ЗНАЙ НАШИХ! 

В Тюменском государственном университете учится много талантливых студентов. Один из них – Гусейн Садыхов. В этом году он оканчивает магистратуру института химии. За семь лет учебы Гусейн стал многократным призером олимпиад и конференций, разработал не один проект и трижды побывал на стажировках за границей. Ему довелось поработать в лабораториях Японии и США. Гусейн рассказал о том, как ему это удалось и что он планирует делать дальше. 

– Любой химик вам скажет: “Я не понимаю, как можно не любить химию”, – откровенничает Гусейн. – Чем можно удивить ребенка? Или как взрослого заставить сказать “вау”? В течение многих веков тем, что удивляло всех людей, была магия. Я в детстве тоже обожал всякие шоу. Когда Дэвид Копперфильд делал относительно простые фокусы, он просто взрывал мой детский мозг. Тогда я понял, что хочу быть волшебником. У меня даже была книга о фокусах. Но нашлась одна проблема – когда делаешь какой- нибудь фокус, начинаешь понимать, как он работает. Он как будто теряет свою магию. Все слишком просто, только хитрость, ловкость рук. Однажды моя мама, увидев мое разочарование, сказала, что есть один интересный предмет. Он, конечно, не превращает вещи в животных и не извлекает огонь из ничего, но что-то в нем есть. Этот предмет называется химия. 

– И началось твое увлечение этой сложной наукой? 

– Нет, я тогда даже не понял, что это. Тогда мама мне кое-что показала. Она взяла соду и выжала сок лимона. Разумеется, сода начала “кипеть”. Для меня это стало тем самым “вау”. Это был тот же эффект магии, но теперь я понимал, что мы имеем дело не с хитростью. Кстати, это до сих пор один из моих самых любимых опытов. Хотя, по сути, он по-детски прост. Так я познакомился с химией и вскоре начал ею заниматься. Чем больше я узнавал, тем сильнее понимал, что это очень сложный предмет. Химию, в отличие от фокусов, полностью понять нельзя. Ты можешь многое знать и уметь, но элемент магии для тебя все равно остается. Даже в моих первых тетрадях по химии так и было: “слово плюс слово равно что-то”. Похоже на рецепты средневековых алхимиков, которые стремились получить философский камень. Мне было сложно, потому что я учил химию сам, но безумно интересно. Сегодня мои знания несравнимо шире, но магии в химии я вижу еще больше. 

– Почему ты решил поступать в Тюменский государственный университет? 

– На самом деле у меня был огромный выбор. Я был победителем одной из всероссийских олимпиад, и этот результат давал мне право поступить на бюджет в любой вуз России. На тот момент у меня не было особого опыта путешествий. Сама идея уехать в другой город на несколько лет мне казалась очень страшной. Свою роль сыграли еще некоторые моменты. У меня не было финансовой возможности, да и, наверное, таких больших амбиций. Мне нравился ТюмГУ. Я знал многих преподавателей, потому что в течение двух лет ходил в университет на занятия. А еще я понимал, что когда ты учишься дома, тебе легче концентрироваться на учебе. Были и другие причины, но они довольно личные. 

– А пришлось ли тебе работать с личностными компетенциями? 

– Конечно. В какой-то момент я понял, что достаточно хорошо разбираюсь в химии, но плохо работаю с людьми. Я снова посмотрел на афишу с требованиями к соискателям, что висела в университете. Там было сказано о лидерских качествах. Так я записался в команду “ЧГК” («Что? Где? Когда»). ТюмГУ. Потом подумал: а почему в нашем институте её нет, и решил организовать. Начал активно работать с людьми. Теперь я понимал, как их привлекать и организовывать. По-моему, где-то с третьего курса начал чаще участвовать в университетских мероприятиях. Даже помню, как меня за это хвалили. Я не только сам научился чему-то новому, но и привил интерес другим ребятам. 

– Мне кажется, ты за эти семь лет серьезно поработал над всеми своими компетенциями. Что дальше? 

– На самом деле я из тех людей, кто планирует, но потом все идет не так, как хотелось бы. Хотел подать документы в зарубежные вузы, но ситуация мне сказала «нет». Я по-прежнему обожаю химию. Хочу продолжать учиться. Правда, пока не знаю, как. Скорее всего, буду поступать в нашу аспирантуру. Обязательно попробую съездить еще куда-нибудь на стажировку. Я на своем опыте убедился, что даже краткосрочный период работы в крутой лаборатории резко повышает твою компетентность. Уверен, что в будущем не будет профиля, будут компетенции. Это то самое сокровище, которое помог мне найти университет. 

Чего я только в ТюмГУ не делал! Но если бы решил идти по классической траектории ординарного студента: занятия, домашнее задание, дом – то я однозначно был бы разочарован. Я научился работать с людьми, выступать на сцене. Хотя раньше до ужаса боялся публичных выступлений. Сейчас это практически одно из моих хобби. Я научился делать проекты, искать выходы из любых ситуаций. Я получил бесценный жизненный опыт. Каждый день в университете был для меня новым и необычным. 

Мир довольно изменчив. Ты не можешь быть ко всему готовым, но можешь получить навык быстро адаптироваться. Никто не дал мне готовый билет. Мне нужно было работать, постоянно что- то делать. А это трудно и сложно. Мне даже пришлось сдать международный тест на знание английского. Я человек-импровизация. Люблю делать то, что мне интересно, и не люблю к чему-то готовиться. Если мне дали задание сделать что-то через два месяца, будьте уверены – я начну в последние два дня. Но я справился и буду справляться со всеми трудностями благодаря тем компетенциям, которые получил в университете. Пока мы студенты, у нас есть очень много возможностей. Нужно только научиться ими пользоваться. 

Елена СЛЮСАРЕВА, ТюмГУ