ПОМНИМ

Такого жаркого, засушливого лета не помнили даже старожилы поселка Красный Бор. Изнуряющая жарища удивила и старшего лесничего Федора Гаврилова.

Лесные пожары-опустошители в соседних районах вспыхивали один за другим чуть ли не ежедневно. Гавриловскую же деляну в несколько сот гектаров Всевышний пока миловал. Но простого везения тут не было. Как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай,

Федор Гаврилов – потомственный лесник, отдавший любимому делу, почитай, три десятка лет. В народе прослыл хозяйственным человеком. Не посиживал в кабинете, подписывая бумажки. Он был убежден, что лес – богатство всенародное, за ним нужны присмотр и уход. Гаврилов давно уже начертил карту своего хозяйства, где точно отметил все неблагополучные в пожарном отношении места. Организовал в Красном Бору добровольную дружину пожарных из старшеклассников.

Еще с весны лесхозовские работники пропахали тракторами защитные борозды во всех неблагонадежных местах, а молодежь в ryсто поросших сосновых колках прорубила широкие просеки.

Рокот самолета Федор услышал после полудня. «Кукурузник», пролетев над селом, развернулся и пошел обратно. Летчик, разглядев большую белую букву «Л» – лесничество, выбросил вымпел с запиской. «В десятом квадрате обнаружен пожар», – прочел Федор Васильевич. Кинулся к карте. Десятый начинался с восьмого километра. Черкнув писульку старшему пожарной команды и отправив ее со своим сынишкой, побежал в гараж заводить казенный газик. Сначала заехал за своим помощником Закиром Алиевым. Закинув лопаты в машину и натянув брезентовые робы, они помчались в лес.

«По дороге тормознем в третьей деляне, там трактористка Маша Цветкова тянет вторую защитную полосу, скажем ей, чтобы ехала за нами», – решил лесничий. Но «Беларусь» встретился им по дороге. Маша, закончив работу, возвращалась в село.

– Разворачивай трактор и гони на десятый, там возгорание. Пока не поспеет помощь, опахивай горящий колок.

Не доехав до места пожара километра три, Гаврилов и Алиев почувствовали запах дыма. Встревожил их и нарастающий ветерок, начавший шевелить кроны деревьев, а самое главное – темно-свинцовая туча, которая ползла чуть стороной и время от времени выпускала молнии. Это было очень некстати. Ветер перед грозой непременно усилится, а ливень запросто может уйти стороной.

Прибыли на место. Горел пока небольшой сосновый колок, который был на отшибе от основной массы леса. По верху молодых сосенок полыхали сухие ветки, внизу горели жухлая трава и опавшая хвоя. Спасаясь от пожара, друг за другом мчались дикие животные. Впереди всех пулей летела олениха с годовалым детенышем. Следом – две косули, лисы, зайцы и молоденький медвежонок. Мужики медлить не стали. Схватили лопаты и побежали к линии огня. Они закидывали низовое пламя землей, топтали, но противостоять злой стихии вдвоем не могли. Пот лил градом, и уже трудно стало дышать от едкого дыма и жара.

Тем временем грозовая туча действительно прошла стороной, но привела за собой шквальный ветер. Пока лесники тушили огонь в одном месте, палый ветер перебрасывал его в другое. Огнеборцы стали сдавать позиции. Трактор прибыл минут через двадцать. Гаврилов приказал, было, Марии пропахать борозду как можно ближе к низовому пламени. Но сумасшедший ветер крутанул в это время огненный смерч, окатив скопищем искр молодую хвойную поросль, перекинулся на вершины высоких деревьев и начал зажимать в кольцо всю лесную поляну. Еще секунды – и люди оказались 6ы в окружении сплошного огня. Федор заприметил узенькую, негорящую просеку. В этот спасительный коридор и велел следовать за ним своим товарищам. Он знал эти места как свои пять пальцев и помнил, что за просекой овальное болото, которое круглый год с водой. В нем можно будет пересидеть пожар.

Втроем они очутились в низине, уперлись в желанное болото и ужаснулись: камыш на болоте, да и лес в округе тоже занялись сплошным огнем. Летняя жара в это лето испарила воду досуха, оставив лишь потрескавшиеся расщелины земли. Задыхаясь от дыма, люди кинулись обратно. Только и узенькая полоска уже полыхала, отрезав единственную дорогу к спасению. Гаврилов немедленно приказал всем лечь наземь и дышать только в землю, в надежде, что хоть кто-то выживет, не угорит в чаду. Огненная стихия, совершив свое злое дело, немного угомонилась. Грозовая туча, повернув вспять, обрушила на безжизненный лес воду.

А на другой день зарядил долгожданный моросящий дождь. Приехавшая на место трагедии дружина Федора Васильевича обнаружила сначала остовы обгоревших машин, а затем и тела погибших, лежавших рядышком. Похоронили их, как родных друг другу людей: лесничего Гаврилова – справа, Закира Алиева – слева. А Марию Цветкову, мать троих детей, положили меж них.

Спустя некоторое время в местной районке вышло несколько сухих строк: за мужество, проявленное на лесном пожаре в Красном Бору, погибшие награждены медалями «За отвагу». Посмертно. На их могилках почти круглый год живые цветы.

Михаил ЛЕОНОВ /пос. Вагай/