Жемчужину Сибири срубили из корабельного леса

Многие туристы, приезжающие в древнюю столицу Сибири, считают своим долгом посетить Тобольский кремль, имея зачастую самое поверхностное представление об этом памятнике истории и каменного зодчества. Пополним знания.

В начале лета 1587 года в устье Тобола появилась флотилия свежеструганых судов, в которых находились пятьсот воинов под руководством письменного головы Данилы Чулкова. В татарском стане тревожились в ожидании сражения, но русичи, войдя в воды Иртыша, прошли по его течению и причалили верстах в 18 от Искера. Высадившись, они принялись рубить свои корабли. Этот удивительный прием (строить город из судового леса) хорошо был известен на Руси еще с древних времен. Из того леса и возвели первые дома Тобольска и церковь Живоначальной Троицы.

В ХVII веке жемчужина Сибири все еще оставалась деревянной и неоднократно горела. Так, в 1680 году рубленый город, седьмой по счету, огонь уничтожил дотла. Впрочем, еще в 1678-м перед воеводами была поставлена новая задача: «...впредь Тобольск делать каменным». Но дело в том, что в то время город был слаб экономически, а кирпич и железо стоили дорого. К тому же даже в самой столице не хватало квалифицированных каменщиков и строителей.

В 1688 году при воеводе Головине тоболяки «всем миром» начали возводить земляную крепость. Работами руководил боярский сын Семен Ремезов. Над городом уже горели золотом купола Софийского (изначально – Успенского) собора. Голос митрополита Павла – духовного пастыря Сибирской метрополии, бывшего духовника царевны Софьи – кое-что значил для царя Федора Алексеевича, которому бил челом владыка, прося поддержки на сооружение каменной соборной церкви взамен сгоревшей рубленой. В челобитной митрополит спрашивал у Москвы самого необходимого: денег, железа и опытных мастеров.

Через две зимы из столицы прибыли трое каменных дел мастеров: Василий Ларионов, Гаврила Тютин и Герасим Шарыпин. Каменные стены высотой 4,3 метра и протяженностью 620 метров с девятью башнями (семь круглых и две квадратных) были построены за десять лет. Они опоясали Софийский двор по максимальному периметру, опасно приближаясь к бровке Троицкого мыса. Были начаты и два важнейших сооружения Кремля – Приказная палата и Гостиный двор.

Начальная композиция западного фасада Софийского двора – соединенные стенами собор, Святые ворота и нарядная Павлинская башня (названная в честь митрополита Павла) – играла роль торжественного монументального входа, встречавшего всех, кто поднимался по Прямскому взвозу.

Летом 1698 года Ремезов вместе с сыновьями отправился в Москву. Петр I приказал строить Тобольск в камне, и Семена на три месяца приставили в Оружейную палату учиться месить глину, бить сваи, поднимать на высоту с помощью воротов тяжести.

По возвращении в Тобольск Ремезову пришлось стать архитектором, инженером и прорабом в одном лице. Сараи и печи для обжига кирпича были налажены еще при строительстве Софийского двора митрополитом Павлом. Царский указ и грамоты Сибирского приказа повелевали владыке передать всю базу в его руки. Тютин и Шарыпин с артелью опытных каменщиков перешли также в его распоряжение. Приказную палату мастера возвели за два года, Гостиный двор – за три. Но в 1714 году Петр I издал указ о прекращении каменного строения по всей России. Собирались в единый кулак немногие силы на возведение Петербурга…

По ремезовскому плану не успели выстроить ни воеводского дома, ни житницы, да и крепостные стены не закончили. Дмитриевские ворота, ныне рентерея, остались незавершенными. Однако назначенный первым губернатором Сибири князь Гагарин (впоследствии повешенный по указу Петра I за казнокрадство), имевший в своем подчинении целую армию дармовой рабочей силы, манкировал указом императора и помог продолжить строительство. Однако в первоначальном виде Тобольский кремль просуществовал недолго.   Из ремезовских строений до наших дней дожили только Гостиный двор, рентерея и две крепостные башни.

Первое прясло стен, начатое Герасимом Шарыпиным, от южного фасада Софийского собора было разобрано в 1760-х годах вместе со Святыми воротами и соборной колокольней из-за опасности обрушения. Второе прясло, примыкавшее к Павлинской башне с юга, также не сохранилось. Вместо него в ХIХ веке возникла невысокая каменная ограда. В 1720-х годах с запада к Павлинской башне была пристроена зубчатая боевая стена, в отреставрированном виде дошедшая до наших дней. Юго-западный угол стен был закреплен Герасимом Шарыпиным круглой Грановитой башней высотой около 17 метров. Но из-за близости к бровке башня скоро сползла и была восстановлена северо-восточнее прежнего места. В 1750 году, в связи со строительством на бровке нового трехэтажного Архиерейского дома, башню разобрали.

Судьба Приказной палаты, построенной по проекту Семена Ремезова, плачевна. В конце ХVIII века ее переделали во Дворец наместника. А 27 апреля 1788 года в 11 часов утра в нижнем посаде города загорелся дом на Туляцкой улице. Через 15 минут пожар охватил нагорную часть Тобольска и не утихал двое суток. Сгорело огромное количество деревянных построек Кремля и церкви. С тех пор историю градостроительства Тобольска стали делить на два периода: до и после «большого огня».

За восстановление и реставрацию Тобольского кремля взялись уже при советской власти, когда в 1956 году сюда приехал реставратор Федор Георгиевич Дубровин. Благодаря его кропотливому труду по поиску чудом сохранившихся фрагментов стен святыня приняла теперешний вид.