ПО ПОВОДУ 

Сегодня тюменский учхоз называется АО Племенной завод «Учебно-опытное хозяйство государственного аграрного университета Северного Зауралья». Минсельхоз провел приватизацию учхозов, приводящую к разрыву тесных связей с вузами, без учета специфики этих сельхозпредприятий по подготовке специалистов. Приватизировали по откровенно вредительской схеме: все акции находятся в собственности государства, сам учхоз землей не наделили.

Эту нелепость заметил президент Владимир Путин, и в перечне его поручений правительству 13 октября 2017 года среди прочего было записано: «Представить предложения по вопросу сохранения в государственной собственности учебно-опытных хозяйств в сфере сельского хозяйства». Есть и приписка: «Доложить – до 1 февраля 2018 года». С тех пор об этом ни слуху ни духу. Не отозвались ни правительство, ни Минсельхоз.

В прошлом году случились события, после которых тюменцы мысленно «похоронили» учхоз. Кризисные явления с правами этого предприятия на землю и имущество уложили его директора на долгое время в больницу – не выдержал длительную осаду по уничтожению учхоза доктор сельхознаук Аршак Айкович Курдоглян. Преждевременно свела в могилу затяжная «война» предыдущего директора, известного организатора сельхозпроизводства Анатолия Михайловича Клиндюка. И вот неожиданный звонок от Курдогляна.

Нашел я его в поле под Утяшево, где колосилась озимая рожь. Сегодня ее обмолачивают, споро наполняя бункера зерном с урожайностью выше 50 центнеров с гектара.

– Смотри, смотри на колосья – такие редко встретишь на сибирских полях! – говорил неделю назад Аршак Айкович. – Передай неравнодушным людям, которые интересуются судьбой нашего предприятия, что учхоз пока не удалось стереть с лица земли. Хотя мы всё еще находимся в подвешенном состоянии, хозяйствуем по-прежнему довольно успешно. Экономическое здоровье таково, что позволило с июня повысить зарплату нашим работникам на 20 процентов. Люди, занятые на уборке, получают по 60 –70 тысяч, доярки в пределах 35 – 40 тысяч рублей.

Попытаюсь передать воззрения доктора сельхознаук Курдогляна на развитие отрасли. Он трудится в учхозе 45 лет, имеет на это право. Прежде всего, считает мой собеседник, ошибкой было в годы перестройки брать за основу развития сельского хозяйства «нижегородскую модель» американского происхождения, которую Явлинский подбросил Немцову. Это способствовало уничтожению крупных аграрных предприятий в результате ложно представленной хронической их нерентабельности. Взамен выдвигались заведомо неоправданные лозунги в защиту мелкого фермерства. В то время преобладающее большинство реформаторов вообще не понимало сути сельского хозяйства, что поставило его на грань уничтожения и принятия парадоксальных и противоречивых законов.

До сих пор в Гражданском кодексе РФ законодательно не оформлен статус «фермера». Отсутствует описание этого понятия и в других источниках. Мелких сельхозпредприятий сегодня называют индивидуальными предпринимателями, чтобы по полной брать с них налоги. А бывший министр сельского хозяйства Ткачев владеет в благодатном Краснодарском крае гигантским предприятием, в собственности которого 650 тысяч гектаров (столько площадей засевает зерновыми и зернобобовыми Тюменская область) кубанских черноземов, с них можно получать по три урожая в год.

Один из неразумных советников Ельцина подсунул ему в 1992 году указ о поддержке российской науки, в котором оговаривалась передача земель 127 российских учхозов (сейчас их осталось всего 7. – И.В.) в вечное пользование техникумов и вузов, которые сами не обрабатывают пашню. Не вникающий в суть документа горе-президент подписал не глядя отсроченный «смертный» приговор учебно-опытным хозяйствам.

Когда 18 ноября 2019 года закончилось очередное действие договора между аграрным университетом и учхозом на обработку последним земли, возник опасный кризис. Согласно новациям в федеральном законодательстве ректор уже не имела права сдавать земли в аренду учхозу. Минсельхоз в категоричной форме рекомендовал выставить обработку земель на торги.

Представьте себе, учхозовцы за 60 лет подняли их плодородие на самый высокий уровень, а теперь пашня могла достаться случайному «дяде», выигравшему конкурс без всяких обязательств на подготовку специалистов для АПК. То есть ознакомительную и учебную практику тысяче студентов уже негде проходить. Дальше произошло бы падение по цепочке: нет у учхоза земли, не будет кормов для племенного стада высокопродуктивных коров черно-пестрой породы уральского отродья, выпестованных учеными и специалистами учебно-опытного хозяйства и аграрного университета Северного Зауралья. Не случайно учхоз является племенным заводом федерального значения. И хорошо, что ему удалось победить в конкурсе, выиграв три года для плодотворной работы. Ну не абсурд ли это? Летит в тартарары наработанное десятилетиями научное сотрудничество вуза и предприятия в области отечественной селекции, по подготовке студентов, становится ненужной создаваемая годами на гигантские средства производственная база.

Извините, но в Великую Отечественную войну Верховный главнокомандующий предпринял все меры, чтобы спасти и сохранить генофонд крупного рогатого скота. Почти все госплемзаводы удалось эвакуировать за Урал. А в наше время их уничтожают без зазрения совести. В результате приватизации (акционирования) исчезли племзаводы в Новосибирске, Омске, Кургане, Костроме… А ведь это не просто стада. Они созданы в результате многолетней научно-исследовательской работы. Вместе с племзаводами исчезает и бесценный научный селекционный опыт.

У нас в стране среди регионов-лидеров в молочной продуктивности, с которыми Тюменской области еще не по силам тягаться, преобладают стада отечественной селекции. Возьмем хотя бы Свердловскую область – там нет зарубежных голштино-фризов. Есть превосходные примеры и у тюменцев – АО «Успенское», ЗАО «Лесное», да и тот же учхоз, где средний надой на корову превысит в этом году 9 тысяч килограммов. Совершенно обременительно для фермеров содержание голштино-фризов по длинному ряду причин. Нам нужен черно-пестрый скот. Очень нужен. Так в чем же дело?

Можно понять ликвидаторов, если бы учебноопытное хозяйство было убыточным. Однако вся его история говорит о высоких экономических и производственных достижениях. Почти полтора десятилетия учхоз являлся витриной Тюменского АПК. Сюда массово приезжали учиться и перенимать опыт аграрии нашего и соседних регионов. Трижды посещал хозяйство министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, чтобы ознакомиться с передовыми технологиями. Правительство Тюменской области наградило учхоз сельхозакадемии дипломом первой степени «Лидер отрасли по экономической эффективности хозяйствования за 2005 год». К этому времени учхоз обзавелся своим жильем, Домом культуры и спортивным залом, общежитием для проходящих практику студентов, на производственных объектах оборудовали учебные аудитории. А через год в недрах тюменской бюрократии появляется документ об изъятии всех земель сельхозакадемии (4578 га), якобы для строительства жилья. По понятной причине не буду вдаваться в подробности этой истории, да и в центральных СМИ обо всем было сказано немало. Больших трудов стоило директору учхоза Анатолию Клиндюку, тогдашнему ректору сельхозакадемии Николаю Абрамову и заместителю министра сельского хозяйства Николаю Долгушину остановить экспроприаторов. Сошлись на том, что земли будут отдавать постепенно, небольшими участками.

И их частями отторгают. Изъяли, например, 197 га возле Плеханово. Построили там несколько домов – и все на этом. Оставшиеся 140 гектаров уже который год зарастают бурьяном. Та же история в районе аэропорта Рощино. Как будто невдомек чиновникам, что в районе взлета и посадки самолетов никто жить не собирается. Однако со всей площади сняли плодородный слой и, разумеется, продали. Этим самым уничтожили элитную пашню, плодородие которой создавалось десятилетиями!

И это притом что Правительство РФ объявило земли, используемые вузами и научно-исследовательскими институтами аграрного направления, селекционно-семеноводческими центрами (с градацией в 10 пунктов). Но это не воспрепятствовало уничтожению выдающихся центров аграрной науки – отъем «особо ценных, с особым статусом» земель продолжается. В нашей великой стране, в том числе и по этой причине, либо совсем отсутствует, либо развивается черепашьими темпами семеноводство овощных, зерновых и других культур. А элитное семеноводческое учебно-опытное хозяйство аграрного университета по технологическому уровню агрономической культуры, почвенному плодородию может вести самое ответственное первичное семеноводство.

НА СНИМКАХ: жатва озимых; Аршак Курдоглян.

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/

(Продолжение следует)