БОРЬБА ЗА БУДУЩЕЕ
 
Двадцатый век прошёл под знамёнами трёх идеологий, боровшихся между собой за умы людей и влияние на дальнейшее развитие человеческой цивилизации – фашизма, коммунизма и либерализма. Сутью фашистского проекта было право сильного и приоритет интересов государства над интересами и правами личности (самую ёмкую и чёткую его формулировку дал Муссолини – «всё для государства, всё во имя государства, ничего помимо государства»). Коммунизм проповедовал бесклассовое общество, тотальный коллективизм и всеобщее равенство. Либеральная же концепция ставила превыше всего приоритет интересов человека над интересами общества, права и свободы, а также частную инициативу и экономическую конкуренцию.

Своего апогея это соперничество достигло в годы Второй мировой войны, после чего фашистская модель выбыла из дальнейшей гонки. В конце века, вместе с падением Советского Союза и его сателлитов, в прошлое ушёл и коммунистический проект. Победителем из глобального противоборства вышел либерализм, и, казалось, что будущее теперь будет строиться исключительно по его канонам и лекалам. Но вышло не так. Спустя всего несколько десятилетий после своего триумфа либеральная идеология вступила в пору своего кризиса. Всё чаще её упрекают в том, что вместо чаемого всеобщего процветания она несёт непрестанно усугубляющееся социальное расслоение и экономическую эксплуатацию большинства ради блага немногочисленных «элит».

Известный израильский философ и футуролог Юваль Ной Харрари описывает сложившуюся ситуацию так: «В 1938 году человечество могло выбирать из трех глобальных проектов; в 1968-м – из двух; в 1998-м казалось, что восторжествовал один из них, и вот к 2018-му мы остались ни с чем». Поэтому уже давно раздаются голоса о замене якобы исчерпавшей себя современной парадигмы развития чем-то другим. Но чем именно?

В качестве одной из возможных альтернатив, во всяком случае, для России, предлагаются идеи так называемого русского космизма. Одним из поборников этих идей является тюменский общественный деятель, председатель Альянса социально ориенти- рованных НКО Тюменской области и футуролог Михаил Мельцер.

– А что, собственно, представляет из себя русский космизм, и чего от него можно ждать? Такой вопрос я задал Михаилу.

– С концепцией русского космизма я познакомился достаточно давно, ещё в студенчестве, и она произвела на меня очень сильное впечатление. Дело в том, что все идеологии постмодернистского мира, начиная с XIX века, и по наше время, носят не всеобъемлющий характер. Универсальность, попытка замахнуться на что-то по-настоящему большое, была характерна для более ранних идейных матриц, которые являлись даже не идеологиями как таковыми, а всеобъемлющими мировоззренческими концепциями, как, например, христианство. Они охватывали всё – и религию, и политику, и быт, и все остальные грани человеческого бытия. А в постмодернистскую эпоху подобных попыток не делалось, потому что постмодернизм на них просто не способен. У него нет вектора развития, нет цели, нет по-настоящему большой мечты, и всё очень размыто и фрагментированно. А между тем, каждому человеку, как, впрочем, и человечеству в целом, присуще стремление к цельности и желание минимизировать противоречия, построив для себя единую, понятную модель мироздания и своего места в нём. Космизм, на мой взгляд, такую модель предлагает.

– Но разве коммунизм или фашизм не были цельными и всеобъемлющими концепциями и не стремились охватить все стороны жизни человека?

– У них была на это претензия. И именно поэтому они были так привлекательны для масс. И не только для простых людей. Эти идеологии разделялись многими интеллектуалами своего времени. Но все постмодернистские идеологии лежали исключительно в социальном поле, не выходя за пределы преобразования общественного устройства. А христианство или космизм – системы идей другого уровня, которые сливают человека и мир в единое целое. При этом степень «замаха» космизма вполне сопоставима с религиозной, но с тем различием, что выражен он вполне научным языком и адаптирован для сознания современного человека. Идеи, которые высказал в XIX веке основоположник космизма Николай Фёдоров, начинают получать шанс на техническую реализацию только сейчас, в начале XXI-го. Это было практически пророческое прозрение из позапрошлого века в нашу современность и наше будущее. И, на мой взгляд, очень здорово, что оно произошло именно в России.

– Что в философии космизма, на ваш взгляд, самое главное?

– Я выделил бы три основных аспекта. Первый из них – антроподицея, оправдание человека. Постмодернизм, включая и фашизм, и коммунизм, и либерализм, нивелирует человека вниз, утверждая, что он, по своей сути, ничем не отличается от обезьяны, мыши или других животных, которые имеют определённый набор базовых потребностей и больше их ничего особо не волнует. Из этого следует, что все наши задачи сводятся к тому, чтобы эти потребности удовлетворить и оставить потомство для продолжения своей генетической линии.

Такой позиции придерживались все крупные идеологии XX века. Мы – нечто мелкое, преходящее, ничтожная пыль в масштабах мироздания. Космизм же выдвигает противоположный тезис. Он утверждает, что эволюция – это не путешествие «эгоистичного гена» и не слепой процесс, а так называемая цефализация, то есть увеличение объёма мозга. По версии космистов, природа целенаправленно совершенствуется в сторону возникновения сознания и мышления, и их совершенствования. Поэтому, с точки зрения космизма человек – это уникальное явление, в котором природа осознаёт сама себя и целенаправленно, путём миллиардов лет эволюции, превращает бессмысленную, хаотичную материю в осмысленные структуры, с тем, чтобы выйти из первобытного состояния хаоса. То есть космизм даёт человеку миссию, равную которой давало лишь в своё время христианство. Он говорит, что человек не мышка и не обезьянка, а носитель уникального в природе явления – сознания, которое к тому же дано ему не для того, чтобы производить и кушать гамбургеры, а чтобы преобразовывать космос, создавая из энтропии порядок.

Второй аспект не менее важен. Космизм активно и горячо протестует против смертности человека и смены поколений. Он говорит, что для человека смертность, характерная для обычных биологических видов, является рудиментом. В ней заключена грандиозная несправедливость, а главное – неэффективность, потому что за отведённые человеку пятьдесят- семьдесят лет он лишь начинает по-настоящему осознавать себя и происходящее. Смена поколений, таким образом, тормозит развитие и прогресс человечества. Поэтому космизм утверждает, что борьба против смерти, как самого главного противника, и победа над ней – главное условие для того, чтобы человек мог выполнить свою великую миссию, возложенную на него природой.

Очень показательно, что слово «Вселенная» в русском языке происходит не от слова «всё», как можно подумать, а от слова «вселить». Это то, что должно заселиться. И вот это – третий аспект космизма, утверждающий, что Земля – только первая, отправная точка. А задача человечества – выход за пределы нашей планеты, Солнечной системы и даже Галактики, чтобы победить хаос, внести осмысленность и разумное начало в масштабах всего мироздания.

Мы видим, что постмодернистская цивилизация себя изжила. Эклектичность, потеря Бога, потеря Цели с большой буквы не привела человечество ни к чему кроме массового психоза. Современную молодёжь уже не устраивает жизнь ради того, чтобы, получать много денег и хорошо питаться. Поэтому кто-то из них бежит в виртуальную реальность и метавселенные, а кто-то ищет новые идеи, способные по-настоящему вдохновить. Так, может, русский космизм и станет такой идеей и послужит новым толчком для развития.

Правда, у этой концепции имеется один серьёзный минус – поскольку она создавалась и формулировалась в конце XIX – начале XX веков, работы основоположников написаны очень сложным и неудобопонятным языком. Чтобы донести их до современного человека, с его постмодернистским сознанием, требуется своего рода «перевод». Так что идеи космизма ждут своих популяризаторов.

– А популярная сейчас на Западе концепция технологической сингулярности говорит не о том же самом, что космизм, пусть и несколько другими словами?

– Мне кажется, нет. Потому что для приверженцев теории технологической сингулярности точка в ближайшем будущем, где кривая ускоряющихся темпов научно- технического прогресса встаёт вертикально – это точка конца человечества в его сегодняшнем понимании. То, дальше чего мы не можем заглянуть. А что будет потом – никто сейчас даже представить себе не может. Для космистов же, наоборот, техническое развитие – это лишь средство и начало пути сотворчества человека и Вселенной в деле её преображения.

– Вы говорили и писали о русском космизме как о своего рода «идеологическом импортозамещении» для нашей страны. Но до сих пор «особый путь» России как-то не удавался. Самые прекрасные утопии и мечты оборачивались тотальной несвободой и морями пролитой крови, или же, в лучшем случае – просто экономическим, технологическим и цивилизационным отставанием. Почему вы думаете, что на этот раз «идеологическое импортозамещение» закончится по-другому?

– Если мы посмотрим не только на российскую, но и на мировую историю, то увидим, что никому и никогда не удавалось создать идею, практическая реализация которой была бы стопроцентно позитивна. Даже у христианства были такие побочные явления как крестовые походы, религиозные войны, охоты на ведьм… У любой «медали» две стороны. И проблема это не специфически российская, а общемировая.

Тем не менее, если мы посмотрим на этот путь проб и ошибок в целом, то увидим, что идёт пусть постепенное, с «зависаниями» и «откатами», но неуклонное движение вверх. Это в равной степени касается и России. Считать, что большевики и социализм не принесли совсем ничего хорошего – очень спорная позиция. Например, Китай сейчас демонстрирует невиданный рост, базируясь на экономических и социальных принципах, позаимствованных у Советского Союза.

Почему я уверен, что идеи космизма «сработают» в наше время и станут благом, особенно для России? Потому что они не носят ограниченного, узкого характера. Коммунизм «работал» только на один общественный класс. Фашизм – на одну конкретную нацию или государство. У либерализма тоже имеются свои бенефициары. Космизм же универсален. Он противопоставляет всё человечество и смерть, всё человечество и хаос… И, как в своё время мировые религии, даёт основания для объединения всех людей. Поэтому, как мне кажется, именно Россия с её уникальным опытом полиэтничности (в одной только Тюменской области мирно сосуществуют сто пятьдесят национальностей) и мультикультурализма, как никто другой, способна продемонстрировать пример подобного единения и дать старт новому цивилизационному проекту.

НА СНИМКЕ: основоположник русского космизма Николай Федоров.

Роман БЕЛОУСОВ /фото автора/