КРИМИНАЛ

Давно известно: пресловутое материальное благополучие интересует практически всех, а его отсутствие, как правило, крепко угнетает. Но далеко не каждый бедствующий или не в меру завистливый человек готов ради денег пойти на серьезное преступление. Герои нашей публикации преодолели этот барьер с легкостью необыкновенной...

РЕШИТЕЛЬНО И БЫСТРО

Уроженка Тюмени 41-летняя Наталья Несытина имела среднее образование, несовершеннолетнюю дочь и до обиды жалкую зарплату уборщицы. Зато ее дальняя родственница Оксана Дубровина, проживавшая в селе Рассвет Исетского района, жила, по убеждению Натальи, чересчур припеваючи. И даже копила с мужем деньги на покупку нового сельхозинвентаря для своего фермерского хозяйства.

Такая вопиющая несправедливость Наталью откровенно бесила. Раздобыть любым путем деньги стало для нее главным вопросом, на осмысление которого уходили бессонные ночи и тягостные дни. Наконец Несытина пришла к выводу, что в одиночку ей не справиться, а действовать надо решительно и быстро. Иначе какая-нибудь сенокосилка или железная громадина трактор окончательно заслонит свет в ее, почерневшем от пыли и грязи, единственном окне захудалой избушки.

Не в силах больше жить одними мечтами о светлом будущем, Несытина предложила своему давнему знакомому Александру Фомину, хроническому алкоголику и лентяю, имевшему две судимости, проникнуть в дом Дубровиных и забрать накопленную семьей кругленькую сумму. Особого риска и труда эта элементарно простая операция, по мнению гражданки Несытиной, не составляла, поскольку едва ли не всем односельчанам было доподлинно известно, где именно хранят свои барыши удачливые фермеры. А именно: в небольшом несгораемом сейфе, надежно спрятанном в супружеской спальне, в нише стены, и наивно замаскированном затейливо-аляповатым натюрмортом. В этом, безусловно, сыграли злую шутку безнадежно хвастливый характер и чересчур длинный язык хозяйки гостеприимного дома: позволив себе выпить с соседками рюмку-другую сладкой ягодной настойки, Оксана была готова поведать менее удачливым, но крайне завистливым подругам самые сокровенные семейные тайны…

НЕ ПО ПЛАНУ

– Проникнуть в пустой дом и забрать из сейфа его содержимое – это проще пареной репы! –настойчиво убеждала Наталья своего приятеля Фомина, который поначалу сомневался в успехе предложенного мероприятия. Наталья даже собственноручно нарисовала схему проезда к дому, где проживают Дубровины, и подробный план самого дома. Дала деньги на такси, чтобы бездельник Фомин смог доехать до искомого села с комфортом.

Перед соблазном разбогатеть моментально, как в американском кино, Фомин не устоял. Но и в одиночку совершить кражу не решился. Он посвятил в некоторые детали предстоящей операции некоего Алексея Тимохина, которого судебно-психиатрическая экспертиза впоследствии признала невменяемым, а также нанял 60-летнего Аркадия Филиппова – на его старенькой и неприметной автомашине они благополучно прибыли в Рассвет.

Вопреки заверениям Несытиной, в разгар рабочего дня хозяйка оказалась дома. Убедившись, что кроме Оксаны никого из членов семьи больше нет, Фомин достал из спортивной сумки привезенный с собой муляж пистолета, направил его на женщину и потребовал отдать все имеющиеся в доме деньги и драгоценности. Онемевшая от страха Дубровина указала грабителям на скрытый в стене несгораемый сейф, где хранились накопленные деньги, в том числе доллары и евро.

– И побрякушки золотые сымай! – криво усмехнулся Фомин.

Оксана трясущимися руками сняла золотой нательный крестик на витиеватой золотой цепочке и расстегнула массивные сережки. Толстое обручальное кольцо долго не свинчивалось с безымянного пальца, что вызвало ярость грабителя, затем оно и вовсе закатилось под кровать. Пыхтя и матерясь, Фомин слазил за трофеем лично.

Перед тем как скрыться, Фомин резко ударил женщину рукояткой пистолета по лицу: чтобы, как потом объяснит, «облегчить свой отход и помешать возможному преследованию».

Находившийся здесь же Тимохин при виде крови на лице жертвы внезапно издал громкий воинственный клич, выхватил из кармана своей куртки нож и нанес Дубровиной несколько ударов в жизненно важные органы, отчего женщина скончалась на месте преступления.

– Зачем ты её убил? – обалдело спросил Фомин.

– Она бы нас всех сдала! Ведь мы работали без масок, и она наши рожи хорошо запомнила! – оправдался Тимохин.

КЛЯЛСЯ И БОЖИЛСЯ

Из показаний Несытиной: "Да, я знала, что семья моей родственницы Оксаны Дубровиной копит деньги на покупку нового трактора. Однажды я рассказала об этом своему знакомому Александру Фомину, который живет в доме неподалеку. С тех пор Фомин не оставлял меня в покое, настаивая на том, чтобы как можно скорее совершить кражу этих денег. По его просьбе я передала ему схему территории, план дома и деньги на бензин... А потом узнала, что Оксану Дубровину убили... Фомин вскоре отдал мне всего 30 тысяч рублей, которые я потратила на собственные нужды. Фомин клялся и божился, что в сейфе было только 60 тысяч рублей, которые он и распределил по справедливости".

В ходе расследования выяснилось, что три тысячи рублей Фомин заплатил владельцу старенькой "шестерки" Филиппову, еще 1500 рублей вернул младшему брату Несытиной Антону Винокурову, у которого когда-то брал в долг. Остальные деньги (далеко не поровну) якобы поделил с Алексеем Тимохиным.

Из показаний А. Фомина: "В прошлом году я ходил в лес за грибами и нашел там сумку из кожзаменителя, где лежали самодельный пистолет (не способный, как выяснилось, стрелять) и настоящий охотничий нож. Вскоре Несытина предложила мне совершить кражу денег у ее родственницы, которая проживает в селе Рассвет. Настаивала, чтобы я взял с собой на дело ее брата Винокурова, но я отказался, так как не был уверен в том, что этот придурок в критической ситуации не сдрейфит, не подведет. По совету внутреннего голоса я взял с собой игрушечный пистолет, скотч и нож – на тот случай, если в доме вдруг кто-то окажется и придется завладеть деньгами открыто, с применением угроз... Подойдя к дому Дубровиных я передал охотничий нож Тимохину, чтобы тот аккуратно снял оконные стекла на первом этаже и проник в дом. Однако делать этого не пришлось, так как хозяйка, вопреки ожиданиям, оказалась дома. Она открыла окно и настороженно поинтересовалась, что нам надо. Тимохин испуганно попятился, а я решил не отступать и довести дело до конца..."

Фомин на обратном пути продолжал хмуро упрекать Тимохина за убийство Дубровиной. Но взъерошенный Тимохин упрямо делал вид, будто не понимал вопроса, и беспечно, а порой крайне возбужденно продолжал нести какую-то несуразную чушь и бредятину.

– Ты совсем дурак, что ли? Я на «мокруху» не подписывался! – грубовато растерянно повторял Фомин. Он заглянул Тимохину в глаза и вздрогнул от страшной догадки – это были глаза настоящего сумасшедшего. И до самой Тюмени Фомин старательно избегал поворачиваться к подельнику спиной.

НЕДОЛГО МУЗЫКА ИГРАЛА…

Несколько дней после совершенного преступления Фомин не мог прийти в себя и беспробудно пьянствовал. Доллары и евро поменял на рубли у каких-то рыночных барыг, при этом его бессовестно обманули. Пистолет и нож спрятал на балконе квартиры, где проживал его брат Максим. Последний и выдал их сотрудникам правоохранительных органов.

Допрошенный в качестве потерпевшего муж погибшей Оксаны пояснил, что незадолго до трагической смерти жены у них в гостях была Наталья Несытина. Она, как и другие родственники, прекрасно знала, что хозяева собираются покупать новую сельхозтехнику. Вдовец лишь горько усмехнулся, узнав из противоречивых показаний Несытиной, что она знать не знала ни о каком сейфе и давно забыла дорогу к их дому.

Отец Натальи В. Винокуров ничего плохого о своей дочери говорить не стал. Для него явилось полной неожиданностью известие о том, что Наталья оказалась причастна к жестокому преступлению. Сведениями о совершенных ею мелких кражах по месту работы, а также о взаимоотношениях Несытиной и Фомина Винокуров-старший не располагал.

Всесторонне изучив материалы данного уголовного дела, суд приговорил Александра Фомина к 10 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Алексей Тимохин отправлен в психиатрическую клинику, на дополнительное обследование. Наталью Несытину взяли под стражу в зале суда и отправили на 3 года в колонию общего режима. Пенсионер Аркадий Филиппов до судебного процесса не дотянул – подвело сердце.

*Фамилии изменены

Григорий ЗАПРУДИН