего имя Латвия, и у Лидии Шаминой откроется дорога к родственникам.

По причине нездоровья Лидия Викторовна редко, но бывает в гостях у школьников. Старшеклассники просят рассказать, что она помнит о войне.

И перед нею всплывают картины былого, которые забыть нельзя. Эхо той далекой войны отдается в сердце…