МАЛАЯ РОДИНА 

Во время одной из поездок в Сибирь я побывала в городе Заводоуковске. Там, в соседней деревне, я родилась, жила, впоследствии бывала редкими наездами, а ко времени той поездки не видела своей малой родины уже более 50-ти лет.

Город – для Заводоуковска сейчас звучит гордо, тогда это был посёлок. И вот я вглядываюсь в хорошо устроенный город с асфальтированными улицами, современными домами и постройками, но и сохранивший много старых, ещё деревенских зданий. Разросшаяся бывшая деревня Глазунова превратилась в часть города с тем же названием. А как ухожены «ворота» Заводоуковска! Новый вокзал, красивая зелёная привокзальная площадь с мемориалом в память о погибших в Великой Отечественной войне земляках. Постаменты в честь знаменитых земляков и большой, отлитый в металле герб. От вокзала до большого административного здания напротив – широкий зелёный бульвар с фонтаном. Да, для меня это уже незнакомый город… Вспоминаю истину, что время не просто идёт, а летит, и все меняется. 

В Заводоуковске жили моя бабушка по отцу и её младшие братья и сёстры с семействами. Все по фамилии Захаровы. Я была тогда особенно близка с семьёй дяди Василия – дружила с его дочерью, моей ровесницей Галей. Её братья были нашими сверстниками. Они приходились моему отцу двоюродными братьями и сёстрами, а мне – дядями и тётями. 

Целью моей поездки было найти в городе два дома – бабушки, где я жила, и дяди Василия, где я постоянно пропадала у тёти-подружки Гали Захаровой. Кроме того, светилась надежда увидеть кого-то из родственников. 

В поездке меня сопровождала Лира Сарычева, подруга всей жизни, к которой я и приехала в Тюмень. Мы долго шли от вокзала по новым, неузнаваемым улицам, по бетонному (взамен некогда красивого деревянного) мосту через сильно обмелевшую, почти заросшую реку Ук. А тогда – тоже, хоть и малая, но всё же быстрая. Переходим мост, слева – спуск на Заречную улицу, тоже заросший. По ходу вижу, что и в помине нет большого широкого оврага, пересекавшего когда-то улицу. 

И вот издали узнаю – почти через 55 лет – дом дяди Василия. К моей радости, он сохранился, но… Некогда крепкий, весёлый деревенский дом-пятистенок с сияющими окнами, с цветущим перед ними палисадником, с добротными воротами и калиткой, нынче он будто врос в землю, стал тусклым, приземистым, обветшалым. Ворота и калитка тоже будто присели, палисадник запущен. 

С замиранием сердца стою у калитки, растерянная, не зная, что делать. Лира говорит: «Стучи!». Стучу громко, настойчиво. Через несколько минут слышны шаги, калитка отворяется, и перед нами – пожилой, но еще крепкий мужчина с умным, проницательным взглядом. Смотрит вопросительно. После секундного замешательства спрашиваю: 

– Живут ли здесь Захаровы? 

– Я Захаров. 

Проглотив подступивший к горлу комок, продолжаю: 

– Вы Георгий? 

– Да. 

– Ваш отец – Василий Александрович? 

– Да. 

– Мама – Мария? 

– Да. 

– Братья Анатолий и Александр, сестра Галина? 

– Да. Ну, проходите. 

Во дворе мы присели на скамью, я называю себя и подругу. Далее следуют знакомые ему вопросы и ожидаемые мною ответы. Братьев и сестры, к сожалению, уже нет в живых, хотя Галя была моложе. Георгий остался один из той большой семьи. Своей семьи у его нет, единственного сына тоже нет в живых, где жена – не ведает. Правда, знает оставшихся в Заводоуковске нескольких родственников из других семей. Приглашает в дом. Три знакомые ступеньки. Входим в переднюю комнату-кухню: полуразрушенная русская печь, небольшой загромождённый стол, электроплитка. Вторая, некогда просторная комната, кажется низкой и маленькой, из мебели – старая кровать и табуретки, в углах – вещи, предметы... Всюду – та неухоженность, когда в доме одинокий пожилой мужчина… Уже нет в переднем углу большой кадки с огромным кустом чайной розы. На стене – сохранившиеся с тех времён потускневшие семейные фотографии в рамках; знакомые, не забытые лица… 

Рассказываю о себе, снова представляю подругу. Спрашиваю, помнит ли меня, то давнее юное время, когда я постоянно была с ними. Отвечает отрицательно. Да, ведь с ним-то мы не виделись уже 60 лет. В тот давний, последний мой приезд в Заводоуковск, Георгия там не было. Однако по его глазам заметно: что-то он всё-таки вспоминает, но сказать, признаться не хочет… Попытались поспрашивать о других родственниках, но… заторопился Георгий, мол, срочно нужно в поликлинику. Вышли во двор. Заглянула через дворовую калиточку в огород – полное запустение, лишь одинокие деревья – яблонька и груша. Ушло безвозвратно время, а с ним – силы, бодрость и родные люди. Есть, конечно, разбросанные по свету потомки, но где же их теперь искать? И жизни не хватит. 

За воротами попрощались и уже, видимо, навсегда. Георгий приглашает навещать… Да где же – за тысячи километров!.. 

Вот он скрылся среди людей на автобусной остановке. А мы с Лирой пошли вниз от дома к реке, на Заречную улицу, поискать бабушкин домик. Нашли неподалёку, затерянным среди уже современных, больших частных зданий. Когда-то неплохой домик превратился почти в «конуру» с крохотной, такой же старой пристроечкой и с заросшим двориком. Зашла по высокой траве во двор. Увы, в домике никто не живёт, на двери большой висячий замок. 

Да, поневоле соглашаешься с тем, что матушка- земля наша постепенно, очень медленно, годами, десятилетиями, столетиями поглощает в себя всё сущее на ней, предоставляя потомкам лишь раскопки прошлого… 

Постояли у штакетника, как на могилке, посетовали, повздыхали… и пошли искать школу, где я училась тогда. Нашли, но уже другую – кирпичную, двухэтажную. Внутрь нас не пустила охрана; оставалось только вспомнить некоторых учителей, одноклассников и отправиться в обратный путь. 

По дороге на вокзал нашли по расспросам местный краеведческий музей, разместившийся в небольшом деревянном доме. Нас радушно принял директор музея Леонид Николаевич Басов. Он показал прекрасную экспозицию старины и нового времени: различные предметы быта, альбомы, фотографии о жизни города. Рассказал, что раньше в этом доме была городская библиотека, куда он ходил школьником, и прочитал интереснейшую лекцию по истории Заводоуковска. Особенно впечатлил рассказ о военном времени. Город работал для фронта, для Победы, принимал эвакуированных людей и раненых красноармейцев. Слушая Леонида Николаевича, мы поняли, что он из той плеяды интеллигентов- историков, которые преданно служат своему делу, трепетно сохраняют и доносят до людей историю родного края. Мы были очень благодарны Л.Н. Басову за добрый приём и прекрасный рассказ. 

Так прошла моя однодневная, во многом неожиданная, трогательная и счастливая встреча с моей малой родиной, с давней юностью. Много испытала я в те часы разных эмоций: растерянность, смятение, удивление, радость и счастье. Родные места, родной посёлок – ныне город Заводоуковск и… живой представитель семейства Захаровых. 

Спасибо тебе, дорогой дядюшка Георгий, за то, что жив, что вернул меня, хоть на минуты, в молодость, наяву оживил воспоминания юности. Теперь это не уйдёт от меня до конца моих дней… Доброго тебе здоровья, Георгий Васильевич, долгих лет… 

А малой родине быть в веках, развиваться и процветать! 

НА СНИМКЕ: Заводоуковск сегодня. 

Екатерина ШЕРГИНА