ДАТА  

19 мая исполняется сто лет Всесоюзной пионерской организации им. Ленина. В 1922 году II Всероссийская конференция комсомола приняла решение о повсеместном создании в молодой республике Советов пионерских отрядов. Началось детское движение. Узнать, как оно развивалось в Тюмени, помогли документы Архива социально-политической истории Тюменской области. 

ПЯТЬ ЧЕРВОНЦЕВ 

Губернское бюро ДКГ (Детских коммунистических групп) предельно четко ставило задачу: «подготовить из детей пролетариата через коммунистическое движение вполне здоровое от всех старых предрассудков поколение. Из отрядов пионеров комсомол будет черпать свои силы». Поэтому первые пионеры были из рабочих семей (интеллигенции не доверяли) и детдомовцы (у них нет родителей, которые при несогласии могли чинить препоны). 

Для развития движения потребовались финансы. Тюменский губкомсомол и губбюро ДКГ обратились в губисполком с просьбой «взять на себя шефство над «Внучатами РКП(б)» – юными пионерами. Ясно, что подобное шефство будет не в тягость губисполкому, т. к. для ЮП (юных пионеров) нужно не более пяти тысяч в месяц, а в то время для отрядов это будет иметь громадное значение в деле дальнейшей успешной работы. Надеемся, что губисполком пойдет навстречу…». 

21 августа 1923 года письмо-обращение всесторонне проработали на заседании президиума Тюменского горисполкома. Все, как один, проголосовали «за». Бюро по шефству предложили отпускать по пять червонцев ежемесячно. 

Губком комсомола действовал по разработанному плану, принятому 14 августа 1923 года: «Из имеющихся трех пионерских групп сильных ребят изъять и подготовить из них вожаков. Добиться шефства хозяйственных органов над отрядами ЮП. Войти в соглашение с губпрофобром (губернский профсоюз образования) о выделке в мастерской посохов и прочего необходимого отрядного имущества. 

На шефов возложить обязанность снабжения литературой, обмундированием и походным имуществом. Устраивать постановку спектаклей, концертов с целью выкачивания средств». 

Но, как часто бывает, на бумаге – одно, на деле – другое. Общественные организации не горели желанием становиться шефами, население проявляло пассивность, так как мощной агитации не проводилось, и первые отряды вскоре чуть было не развалились. 

МИЛЛИОН ЮНЫХ ЛЕНИНЦЕВ И БОЛЬШЕ! 

Рост Тюменской пионерской организации, как и в других городах СССР, начался в 1924 году. 21 января не стало Ленина, основателя партии большевиков и Советского государства, в этот день решением ЦК РКСМ пионерской организации было присвоено его имя. 

Лучшее доказательство любви к Ильичу – организация отрядов юных ленинцев. Газета «Трудовой набат» (первое название «Тюменской правды») каждый месяц публиковала сводку: на заводе «Механик» сформировался отряд юных ленинцев (только у них нет важного атрибута – пионерских галстуков), на железной дороге пополнение – уже четыре новых отряда и создается пятый! Растут пионерские организации губернии. С января их стало больше, детей-пионеров увеличилось на 250 человек и сейчас насчитывается 720!». 

На VI Всесоюзном съезде Ленинского комсомола были определены пропорции: на каждого комсомольца – один пионер. «К 1 января 1925 года комсомольцев должно стать 1 миллион, и миллион пролетарских детей должны быть выстроены в пионерские отряды». 

В Стране Советов любили грандиозные планы. И любили их перевыполнять. Из «Трудового набата (6.09.1924 г.): «На улицах Тюмени с пением, с шумом, пронизывая воздух детскими звонкими голосами, проходили отряды юных ленинцев. Шествие показало, что пионердвижение очень быстро расширяется, впитывая в свои ряды с каждым днем все больше и больше детей. Еще 13-й съезд партии отметил организацию ЮП как новое и «многообещающее явление». 

Пионерство – это одно из важных и первоначальных звеньев в сложной системе коммунистического просвещения. Это не только вид спорта, приятного развлечения для детворы. Этой первоначальной ступенью начинается в наиболее доступной форме для ребят приобщение к его общественной жизни, знакомство с действительностью, природой…» 

А вот репортаж, как принимали в пионеры: «…маленький зал коммунистического клуба наполнился почти до отказу. Пришли представители партийных, советских и коммунистических организаций и даже родители многих пионеров. 

– Ну, ребята, споем «Картошку», командую! – говорит руководительница: – Раз, два, три, ша! 

– Ша… – громко раздалось в клубе. Тишина. 

Звонок первый, второй, третий. Занавес открывается. Прошу спеть Интернационал. 

Интернационал… 

С приветствием выступили тт. Ухалов, Кудрявцев, Прокофьев и др. 

Каждое приветствие заканчивалось громкими аплодисментами и громким возгласом: 

– Всегда готов! 

Тов. И. Герасимов сделал доклад о международном детском движении: 

– В ряде капиталистических стран пионеры ведут чисто революционную работу. Они вывешивают революционные плакаты, делают манифестации и т. д. Их за это выбрасывают из школ, приютов и т. п. Наша задача им помочь, и к этому мы должны быть готовы! 

– Всегда готовы! – несется ответное слово пионеров. Затем прием почетных пионеров. Т. Шуклин (младший) зачитывает приемы и обычаи пионеров. Преподнес красные галстуки тт. Ухалову, Иванову, Прокофьеву, Галиаскарову, Ирмакову и др. 

– Я, как представитель той партийной организации, – говорит в ответном слове т. Ухалов, – которая старается помочь вашей организации, вливаясь вместе с остальными товарищами из профорганизации и хозорганов, буду еще больше обращать внимания на школу». 

«У ПИОНЕРОВ ШОКОЛАДОМ НЕ УГОЩАЮТ» 

Родители по-разному реагировали на красный галстук. Кто-то брал ремень и стегал собственное чадо в надежде проучить «за приобщение к коммунистической заразе». Ясно – родители «чуждый социальный элемент». Как пишет зам. председателя горбюро ЮП Наталья Шуклина: «Неграмотный народ верил, что ребятишек отберут у родителей, сделают безбожниками – переведут в антихристову веру, так называли коммунистов и комсомольцев. Родители часто срывали с пионеров галстуки, жгли их вместе с советскими и пионерскими книгами, запрещали быть пионерами. Заставляли ходить в церковь. Какую-то часть детей, конечно, на время мы теряли – на кого не действовали беседы. Но на глазах у всех пионерская организация росла, крепла. Ребятам иногда помогала их настойчивость, иногда слезы, и родители шли на уступку своим детям. А после убеждались сами, что их детей плохому не учат». 

Григорий Соллогуб, сын бывшего управляющего Тюменским казенным винным складом И.В. Соллогуба, выросший в достатке и отнюдь не пролетарского происхождения, пересмотрел свои взгляды на жизнь. Судьба забросила его в Хабаровск, в Тюмени подрастала его дочка Гуля. В 1925 году девочка получила от папы письмо: «Ты пишешь, что в пионеры записываться не будешь, потому что там хлебом не кормят, чаем не поят и шоколадом не угощают и еще заразиться там можно. Так, Гулька, мыслить и рассуждать нельзя… Это ты сама додумалась или тебя кто-нибудь научил так написать? И кто именно? Как видно, тот, кто внушил тебе такие мысли, был человек, на которого пока не воздействовали настоящие жизненные коммунистические условия в СССР. Я, например, Гулька, очень сожалею, что не записался в партию РКП в 1918 году, когда, можно сказать, горел революционным огнем и ненавистью к агентам буржуазной власти. 

В будущем человек должен приносить пользу для счастья человечества. У всякого человека, будь он даже большевик, есть добрые чувства... А затем ты пишешь, что у пионеров можно заразиться, это тоже неправильный взгляд. Заразиться можно где угодно и чем угодно». 

Для массовости, для выполнения плана девочку записали в пионеры. 

КАК ВЕДЁТ СЕБЯ НАША СМЕНА 

В августе 1924 года тюменские пионеры совершили первую экскурсию. «Трудовой набат» рассказывает: «Деревню Мыс посетили юные пионеры. Отряд их состоял из 200 человек разных возрастов девочек и мальчиков. Шли в деревню организованно, со своими знаменами, по правому берегу Туры. Через реку переправлялись на пароме. Отряд расположился в школьной ограде закусить. Все свои корзинки со съестными припасами оставили в помещении школы и на несколько часов ушли в ближайшую сосновую рощу, где провели время в организованных играх. 

При посещении школы юные пионеры вели себя примерно и проявили живой интерес к жизни местной школы. Задавали зав. школой массу вопросов. Отметили чистоту и уют местной школы и, несмотря на свою многочисленность, так себя вели, что после посещения не оставили никаких следов неопрятности. 

Со всеми живущими в школе обращались вежливо и учтиво. Взятые вещи возвращали аккуратно и с благодарностью. Все юные пионеры отличались здоровым, веселым расположением духа за все время пребывания, что во многом зависело от умелого ведения экскурсии руководителем отряда. 

После знакомства с такими послушными ребятами некоторые родители решились записать своих детей в пионеры». 

А МЕНЯ ПОСЧИТАЛИ… 

Пионеротряды создавались на предприятиях, в учреждениях, школах, детдомах. Каждому отряду присваивался номер и почти всегда громкое имя революционера, советского деятеля или соответствующее духу времени звучание: имени Ленина, Сталина, Зиновьева, Луначарского, Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Рыкова, Каменева, Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Буденного, «Красный Октябрь», «Красный кожевник», им. КИМ. 

Чтобы знать, кто объединился в «ребячью массу», в 1925 году проводилось обследование. В обязательном порядке вожатые записывали социальное происхождение ребенка, его национальность, сведения о родителях. 

Особенностью Тюменской пионерорганизации было наличие «нацменских» отрядов. Так, отряд №16 создали при татарском детдоме: «Работа в нем очень слабая, чтобы поднять работу, нужно послать вожатым сильного комсомольца из нацменов, чтобы данный товарищ усилил работу нацотряда», – отмечалось в отчете бюро ДКГ. 

Опытных и образованных кадров не хватало, поэтому комсомольцев, способных к воспитательному труду, обучали на курсах. И с каждым годом пионерская организация росла и ширилась… 

НА СНИМКАХ: первые пионерские значки; фотограф Шустер запечатлел первых пионеров на улице Республики.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото и фотокопия автора/