ИСТОРИИ СТРОКИ

В 1620 году царь Михаил Федорович и патриарх Филарет учредили в Сибири особую епархию. Местом кафедры был определен Тобольск. Из Новгорода вызвали архимандрита Хутынского монастыря Киприана, человека сильной воли и незаурядного ума. 8 сентября 1621 года он был возведен в сан архиепископа Сибирского и Тобольского.

АРХИЕРЕЙСКИЙ ЖЕЗЛ

Царь и патриарх позаботились, чтобы Киприан ни в чем не имел нужды. В Москве ему пожаловали земли и луга. Приготовили столовое белье, массу домашней утвари, необходимой в быту. Годовой оклад назначили в 200 рублей.

«При отправке архиепископа в Сибирь патриарх вручил ему архиерейский жезл, обложенный темно- зеленым бархатом, с серебряным золоченым верхом, на котором вычеканено «Патриарх Филарет»; серебряный золоченый крест со св. мощами, на рукояти коего надпись: «Повелением великаго государя царя и великаго князя всея России самодержца Михаила Федоровича и отца его, патриарха Филарета Никитича, преосвященному Киприану».

Вручая сии символы духовного управления и православия, патриарх заповедал Киприану достойно пасти словесное стадо, заботиться о чистоте нравов завоевателей и русских пришельцев и обращать ко Христу идолопоклонников и магометан», – сообщает историк XIX века, наш земляк Николай Абрамов.

ВЕРНЫЙ СЫН ОТЕЧЕСТВА

О первоначальной жизни Киприана сведений мало. Известно, что родом он из Старой Руссы, потому и «прозвался старорусином». Прославился архипастырь в смутную эпоху Московского государства, когда принял самое деятельное участие в политических делах Великого Новгорода.

«…Он был во главе посольства, которое Новгород отправлял в Москву к царю Михаилу Федоровичу с просьбой о защите против шведов. Эта политическая деятельность, как известно, дорого обошлась Киприану; когда шведский генерал Горн узнал о настоящей цели упомянутого посольства к только что избранному московскому царю, то заключил Киприана в тюрьму, морил холодом и голодом и даже бил батогами. Известно также, что этот архимандрит еще ранее поездки в Москву первым благословил новгородцев на борьбу со шведами, пролил кровь на защиту православной веры», – писал о подвиге Киприана профессор Харьковского университета Петр Буцинский. Его замечательное исследование «Открытие Тобольской епархии и первый Тобольский архиепископ Киприан» было издано в 1890 году. В XIX столетии историей, связанной с Киприаном, также интересовались тобольский краевед Евгений Кузнецов, сибирский богослов Александр Сулоцкий. Благодаря трудам этих неустанных исследователей складывается история седой старины.

«ДУХОВНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ»

…В середине января 1621 года архиепископ Киприан направился на новое место своего служения. Отъезд владыки из Москвы был организован достойно: в его свиту включили целый штат церковнослужителей, разных мастеров и прислугу. Были среди них два иконописца, книжный писец, два плотника, кузнец, истопник, переплетчик, два конюха, водовоз, повар, хлебник, четыре сторожа – всего 59 человек. Каждому назначили достойное годовое денежное и хлебное жалованье из государевой казны.

В дорогу Киприану из царских запасов выдали множество яств и напитков: «25 осетров, три спины белужьих, три спины осетровых, пуд паюсной икры, 15 полот ветчины, по осьмине луку, чесноку, круп гречневых, круп овсяных, две бочки инбирю в сахаре, две бочки инбирю в патоке, 10 четвертей сухарей, четверть толокна, четверть муки пшеничной, пуд масла коровьего, ведро масла постного, десять хлебов и две коврижки; 50 ведер вина горячего, ведро романеи доброй, два ведра меду малинового, три ведра меду абарного, три ведра меду боярского…и др. Кроме того, в каждом городе, в котором Киприан останавливался на своем пути, ему обязаны были выдавать из царских кабаков по нескольку ведер пива и меду».Словом, правительство позаботилось, чтобы люди в этом долгом и трудном путешествии были сыты и не обижены.

Путь Киприана в Сибирь шел через города Переяславль- Залесский, Ростов, Ярославль, Вологду, Тотьму, Устюг Великий, Сольвычегодск, Кай-Город (ныне село Кай в Кировской области), Соликамск. От Соликамска начиналась большая сибирская дорога, которая вела через Уральский хребет до города Верхотурья. В Верхотурье Киприан пересел на суда и плыл по водному пути до самого Тобольска.

РАДОСТИ И ОГОРЧЕНИЯ

Киприана встречали с крестами и хоругвями, со звоном колоколов. Этой торжественностью подчеркивались уважение и особая миссия Сибирского архиепископа.

Но Киприана досадовали поступки людей из свиты. 26 января из Ярославля он писал в Москву, что «певчие дьяки Самойло с товарищами не поехали с ним из Москвы и по это число к нему еще не появились, старец Серапион, что взят из Новгорода, взявши вперед годовое денежное и хлебное жалованье и прогонные деньги, скрылся». Киприан просил найти этих людей, скорее прислать к нему, чтобы из-за них не сидеть тут, в Ярославле.

Дальше – больше. Подьячий Григорий, которому поручалось закупать хлеб, пил и бражничал. Закупки делал оплошно, купленный им хлеб оказался не пригоден для питания. Плюс ко всему сбежал данный Киприану дворцовый повар...

Почему люди вели себя неблагопристойно? Большинство из них были назначены в штат Киприана по указу царя и патриарха не по своей воле. Некоторых священнослужителей и монахов по различным причинам Филарет не хотел видеть в Москве. А они в свой черед не желали променять столицу на житье в Сибири.

12 марта Киприан добрался до Верхотурья, там его встретили самым торжественным образом. Сердце владыки наполнилось радостью. Но приехал он почти без штата… Из духовного чина – только несколько старцев. Пришлось Киприану задержаться в Верхотурье, чтоб дождаться направленных к нему подначальных. К тому же с середины марта наступает весенняя «роспута». А значительная часть пути Киприана проходила по речному льду, нагруженные сани архиерейского обоза могли угодить в полынью.

Дождался владыка помощников из Москвы! Правда, встреча вышла не слишком радостная. «Как съехались они в Верхотурье, то подняли шум и слезы, и вопль с женами и детьми и говорили: Бог судит их разлучника, кто разлучил их с домами, с родом и племенем, да и едучи с Верхотурья по всем сибирским городам и в Тобольске тех своих речей не переменили... говорили непригожия слова про патриарха, а мне безчестие многое учинили», – писал Киприан патриарху Филарету.

Но вот реки освободились ото льда, Киприан направился в Тобольск. От Верхотурья он вез на судах более 1236 четвертей хлеба и до 80 пудов различных припасов (масло, мед и др.).

Добрался до Туринска. Там в Покровском монастыре, как выяснилось, нет порядку, и Киприан послал туда иеромонаха Макария с двумя старцами. Но воевода Милославский их не захотел пускать, а самого Киприана обругал. А чего ждать от тобольского градоначальника?

ДО ЦАРЯ ДАЛЕКО…

Царь Михаил Федорович предписал воеводе Матвею Годунову: «Как архиепископ приедет в Тобольск, и ты бы тот двор, на котором ныне стоишь, очистил для архиепископа, а сам съехал бы на другой двор до тех пор, пока в городе поставят архиепископский двор».

19 июня 1621 года Киприан прибыл в Тобольск, о чем известил патриарха. (Однако в старой летописи значится: «Майя в 30-й день … приехал в Сибирь, в Тобольской город, на первопрестольство свое великий господин и первопрестольник преосвященный Киприян…».

Встретили его торжественно, но поселиться пришлось на старом городище, в скромном доме одного подьячего. Царь узнал про то, послал указ Матвею Годунову: немедленно очисти свой двор для Киприана. Пришлось боярину Матвею Михайловичу подчиниться. Но воевода был с норовом, не упускал случая, чтоб не досадить владыке. Не давал ему ни дров, ни подвод… Государь указал Годунову передать царские рыбные ловли архиепископу, но Годунов отдал их с корыстной целью своим приятелям… Как говорится: Бог высоко, царь далеко.

ХЛОПОТЫ ВЕЛИКИЕ

«По прибытии в Сибирь преосвященный Киприан нашел ее в самом жалком положении относительно нравственности… Казаки, оправляясь в Москву для своза ясака или по другим служебным делам, женились в России по нескольку раз; а также щеголяя там в лисьих и других дорогих зверей шубах и хвастая богатством, без согласия родителей сманивали и увозили в Сибирь не только девиц, но и молодых замужних женщин, обещая им привольную, богатую жизнь. По приезде же в Сибирь лишних жен проигрывали в зернь (кости)», – пишет Н. Абрамов.

О непотребном поведении сибиряков прознал патриарх, прислал грозную обличительную грамоту, которую велено было прочесть в храмах, при собрании воевод и всех жителей.

Киприан боролся с пороками. Люди его слушали, бесчинств поубавилось, но воеводы продолжали потворствовать негодным охальникам. Архиепископ был вынужден послать царю жалобу на Годунова и других воевод. В 1623 году прибыли из Москвы сыщик с характерной фамилией Иван Спасителев и подьячий Арефа Башмаков. Удостоверились в положении дел, из столицы пришли указы воеводам, чтобы они содействовали владыке в пресечении беспорядков.

Преосвященный Киприан исполнял повеления патриарха, немало обратил он ко Христу язычников и магометан. Для сего устроил молитвенные дома, церкви и монастыри…

Появились они в Томске, Енисейске, Таре, Туруханске. На месте старого острога в Тобольске поставлены были архиерейский дом, деревянная соборная Софийская церковь. И вся прилегающая площадь стала именоваться Софийским двором.

А в Тюмени основали Ильинский, позже переименованный Успенским, девичий монастырь. (Он располагался на берегу Туры между нынешними улицами Челюскинцев, Кирова и Хохрякова). Около 1624 года построили деревянную Знаменскую церковь, специально для нее была написана икона Знамения Божьей Матери.

Во время управления Киприана в Сибири насчитывалось уже до 30 церквей и 12 монастырей. Духовенства белого – до 300, монахов и монахинь – до 50 человек.

Деятельный архипастырь положил основание архиерейским доходам в Тобольске, старался в пустопорожних местах заводить земледелие. Исходатайствовал нескольким обителям царское жалование, а также земли и рыбные ловли.

Услышал он от старых людей – сподвижников Ермака – рассказы о походе атамана в Сибирь. Расспросил о их сражениях. «Казаки доставили ему письменные известия, кои он сличил, дополнил другими сведениями и таким образом составил первую Сибирскую летопись.

Имена Ермака и казаков, убитых при покорении Сибири, Киприан записал в синодик Софийской церкви и заповедовал каждогодно в Неделю Православия воспоминать их и возглашать им вечную память.

Киприан прожил в Сибири около трех лет, попечением о вверенной пастве и добродетельной жизнью оставил о себе благую память. По указу царя и патриарха 15 февраля 1624 года отбыл в Москву и пожалован митрополитом на Крутицы. Через два года его перевели на родину – в Новгород, 17 декабря 1635 года он отошел в мир иной, был погребен в Корсунской паперти Софийского собора.

В Тюмени жизнь шла своим чередом. Девичий монастырь во времена Екатерины II был закрыт, на его территории в 1769 году выстроили каменную Успенскую церковь, ее снесли в 1932-м.

Деревянная Знаменская церковь погибла в пожаре 1686 года, икону Знамения спасли от пламени.

В 1786 году был возведен каменный храм, куда перенесли древнюю святыню. В 1848 году во время свирепствующей холеры эта чудотворная икона помогла тюменцам избавиться от смертельной напасти. В первые годы советской власти следы ее затерялись…

Каменная Знаменская церковь с 1913 года стала соборной, главным храмом Тюмени.

НА СНИМКАХ: первый архиепископ Сибирский Киприан; Знаменский собор. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото и фотокопии автора/