В редакцию продолжают поступать отклики на «Прямую линию» с Владимиром Путиным

– В тринадцатый раз состоялась «Прямая линия» с Владимиром Путиным. Тринадцатый год я в качестве индивидуального предпринимателя – главы КФХ – развиваю молочное животноводство. За эти годы удалось создать стадо в 400 высокопродуктивных коров черно-пестрой породы, которое содержится в более комфортных условиях, чем в других сельхозпредприятиях области. В ходе «Прямой линии» наш президент пообщался с фермерами из Костромской области, которые посетовали на ряд препятствий, которые мешают ведению молочного животноводства.

Впервые от Владимира Владимировича мы услышали признание, что цена на сырое молоко в России складывается для сельхозпроизводителей ниже себестоимости. То есть мы дружно всей страной занимаемся банкротством молочной отрасли. Не случайно падение производства этого жизненно важного продукта питания год от года растет. Даже в наиболее успешной Тюменской области, где самый высокий уровень поддержки, валовое производство молока снизилось с 572,7 в 2011 году до 531,8 тысячи тонн в 2014-м.

По сей день федеральная поддержка, по выражению президента, «самой сложной отрасли сельского хозяйства» практикуется в весьма незначительных размерах. От «центра» я уже ничего доброго не жду после того, как нас лишили статуса племенного хозяйства. А то, что у меня одно из лучших племенных стад, – так это мелочи! И закавыка в том, что фермеров зарегистрировали «индивидуальными предпринимателями», а таковым племенной деятельностью заниматься не положено. И я благодарен нашему губернатору Владимиру Якушеву, правительству области за то, что только с помощью областного бюджета удалось создать крепкое хозяйство.

Сурова для крестьянина нынешняя действительность. Непомерно растут цены на энергоносители, в разы дорожают уже недоступные минеральные удобрения, на новую технику приходится только «облизываться», проблемы с выдачей кредитов… Пресловутый диспаритет цен полостью съедает прибыль. С позапрошлого года мы сдаем молоко по 17 рублей. Это у переработчиков и торговых сетей нужно спрашивать, почему цены на молочную продукцию «кусаются». Честно говоря, у сельхозпроизводителей уже исчезает мотивация к ведению молочного животноводства. Это очень опасная тенденция. Потерять отрасль можно, как говорится, в одночасье. Но вот на восстановление потребуются долгие годы. Чтобы выпестовать высокопродуктивное стадо и создать ему достойные условия, мне понадобилось 13 лет.

Хотел бы остановиться на своих непроизводительных расходах, которые напрямую влияют на себестоимость молока. У нас, в деревне Березовка Нижнетавдинского района, магистральной трубы рядом нет. В итоге эпопея со снабжением газом тянется много лет. Основными ресурсами были и остаются электроэнергия и солярка. Это влетает в очень большую денежку. Понимаю, сейчас не время говорить о капитальных вложениях из бюджета. Но можно ведь хотя бы на время кризиса сократить экспансию контрольно-надзорных органов, вмешательство которых в нашу хозяйственную деятельность становится очень обременительным.

Я отдал приличную сумму за то, чтобы пробурить скважину для обеспечения водой. А теперь по предписанию
недропользования должен уплатить миллион рублей, чтобы ее пролицензировать. А где я этот миллион возьму? И зачем мне эта лицензия – мы воду продавать не собираемся.

У нас больше десятка контрольно-надзорных органов. Они взяли за правило проводить проверки летом, когда в сельском хозяйстве дорога каждая минута. Я в пять утра уже на ногах, ложусь, когда они меня, крепкого мужика, перестают носить. Семью свою практически не вижу. Не бываю в отпусках, выходные – на работе. Не могу подвести людей, которые мне поверили. Нет у меня времени отвлекаться на надуманные мероприятия государственных ревнителей порядка. Однако вынужден бездарно тратить время, чтобы избежать предписаний.

Недавно мне было письменно заявлено, что отсутствие санитарно-защитной зоны не позволяет ферме находиться возле деревни. Однако не я территорию под коровники отводил, и самовольно территорию я не занимал. 14 лет назад я выкупил руины бывшей фермы, вывез гигантские залежи навоза, построил на этом месте современные животноводческие помещения. Но почему-то местные власти отводят участки под индивидуальное строительство рядом с моим хозяйством. Тем не менее нарушителем санитарно-защитной зоны объявили меня и обложили санкциями и штрафами. Так дело может дойти до закрытия фермы.

Недавно звонят из прокуратуры: «Соломон Петрович, вы платите за выбросы в атмосферу… Привезите, пожалуйста, нам платежки…». Везу эти бумажки. А мне заявляют, что мне все равно надо предписание выписать. Пытаюсь возражать: «Почему? Мы же платим, и проект на выбросы у нас есть». В ответ: «Замеры выбросов нужно проводить ежегодно!». Ну не абсурд ли? Поголовье в хозяйстве не изменилось, других выбросов нет. Не химическое у нас производство! Пришлось заплатить деньги рекомендованной независимой лаборатории, но у них еще соответствующий аппарат не купили – только обещают в неопределенном будущем замеры снимать. И опять я виноват.

Ежегодным должен быть у нас анализ воды, освещенности, пыльности и так далее. Опять же теряю время на поездку в санитарно-эпидемиологическую лабораторию. выстояв очередь, взял наконец счета, оплатил их и жду, когда бабушки из этого заведения созреют и позвонят, чтобы мы их свозили на своей машине, так как у них транспорта нет. А они могли бы просто пролонгировать прошлогодний договор и выслать нам счет по электронке. Мы много говорим об излишнем давлении надзора на малый и средний бизнес, но пока мало что меняется.

Прекрасно понимаю, что разговор нашего президента с фермерами из Костромской области – это вершина айсберга. При подготовке «Прямой линии», конечно же, была досконально изучена ситуация в молочном животноводстве. И мы, сельхозпроизводители, надеемся на коренные преобразования в этой отрасли.

Василий Успенский, председатель районного совета ветеранов войны и труда (Голышманово):

– Во время «Прямой линии» с президентом показывали фрагменты репетиции парада Победы в Москве.

Это будет не только демонстрация военной мощи нашего государства, но прежде всего знак безмерного уважения к тем, кто воевал с фашизмом на фронте и в тылу. Это наш праздник, и мы как хозяева гостям рады. Но снова начались, как перед Олимпиадой в Сочи, заявления о том, что кто-то не желает к нам приезжать. Правильно сказал Путин: пусть каждый решает сам. Кому-то, может, стыдно явиться к нам, ведь есть силы, которые снова насаждают фашизм и сепаратизм, пытаются навязать миру образ России, как образ агрессора, обложить ее санкциями, заставить жить по чужим правилам.

Наш президент говорит просто и понятно: мы никого врагами не считаем, воевать не собираемся. но будем наращивать обороноспособность, чтобы ни у кого не было соблазна оттяпать хоть кусочек нашей огромной страны. Мне особенно запомнилась его фраза: «Быть нашими врагами и друзьями одинаково почетно».

Всегда слушаю В. Путина с интересом, он без бумажки говорит на любые темы и отвечает на самые острые вопросы. Уважаю за мужество, ведь каждое его слово слышит весь мир. Раньше руководители страны в основном выступали с подготовленными докладами.

Кажется, нет проблемы, которой не коснулись в этом разговоре. Людей многое волнует, не все у нас гладко, и они могут говорить об этом с президентом. Сегодня, уверен, «Прямую линию» обсуждают дома и на работе, в деревнях и городах. Ведь каждого что-то зацепило…

Виталий ПРИЕМЫХОВ, программист:

– Трансляцию «Прямой линии» с Президентом России Владимиром Путиным мы с друзьями смотрели по телевизору. Первое, что нас от души порадовало, так это то, что президент логичен и последователен не только в своих высказываниях, но и в своих действиях.

Владимир Владимирович прямо сказал, что у России есть свои интересы, связанные с ее границами, ее запасами, с ее экономической безопасностью, – это является приоритетом для главы государства.

Президент подтвердил, что Россия всегда готова к диалогу с зарубежьем. «Мы не собираемся закрываться от мира, мы не вывешиваем «железный занавес», мы открыты и для диалога, и для инвестиций, и для торгово-экономического сотрудничества. Мы готовы обсуждать самые сложные темы. Это касается не только юго-востока Украины, но и Украины в целом», – заявил он.

Второе: это был предельно откровенный разговор, а не дипломатические упражнения «вокруг да около». Это был честный, искренний, порой жесткий взгляд главы государства. Путин призвал решать наболевшие проблемы путем открытых переговоров, отказавшись от закулисных интриг и нагнетания обстановки.

Президент в очередной раз продемонстрировал свою готовность оказать помощь простым людям, попавшим в затруднительное положение: пообещал, например, свое содействие девочке из Тольятти, хотя это вполне смогли бы сделать местные власти.

В целом «Прямая линия» оставила хорошее впечатление. Хочется верить, что те вопросы, на которые Владимир Путин ответить не успел, обязательно рассмотрят в рабочем порядке.