КРИМИНАЛ 

Под окнами многоквартирного дома прохожие обнаружили труп мужчины. Он лежал без верхней одежды, в нелепой позе. А на четвертом этаже здания еще долго светилось в ночи распахнутое окно…

РОМАНТИКА БУДНЕЙ 

Сорокачетырехлетний Владислав Карманов уже и сам не помнил, когда впервые очутился в Тюмени. Кажется, сразу после очередной отсидки в исправительной колонии общего режима, где он провел три с половиной года за причинение телесных повреждений водителю автомашины, имевшему наглость потребовать с него деньги за проезд. А может, еще раньше, после удачно завершившегося расследования по возбужденному против Карманова уголовному делу, возникшему в связи с пьяной поножовщиной в одном из ресторанов тихого уральского городка. Тогда Владислав чудом вышел абсолютно сухим из «мокрой» истории, в которой один человек погиб, а другой на всю оставшуюся жизнь сделался инвалидом. 

Столица Западной Сибири почему-то сразу приглянулась уроженцу Оренбуржского захолустья. Масштабами развернутых строек, романтикой трудовых будней, а еще – наличием лихих ребят, умело использующих благоприятную для их ремесла «розу ветров» старинного города. 

Гнуть спину под мешками с мукой и ящиками с запасными частями к турбобурам Карманов, конечно же, не собирался. Чего уж смеяться-то. А вот завести нужные связи в хорошо знакомом ему криминальном мире и постараться извлечь из этого прямую выгоду стало для Владислава задачей номер один. Её решению Карманов и посвятил львиную долю своего не обремененного заботами личного времени. 

Впрочем, при первых же шагах к осуществлению далеко идущих целей Карманов претерпел множество закавык. И все из-за своего дурного характера. Худой, невзрачный, весьма меланхоличный на вид, Карманов на самом деле был просто чемпионом по внезапным приступам гнева и проявлению агрессивности. Всего спустя полгода со дня обоснования в Тюмени у него не было уже ни одного знакомого, который бы ни пострадал от его кулаков, а нередко – ножа или заточки, спрятанных в самых неожиданных местах. 

ТЯГА К ПРЕКРАСНОМУ 

Последние три года Карманов сожительствовал с некой Аллой Наумовой, тридцатисемилетней дамой, которая до боли, до колик в животе напоминала персонажа знаменитого фильма – мадам Грицацуеву. Полногрудая, широкобедрая, миловидно-глуповатая блондинка с яркими пухлыми губами на почти детском упитанном лице. Карманов рядом с ней выглядел, как недоразвитый ребенок, или, в лучшем случае, сексуально озабоченный прыщавый юнец, готовый порвать пасть любому сопернику, осмелившемуся положить хотя бы глаз на пышные формы его пассии. 

Здесь надо сказать, что Карманов с детства питал слабость ко всему красивому и возвышенному, в том числе к поэзии. Не мудрено, что за время своих пребываний в местах не столь отдаленных он и сам насобачился зарифмовывать многие слова, порой даже весьма удачно. Зэки- сокамерники просто балдели от его умения часами нести стихотворную чушь. Обладая завидной памятью, Карманов мог лишь однажды увидеть полюбившийся ему текст, чтобы затем шпарить напропалую целые страницы хулиганских пародий на пушкинского «Евгения Онегина», лермонтовского «Мцыри» или на других классиков русской литературы. 

Чтобы окончательно покорить сердце своей возлюбленной, Владислав Карманов вдохновенно читал самые разные поэмы. В его исполнении они звучали так, что братва закатывалась смехом и давилась закуской. Зато виновница торжества покрывалась смущенным румянцем, скромно опускала карие очи, а потом взасос целовала щедрого и талантливого ухажера. 

Забегая вперед, заметим, что Алла Наумова никогда не страдала комплексами по отношению к собственной внешности. Больше того, она с детства мечтала сниматься в кино. На один из следственных экспериментов доморощенная актриса явилась с умопомрачительным макияжем: ярко-зеленые тени с блестками, малиновые румяна, как у матрешки, губы «от Чиччолины» и т. п. 

Следственная группа при первом взгляде на нее просто оцепенела и в полном составе выпала в осадок. «Вы же сами сказали, что снимать будут на цветную пленку», – обидчиво объяснила дама. 

При этом Алла от своего сожителя Карманова всегда страдала больше всех, регулярно обращаясь в больницу с травмами носа, ребер и челюсти. Но всегда возвращалась к нему, любимому. И он ею справедливо гордился, так как она всегда вызывала бурю эмоций у его завистливых дружков-приятелей. 

ОЧАРОВАННЫЙ ГОСТЬ 

В тот вечер теплая компания собралась в съемной квартире Карманова на четвертом этаже дома по улице Воровского. Третьим в гостях у сладкой парочки был некто Владимир Ушаков, вернувшийся недавно из мест лишения свободы. И вот после третьей рюмки Ушаков невзначай брякнул: 

– Красивая у тебя баба! И в постели, наверное, горячая? 

Карманов, к тому времени давно никого не увечивший и явно по этому поводу истосковавшийся, только того и ждал. 

– Ах, горяченького тебе захотелось? – завопил он и тут же нанес гостю два удара в грудь кухонным ножом. Ушаков рухнул на пол, обливаясь кровью. 

Алла в ужасе онемела и не могла двинуться с места. Поневоле ей пришлось наблюдать за тем, как Владислав деловито разогревает паяльник и свирепо прижигает сугубо мужские органы незадачливо очарованного гостя. Когда запах паленого человеческого мяса стал нестерпимым, а Ушаков испустил-таки дух, Алла по указке Карманова соорудила некое подобие савана, в которое они вдвоем завернули тело убиенного. Поздней ночью погрузили его в багажник машины и выбросили в заснеженный кювет автодороги километрах в семи от города. 

Труп вскоре случайно обнаружил какой-то водила, справлявший малую нужду на обочине. Убийство быстро раскрыли, поскольку делом занимался опытный следователь с многолетним стажем работы. Карманова привлекли за убийство с особой жестокостью, а его сожительницу Наумову – за укрывательство. 

Судебное заседание уже подходило к логическому концу, когда Карманов неожиданно заявил: 

– Я не имею к этому убийству никакого отношения. Ушакова убила Алла Наумова. В доказательство своих слов могу сообщить, что именно она же совершила еще одно убийство, выбросив человека из окна моей квартиры… 

Суд обмер и вернул дело на дополнительное расследование. Стали искать нераскрытое убийство – и не нашли. Ну, не было в феврале указанного года зарегистрировано ничего подобного. Долго и удрученно молчали, пока кто-то из следователей не включил мозги и не проверил картотеку происшествий по линии госавтоинспекции. 

СМЕЛАЯ ВЕРСИЯ 

И тут выяснилось, что да, действительно, в феврале того самого года под окнами дома по улице Воровского и впрямь был обнаружен труп мужчины. Без верхней одежды, зимой, он лежал под распахнутым окном четвертого этажа на узенькой полоске асфальта, переходившей в огороженный газон. 

Приехавшая следственно-оперативная группа с ходу выдвинула смелую версию о гибели пострадавшего в результате наезда на него машины. Судмедэксперт эту версию на удивление легко подтвердил. В итоге материал об обнаружении трупа передали в дорожную автоинспекцию, где он спокойно лежал в долгом ящике до рокового признания Карманова.

Алла Наумова все гнусные инсинуации в свой адрес парировала подробным рассказом о том, как обстояло дело в действительности. По той же схеме, что и последующее убийство. Дескать, сидели, пили втроем: она, Карманов и его блатной приятель. Последний возьми да и скажи: «Повезло тебе с бабой, старик! Уж такая она у тебя аппетитная…» 

Зная Карманова, нетрудно предсказать его последующую реакцию. Владислав пригласил приятеля покурить у открытого окна, затем в мгновение ока схватил его за ноги и вышвырнул несчастного через подоконник. 

По данному уголовному делу была проведена психологическая экспертиза, которая со всей очевидностью установила ведущую роль в этом дуэте Карманова, а подчиненную и зависимую – Наумовой. Потом был проведен сложный следственный эксперимент, для которого специально изготовили манекен – его несколько раз сбрасывали с четвертого этажа, снимая полет на видеокамеры с двух точек. Было доказано, что мадам Наумова не могла сбросить тело человека так, чтобы оно приземлилось в той точке, где было найдено. А вот Карманов как раз мог. 

Из материалов дела: «Вопрос следователя: «Как же вы, гражданка Наумова, справились с шитьем савана в состоянии шока, в котором якобы пребывали?» Ответ Наумовой: «Я так боялась Карманова, что если бы он приказал, я бы десять таких саванов за одну ночь сшила!..» 

Судебное заседание не раз переносилось и откладывалось, так как Карманов вдохновенно изобретал все новые способы уличить зловредную женщину и выгородить себя. Из «мечты поэта» Алла Наумова на редкость быстро превратилась в кровожадного монстра, ловко пытающегося избежать справедливого возмездия. Помогал свирепому меланхолику и опыт владения искусством устной речи. 

И все же судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда сумела разобраться в этих хитросплетениях и вынесла приговор: Владислав Карманов проведет в колонии строгого режима долгие восемнадцать лет. 

Заметно похудевшая за время процесса Алла Наумова клятвенно обещала любимому мужчине исправно приезжать на свидания, носить передачи и писать трогательные письма. 

*Фамилии изменены 

Григорий ЗАПРУДИН