КРИМИНАЛ

Даже самое географически странное, пользующееся дурной славой место не может считаться заведомо гиблым. Причина страшных преступлений нередко кроется в душах самих людей – они утратили связь с Богом, потеряли человеческий облик...

ПРИРОДА ШЕПЧЕТ...

Места в Омутинском районе живописные. Здесь впору строить дома отдыха, санаторные лечебницы для больных, страдающих тяжелыми формами психических расстройств. А пока не все блага современной цивилизации досюда докатились, основным развлечением отдельных категорий личностей становится беспробудное пьянство. И как следствие этого – кражи, изнасилования, кровавые драки и убийства...

Трое местных недобрых молодцев: Дмитрий Илларионов, Юрий Динаров и Раис Медяков к достопримечательностям родного края относились равнодушно. Их гораздо больше интересовал вопрос, где взять деньги на выпивку. А поскольку никто из приятелей давно и нигде не работал, времени для обсуждения и реализации этих грандиозных планов всегда было хоть отбавляй. К тому же Динаров и Медяков успели к своим 36 и 25 годам вступить в нелады с законом и на себе испытать его строгую гуманность.

Илларионов оказался самым молодым в данной троице, судимостей не имел, и залихватские россказни своих старших собутыльников о тягостях и лишениях лагерной жизни воспринимал по меньшей мере, как мелодию блатных песен, обманчиво романтичных и порой до слез пронзительных. Да и возраст Илларионова, всего какие-то 20 с хвостиком, не позволял ему более критически придирчиво относиться к этой псевдоромантике. Зато кровь уже вовсю бурлила в молодом теле, а природа, как принято говорить, шептала. И чем дальше, тем громче.

В тот июньский день все трое по привычке пили, много и долго. Затем, ближе к ночи, отправились на поиски приключений. На перекрестке улиц Герцена – Аэродромная в районном центре они повстречали некую Алешкину, также находившуюся в нетрезвом виде. Молодая дама, как сразу выяснилось, возвращалась от подруги и тоже была не прочь продолжить веселое пиршество.

С этой целью она и направлялась в гости к своим знакомым – супругам Костюшкиным, проживающим неподалеку. Приятели сразу смекнули, что другого шанса "догнаться по полной программе" у них может сегодня не быть. А потому напросились в добровольные провожатые. Алешкина, несмотря на туман в голове, быстро сообразила, что подобный "хвост" из троих мужиков крайне нежелателен. Пробовала возразить. Не тут-то было. В итоге, в гости к Костюшкиным заявились все четверо.

Из показаний свидетеля Костюшкина: "В конце июня, почти ночью, к нам в дом пришли Алешкина и трое мужчин. Я вынес гостям спиртное, оставшееся от застолья по поводу моего дня рождения, немного побыл с ними на кухне, потом ушел отдыхать. Вскоре услышал, как мужчины предлагают Алешкиной «пошалить» с ними. Алешкина, похоже, не хотела такого развития событий, она им говорила: "Что вы меня лапаете? Куда вы меня тащите? Оставьте меня в покое!" Затем кто-то выключил на кухне свет. Я понял, что Алешкину хотят изнасиловать, и крикнул, чтобы от нее отстали. В ответ услышал: "Молчи, а то и тебя трахнем!" Вскоре Алешкину вытащили в сени, и я понял, что ее там насилуют. Попытался выйти, но дверь в сени оказалась закрытой... Когда все наконец стихло, я вышел в сени, увидел разбросанные там половики. Больше в сенях никого уже не было... Рано утром к нам вновь пришла Алешкина: почти голая, в одной блузке, на ногах у нее были ссадины, запекшаяся кровь. Алешкина плакала, она сказала, что в летнем помещении, расположенном на территории огорода, недалеко от нашего дома, ее изнасиловали Илларионов, Динаров и Медяков..."

На этом преступлении дело не закончилось. Опасаясь, что о совершенном ими групповом изнасиловании Алешкина сообщит в правоохранительные органы, Динаров решает ее убить.

ЖУТКИЕ ПОДРОБНОСТИ

Как вскоре выяснится в ходе расследования, о своем животном стремлении – вступить в половую связь хоть с какой-нибудь женщиной – Динаров поведал своим дружкам еще до той роковой встречи с Алешкиной.

Тогда, в сенях дома Костюшкиных, девушку крепко избили, чтобы окончательно подавить ее отчаянное сопротивление. Затем Медяков еще раз оглушил Алешкину ударом кулака по голове, повалил на пол и изнасиловал. Следом проделали такую же процедуру Динаров и Илларионов.

Чтобы избежать уголовной ответственности за содеянное, Динаров подыскал металлическую трубу длиной 62 сантиметра, диаметром около трех сантиметров и намеревался ударить ею Алешкину по голове, но удар пришелся вскользь, по плечу. Тут подбежал Илларионов и отобрал у приятеля обрезок трубы. После чего провел Алешкину в летний домик в конце огорода, где на пару с Медяковым продолжил ее насиловать. У Динарова повторная попытка не удалась, и он, сильно шатаясь, отправился домой.

Уже на следующий день потерпевшая Алешкина обратилась в правоохранительные органы с заявлением об изнасиловании. 27 июня материалы по этому заявлению были переданы в районную прокуратуру. Но перепуганный Динаров, узнав о заявлении, предложил Алешкиной примириться, пообещав в качестве компенсации за содеянное дать 10 тысяч рублей. С таким же предложением к пострадавшей обратились Илларионов и Медяков.

Отметим, что 10 тысяч рублей для селян – деньги весьма внушительные. Алешкина, смирив свою женскую гордость, на такую сделку согласилась. Достигнутое соглашение даже было обмыто ею совместно с Медяковым, его женой (!) и Илларионовым. Однако последний, дабы избавить себя и других от уплаты неподъемной суммы, задался целью убить ненавистную Алешкину.

Из приговора суда: "Под предлогом обсудить срок исполнения финансовых требований Илларионов привел Алешкину на безлюдный участок территории ремонтно-технического предприятия. Подошел к ней сзади и резко повернул голову Алешкиной в сторону, вызвав у потерпевшей болевой шок и потерю сознания, после чего начал душить Алешкину руками за горло. Затем подобрал с земли горлышко от разбитой стеклянной бутылки с острыми выступающими краями и нанес три удара в шею. Смерть Алешкиной наступила на месте преступления от кровопотери, вызванной колото-резаной раной...". Из показаний подсудимого Илларионова: "Во время нашей последней встречи Алешкина сказала мне, что все равно добьется своего и возьмет с нас деньги... Это вызвало во мне злость".

Труп Алешкиной был обнаружен лишь спустя неделю на дне бетонного колодца, расположенного на территории РТП. Тело было завалено сверху ветками, кусками шифера. Тут же валялась женская черная сумочка, ручки которой были порваны.

Из обвинительного заключения: "В ходе допроса обвиняемый Динаров пояснил, что к нему пришел Илларионов и сказал, что только что убил Алешкину... Еще он говорил, что недавний пожар в доме Костюшкиных – тоже его рук дело..."

ОВЕЧКА И ВОЛКИ

Честно говоря, ознакомившись с материалами этого уголовного дела, почти невозможно понять, почему все произошло так дико и нелепо. Ну, встретились ночью трое пьяных мужиков и нетрезвая молодая женщина. Оказались в гостях, куда беспрепятственно вошли через незакрытую дверь. Выпили еще. Зачем было зверски избивать, потом насиловать и пытаться убивать беззащитную жертву? Почему, когда все случилось и заявление об изнасиловании поступило в прокуратуру, следователь счел возможным примирить стороны, сам подсказав нужный выход?

Наконец, почему Алешкина практически во всех эпизодах вела себя как обреченная на смерть овечка, покорно согласившись с одним из своих обидчиков на свидание в безлюдном месте? Неужели такая детская наивность? А ведь могла бы догадаться, что насиловали ее настоящие волки в людском обличье.

Что эти уже ни перед чем не остановятся, чтобы только самим уйти от правосудия. И они жестоки настолько, что стоящая перед ними на коленях (из показаний Динарова) женщина – очередной повод для насмешек и дальнейших издевательств.

Не укладывается в голове. Ибо не может быть в женщине полнейшего отсутствия элементарного инстинкта самосохранения, стремления избежать смертельной опасности, хотя бы ради продолжения рода.

А что же мать убитой Алешкиной? Дочери не было дома уже очень продолжительное время, но материнское сердце оказалось слепо и глухо. Не потому ли, что женщина и сама все это время находилась в крепком подпитии?

Возможно, я излишне погорячился, назвав троих омутинских мужичков волками. Несправедливо это по отношению к весьма неглупым животным. Но странно: всех троих эксперты-психиатры признали вменяемыми. Да и прежде они не обнаруживали какихлибо серьезных расстройств своего могучего здоровья, если не считать того, что вполне могли завыть с похмелья.

И вот справедливый итог. Рассмотрев данное уголовное дело в закрытом судебном заседании, суд приговорил Илларионова и Динарова к пятнадцати годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, Медякова к семи годам с содержанием в ИК строгого режима.

Все получили по заслугам. Только одна Алешкина пострадала неизвестно за что…

*Фамилии изменены.

Григорий ЗАПРУДИН