ЭКОЛОГИЯ 

ДОЛГО ЛИ НАМ СПРАВЛЯТЬ ПОМИНКИ ПО ПРИРОДЕ? 

Жители Криводановой выступили с инициативой создания зеленого пояса вокруг деревни. Что вынудило их пойти на этот шаг? В письмах в различные инстанции они не первый год «трубят» о том, что в окрестностях уже почти не осталось сосновых боров. Они вырубаются, и по сей день один за другим появляются шестиметровой глубины карьеры по добыче песка, уродующие ландшафт любимых мест отдыха и сбора лесных даров.

Криводановцы решили призвать на помощь федеральный закон об охране окружающей среды, одна из глав которого называется «Лесопарковые зеленые пояса». В частности, в ней сказано: как и на каких условиях могут создаваться зеленые пояса вокруг населенных пунктов (безотносительно, город это или деревня – В.И.). Этим правом, например, могут воспользоваться жители Решетниковой Тюменского района, где также идет тотальная вырубка окрестных лесов. 

Моя поездка на автобусе до Криводановой ничего не прояснила – по обе стороны дороги плотной стеной стояли вековые сосны. В Чикче, центре одноименного муниципального образования, решил поговорить с местными жителями. Благо, там всегда многолюдно. 

– Опоздали вы защищать боры, – качают головами прохожие, – их уже свели вглубь на 20 километров – до реки и озера Дуван. Так что передайте горожанам прощальный привет от белых грибов. 

Отправился искать более компетентных собеседников. На свою удачу встретил бывшего главу этой территории Хамзу Бектимирова. 

– Посмотрите в Интернете на карты действующих и будущих карьеров в бывших борах от Субботиной, Чикчи, Якушей, Криводановой до Муллашей, – говорит Хамза Колчакович, – и вам станет ясно, что уникальный лесной массив был обречен на уничтожение. Как пояснила в свое время бывший директор департамента недропользования и экологии, все отводы земли под борами для добычи песка были осуществлены в рамках законодательства. Возможно, правила и соблюли. А как же любовь к родному городу и окружающей природе? Вполне понимаю такой шаг, когда в годы Великой Отечественной войны, чтобы Тюмени выжить, решено было пустить на дрова боры от Парфенова до Ембаево. На их месте появились березняки, один из них стал парком имени Гагарина. Какие же обстоятельства непреодолимой силы заставляют нас сегодня уродовать и уничтожать пригородные леса? Ведь боры на глазах исчезают навсегда, на их месте появятся банальные тальники, осинники, березняки с совсем другой флорой. 

В советское время и по инерции в первые постперестроечные годы никто даже не помышлял о масштабном надругательстве над природой вблизи областного центра. Песок, к примеру, намывали из озера Андреевского, которое с после этого даже перестало быть заморным для рыбы. Карьеры появлялись в местах не столь значимых для отдыха жителей. Иногда это оборачивалось пользой для людей – появлением чистых прудов. Почему бы вместо злостного уничтожения уникальных боров под носом у тюменцев не брать песок там, где могли бы появляться водоемы для разведения рыбы и отдыха? Для этого можно было бы использовать заболачивающиеся озера. 

Хамза Колчакович пояснил, что те, кто уничтожал боры оставили на пути в Криводаново возле дороги лишь «фиговый листок» из сосен, за ним на километры либо пустыни после вырубок, подрост тальника и осинников, либо изуродованная карьерами земля. 

Рукотворный экологический апокалипсис, по словам очевидцев, готовился давно. Вначале был ликвидирован Дуванский заказник (территория вокруг озера и реки Дуван близ Муллашей). Затем в 2006 году произошла серия крупных лесных пожаров. 

– Заканчивали тушить специальными отрядами с наступлением ночи, – делится Биктимиров. – А утром, часам к десяти, приходили сообщения о новых возгораниях. Сложилось впечатление, что кто-то специально поджигал леса. Когда поднялись на вертолете, чтобы осмотреть массивы, большинства сосновых боров уже не было. Позднее горельник продали по рублю за кубометр. Восстанавливать лес никто не спешил. Лишь в одном месте для показухи засадили плантацию соснами. Жалкие остатки боров и сейчас вырубаются. Мне необходимо было обеспечить местных жителей для строительства лесом в количестве 18 кубометров на семью, но муниципалитету это сделать не удавалось. В департаменте лесного комплекса направляли за строевой древесиной в Вагайский и Уватский районы. Это было равносильно отказу. 

– А ведь я еще школьником много раз со своими сверстниками высаживал на небольших порубочных делянах саженцы, – вспоминает шестидесятидвухлетний Галимдар Замалутдинов. – Тогда ухаживали за лесом. Порубки были строго регламентированы. И вот дожили – я уже не могу выписать и заготовить лес для строительства домов своим детям. Был в Вагайском районе, там говорят: «Нам самим обещают дать делянки в Уватском районе». Вот так у нас относятся к сельским территориям, развитие которых заявлено в нацпроектах. Полностью поддерживаю инициативу жителей деревни Криводановой. В отличие от них татары не возмущаются действиями властных структур. Молчим, не протестуем против надругательства над природой. Но недовольство копится… 

Придет ли запоздалое решение экологической проблемы? 

Несколько лет бьется над ней ныне председатель группы общественного экологического надзора общественной палаты Тюменской области Альберт Фахрутдинов. Ему с департаментами недропользования и экологии, лесного комплекса удалось прийти к консенсусу – не создавать отдельный лесопарковый зеленый пояс в Криводановой, а присоединить эти искалеченные лесные массивы к городскому поясу. Долгонько же хорошие мысли приходят к нашим чиновникам! Недалек тот день, когда пригородные леса окажутся внутри объездных транспортных магистралей Тюмени и практически войдут в состав городского муниципалитета. А областному центру потребуется просто гигантские ассигнования на восстановление природных ландшафтов, кратно превышающих выгоду от добычи песка и тотальных рубок боров. Понадобится восстановить 6300 гектаров леса – столько предполагается присоединить к городскому зеленому поясу земель в окрестностях Субботиной, Чикчи, Якушей и Криводановой. Для сравнения: лесопарки «Затюменский», «Гилевская роща», «Имени Гагарина» составляли всего 250 гектаров. 

В Тюмени, разумеется, не без сопротивления уже создан лесопарковый зеленый пояс в объеме 66849 гектаров. Ранее предполагалось включить в него 85 тыс. га, с учетом жалоб населения на бесконтрольные рубки пригородных лесов, но всякий раз находились авторитетные противники. Видимо, еще не до конца в пригороде истребили природу. 

Распространено мнение, что лесопарковый зеленый пояс областного центра неоправданно велик. Однако ряд столиц субъектов РФ уже отодвинули Тюмень по этому показателю в середняки. В самом деле, 66849 га – много это или мало? Серьезные эксперты рекомендуют городам-миллионникам иметь лесопарковый пояс в 100 тысяч гектаров. И чем раньше мы доберем лесных массивов – легких города, тем меньше им будет нанесено вреда «в рамках существующего законодательства», к тому же не потребуется больших затрат на восстановление. 

Резкое увеличение защитного пояса Тюмени необходимо и потому, что в городе происходит активное уничтожение зеленых насаждений. Приведу в качестве доказательства хотя бы такой пример. На строительстве транспортной развязки, на стыке улиц Мельникайте и Дружбы, заложили в проекте снос 3 тысяч кустарников и 2200 деревьев (берез) в хорошем состоянии. А компенсация производится по довольно сложной схеме. Логика обывателя проста: вместо одного уничтоженного дерева посади, скажем, два или три новых. А по другим критериям стоимость снесенных деревьев оценивается с применением коэффициента 0,1. То есть полноценного восстановления природы в рамках различных программ не получается. 

Нельзя сказать, что город в последнее время зелеными насаждениями не занимается. За лето планируется привести в порядок 350 городских лесов. Оздоровительные «процедуры» проведут в районе Комарово, ТЭЦ-2, в Плехановском бору. Очистят от сухостоя Верхний Бор, потом там высадят 16 тысяч саженцев. 

В рамках национального проекта «Экология» на проблему нужно смотреть шире. Под это заложена очень серьезная сумма в 4 трлн рублей. Чем раньше мы обоснуем восстановление лесов и рекультивацию земель в увеличенном зеленом поясе до уровня города- миллионника, тем больше сможем получить средств из бюджета нацпроекта. Не воспользоваться этой возможностью было бы большой оплошностью. Давайте подумаем о потомках. 

НА СНИМКЕ: на месте криводановских боров.

Валерий ИКСАНОВ /фото из открытых источников/