КРИМИНАЛ

Человек внезапно пропал, его розыск долгое время не давал никаких результатов. А спустя почти год в болотистой местности обнаружили труп неизвестного: мужчина был коварно убит – на затылочной области черепа остался глубокий след от страшного удара тупым предметом…

О ПОЛЬЗЕ ИНТУИЦИИ

Следователям пришлось внимательно изучить десятки медицинских карточек, оставшихся после людей, пропавших без вести и объявленных в розыск. И грош цена операм, если у них в такие моменты не срабатывает профессиональный нюх, проще – интуиция.

Нашим сыскарям сильно повезло. Из десятка мужчин, пропавших за последнее время и числившихся в розыске, они очень быстро выбрали одного. Это был Михаил Воронцов, предприниматель средней руки, в далеком прошлом кандидат в мастера спорта по боксу. Сверка с медицинской карточкой стоматолога показала, что это может быть только он и никто другой. Жена Воронцова, Ольга, указала в заявлении, что её муж уехал в первых числах июня прошлого года в Нижний Новгород, чтобы заключить крайне выгодную сделку. При себе имел крупную сумму денег. Если об этом знали другие, то Михаила запросто могли убить на пути к желанной цели. Тем более что у бизнесмена имелись весьма сомнительные знакомства в криминальной среде.

Это лишь в модных детективах сыщик работает легко и красиво. Даже тогда, когда увлекается ложной версией и упрямо ее отрабатывает, сокрушая на своем пути все мыслимые и невероятные преграды. Но если расписать работу оперативников и следователей по каждому убийству от и до, в деталях, никто и читать не станет. Ведь большинство преступлений совершаются людьми весьма заурядными, без особой фантазии и художественного блеска. Да и раскрываются простыми следаками, прежде всего благодаря быстрому, порой лихорадочному накоплению улик, характеристик, материалов, выводов экспертиз и терпеливой, изнуряющей проработке оперативной информации о потерпевшем, его ближайшем окружении, о близких друзьях и случайных знакомых.

СОМНЕНИЯ И НЕСТЫКОВКИ

Старший следователь Алексей Семенов – человек опытный и похорошему азартный. Его заслугу в раскрытии данного преступления трудно переоценить, она заключается в исключительно грамотном ведении так называемого оперативного дела, доступ к которому обычно не имеет больше никто. Его напарник Рафат Фатхуллин – настоящий профи, известен коллегам как умный, хладнокровный, цепкий аналитик.

Они почти сразу обратили внимание на явные нестыковки в показаниях Ольги, соседей, других лиц. Например, Ольга утверждала, что они с Михаилом жили весело и дружно. А сама, оказывается, приобрела в оружейном магазине электрошокер – средство для самообороны. И собиралась, по словам подруги, применить его против мужа, который порой применял против жены навыки, полученные на ринге. А сам Михаил, незадолго до исчезновения, побывал в юридической консультации, где живо интересовался, на какую долю нажитого имущества и денег сможет его жена претендовать в случае развода? Ко всему прочему, всплыло вполне обоснованное предположение: Михаил Воронцов имел на стороне юную любовницу.

– Ничего удивительного, – нервно дернула плечом одна из «подруг семьи». – У него даже мимолетный взгляд на хорошеньких женщин всегда был откровенно раздевающий, бесстыжий!

ХИТРОСТЬ КАК ТАКТИКА

– Собрать одну информацию легко, а другую – сложно, – поделился накопленным багажом Алексей Семенов. – И применить ее для розыска и разоблачения преступника – всегда искусство. Убийца ведь почти постоянно живет в страхе, в состоянии внутренней сумятицы, порой впадает в панику, видя, что опера буквально наступают на пятки. Приходится вести настоящую психологическую войну, использовать особые приемы, даже сомнительного свойства. Например, задержали мы как-то по подозрению в убийстве двух братьев. Оба наотрез отказались давать показания.

Тогда их поместили в одну камеру и поначалу стали вызывать на допросы только одного, младшего. Вызовут, но не допрашивают. Подержат в кабинете час-другой и отправляют обратно в камеру. "О чем спрашивали?" – подозрительно интересуется старший брат. "Ни о чем", – пожимает плечами младший. "Как так ни о чем?" – нервничает другой. "А вот так!" – огрызается братец. В итоге между ними произошла крупная ссора, возникло стойкое взаимное недоверие. И когда на допрос вызвали, наконец, старшего брата, он запирался недолго…

Тему продолжил Рафат Фатхуллин:

– Известно, что бывший начальник Московской сыскной полиции А. Ф. Кошко, заведовавший всем уголовным розыском Российской империи, человек глубоко интеллигентный и совестливый, однажды написал: "Конечно, с этической стороны некоторые из применявшихся мною способов раскрытия особо жестоких преступлений покажутся качества сомнительного, но в оправдание общепринятой практики напомню, что борьба с преступниками может быть успешной лишь при условии употребления в ней оружия если не равного, то все же соответствующего противнику". Лично я полностью с этим высказыванием согласен. Ибо нельзя серьезно говорить о применении строгой этики к тем, кто давно похоронил в себе элементарные понятия морали и возвел в культ бесчеловечное зло со всеми его гнусными проявлениями.

ГРАФОЛОГА НЕ ПРОВЕДЁШЬ

Ольгу не стали проверять на детекторе лжи. Ей предложили подробно, по часам, расписать события того июньского дня, когда муж, по ее словам, должен был уехать в Нижний Новгород. Едва она это сделала, Фатхуллин заявил, что действует по методике одного известного графолога-психолога, который считает, что если человек имеет хоть малейшее отношение к убийству, то при описании того, что он делал во время убийства (даже находясь на почтительном расстоянии), некоторые буквы и слова приобретут, помимо его воли, другое начертание.

Фатхуллин пробежал глазами показания Ольги и хмыкнул загадочно – удовлетворенно. Взгляд его остановился на том абзаце, где она описывала вечернее время того злополучного дня, когда ее муж вышел за порог квартиры и бесследно сгинул. Многозначительно посмотрел на женщину и положил рукопись в папку с надписью "Для экспертиз". Ольга внешне отреагировала спокойно. Слегка вздрогнула лишь тогда, когда ей объявили, что она обязана дать подписку о невыезде, как лицо, подозреваемое в причастности к совершению преступления. Ольга внезапно вспылила, назвала происходящее сущим беспределом, а в порыве неконтролируемых эмоций назвала правоохранителей тупорылыми идиотами. Тогда её деликатно и бережно отправили в сизо.

НА ВЕРНОМ ПУТИ

Конечно, это было рискованно. Ведь предстояло в течение нескольких суток добиться чистосердечного признания или отпустить и без того убитую горем женщину, вежливо извинившись перед ней. Но оба следопыта расследовали уже далеко не первое заказное убийство, и что-то настойчиво подсказывало им, что они на верном пути.

На третий день поступила информация из следственного изолятора, где за Ольгой внимательно наблюдали. Она практически не спала, а затем стала искать контакта с сокамерницами. Жаловалась на свое положение, просила советов у бывалых. Это были неизбежные приступы нарастающей слабости.

Потрясающая сцена – опознание останков. Ольга падает в обморок. Врачи приводят ее в чувство. А уже через полчаса женщина вновь бьется в истерике и, размазывая по лицу слезы, рассказывает о том, как давно, на протяжении нескольких лет, тихо ненавидела мужа. Как уговорила знакомого с детства Володю, имевшего две судимости, помочь ей избавиться от опостылевшего супруга раз и навсегда. «Все деньги, которые будут при Воронцове, – твои. Поверь, это крупная сумма!» – деловито гарантировала Ольга.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Следствие по этому уголовному делу подошло к концу. Не за горами суд над заказчицей и убийцей, который тоже арестован и уже во всем признался. А наша публикация, возможно, кого-то заставит задуматься над смыслом совершаемых им противозаконных поступков.

Ведь неслучайна старая поговорка: «Сколько веревочке ни виться…»

*Фамилии изменены.

Григорий ЗАПРУДИН