МИСТИКА ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ? 

Начало в № № 2 и3 

ЭПИЗОД 3. СЛУЧАЙ НА ЧЕРКАСИХЕ 

Около восточной окраины Калача-на-Дону, которая называется Черкасов, Дон разделяется большим островом на два неравных по ширине рукава. Справа от острова казачья река как ни в чём не бывало продолжает невозмутимо катить свои воды дальше, к Азовскому морю, а слева образовалась тихая и уютная протока, к тому же огороженная по обеим сторонам выступами речного русла. Впрочем, при этом довольно широкая и настолько длинная, что здешние жители считают её отдельной речкой и патриотично называют в честь своего района-посёлка Черкасихой. 

Летом здесь хорошо купаться – по причине отсутствия течения вода, бывает, прогревается так, что в ней можно лежать у берега, словно в ванне. И потому песчаные пятачки на побережье Черкасихи с большим отрывом выигрывают конкуренцию у городского пляжа. Во всяком случае, среди тех, кто живёт более или менее поблизости. Как вот, например, я. 

13 июня 2009 года на берегу Черкасихи было особенно многолюдно – во-первых, по случаю выходного дня(это была суббота), а во-вторых, из-за дикой жары. Настолько сильной и изнуряющей, что градус не смогла понизить даже купленная в одном из попутных магазинов бутылка ледяного пива. 

Сбросив с себя одежду и погрузившись в речку, я долго с наслаждением плавал вдоль берега, а потом ещё битый час стоял по пояс в воде, разговаривая о том о сём со своим приятелем, черкасовцем Дмитрием, промышлявшим здесь ракушки для своего хозяйства. И только почувствовав наконец мурашки на коже, я выбрался на берег и прилёг на песке, прислонившись затылком к алюминиевому борту чьей-то вытащенной на берег и перевёрнутой вверх дном лодки. 

Лениво наблюдая сквозь полуприкрытые веки за пляжиком, я вдруг увидел, как за далёкими пирамидальными тополями, которые окаймляют берег Волго- Донского канала, казавшимися отсюда маленькими травинками, странно позеленел кусочек горизонта. 

Я поднял голову, проморгался и ещё раз посмотрел в ту сторону. Зелень никуда не делась, и даже наоборот, как показалось, стала ещё гуще и ближе. 

«Вроде бы бутылка пива – не та доза, чтобы появились зрительные галлюцинации», – подумал я и направился в воду, к Дмитрию. Пока до него дошёл, зелёное пятно приблизилось ещё больше и стало расти уже на глазах. Тополя- травинки теперь виделись словно через Неронов смарагд. 

– Дим, как ты думаешь, что это такое? – спросил, указывая в направлении канала. Зная товарища как человека очень бывалого и всеведающего, я не сомневался, что он сейчас всё мне объяснит или хотя бы выдвинет правдоподобную версию. 

– Что-то зелёное, – констатировал Дмитрий, приложив руку козырьком ко лбу. И, помолчав, добавил: – Я бы подумал, что это травяную пыльцу несёт ветром или какую-нибудь взвесь. Но ветра нет. 

– А может, это большой адронный коллайдер заработал? – пошутил я. 

В то время в жёлтой и полужёлтой прессе ещё не утихла волна апокалиптических слухов и дурных пророчеств о том, что в результате работы недавно запущенного на границе Франции и Швейцарии ускорителя частиц Земля непременно не сегодня- завтра превратится в «чёрную дыру». Я, конечно, ни на грош в эти кликушества не верил, но на нервы они иногда действовали. Вот и сейчас на секунду мелькнула бредовая мысль: а вдруг такой оптический эффект даёт коллапсирующее пространство? Но тут же отбросил её как совсем уж безумную. 

Стремительно надвигающуюся зелень между тем увидели и остальные купальщики. Они один за другим начали выбегать из тени прибрежных кустов и деревьев, заслоняющих обзор, к кромке воды и с любопытством смотрели в сторону этого призрачного облака, которое неслось к нам уже над руслом Черкасихи. Кто-то делал снимки на камеру сотового телефона. 

– Сейчас это здесь будет, – сказали рядом, на берегу. 

– Уже здесь, – ответил я и показал рукой на противоположный берег речки, воздух над которым окрасился в зелёный цвет. 

Тут Дмитрий взвалил мешок с собранными ракушками на плечо: 

– Давай сматываться отсюда. – И неопределённо добавил: – А то мало ли что… 

Когда мы отошли метров на пятьдесят от воды и нырнули в переулок между домами, на нас снова обрушилась с небес сухая, пыльная жара. Но никакой прозелени и даже каких-либо её следов уже не было. 

Перед тем как отправиться домой, я ещё немного посидел с Дмитрием у него во дворе, строя предположения. Но ни до чего хоть сколько-либо вразумительного ни я, ни он так и не додумались. 

Потом я, будучи человеком от природы довольно впечатлительным и мнительным, ещё несколько дней прислушивался к ощущениям в своём теле. Однако ничего болезненного или необычного не ощутил. Таинственная зелень оказалась безвредной для организма. 

Роман БЕЛОУСОВ 

Евгений КРАН /рис./