Весной 1890 года, направляясь на остров Сахалин, Антон Павлович Чехов проехал через всю Сибирь. В одном из писем с дороги к родным, датированным 9 мая, он, в частности, пишет, что «спрос на художество здесь большой, но Бог не дает художников». По поводу того, что он увидел, Чехов был откровенно скептичен: «Немудрая живопись, но здешнему крестьянину и она не под силу». В то же время он не мог не отметить красоту виденных им из окон тарантаса живописных картин местной природы – а путь его в это время пролегал от Тюмени до Томска, в том числе и по землям тогдашнего Тюменского уезда.

Так ли уж прав был Антон Павлович? Наверное, было бы излишним доказывать, насколько великолепна природа Тюменского района. Леса, луга, озера и реки пусть и натерпелись изрядно от вмешательства человека, от наступившей цивилизации, однако сумели сохранить, несмотря ни на что, свою красоту и очарование. И, наверное, недаром едва ли не самые тонкие ценители прекрасного – художники – стараются запечатлеть на своих живописных полотнах прелести местного ландшафта, время от времени выезжая с палитрой и мольбертом на пленэр, и чаще всего – в места наиболее глухие, обезлюдевшие, куда добраться можно лишь пешим ходом. Художников это ничуть не смущает: подумаешь, пешком! Зато какие живописные пейзажи кругом, какие краски – так и просятся на холст!

Уроженец Тюмени Александр Митинский (1905–1970) – график, живописец-пейзажист, автор стилизованных пейзажно-жанровых композиций, один из организаторов и первый председатель Тюменского отделения Союза художников РСФСР, педагог, воспитавший многих профессиональных художников, также запечатлел в своих небольших, размером с открытку, миниатюрах пригородные красоты. Одна из наиболее известных его работ – миниатюра «Деревня Фуфаева» (1942): на ней изображена небольшая пригородная деревушка (сегодня это одна из улиц с. Луговое) в пору весенней распутицы. Пообочь дороги – с обеих сторон – деревянные избы, посреди улочки – одиноко бредущая женщина.

Скорей всего, сюжет еще одной миниатюры, не имеющей названия (датирована она 1949-м годом), художник также подсмотрел в глубинке, ибо зимний пейзаж этот не совсем характерен для Тюмени. На переднем плане мы видим изгородь из жердочек, за ней – старую избушку, вросшую окнами в землю, близ нее, почти впритык, – баня с прохудившейся крышей: одно из окон выходит на заснеженный огород.

Взгляните на картину Виктора Овчарова (1928–1995) «Деревня Речкина» (1994) – и вы услышите… тишину. Тишина простирается всюду – вплоть до виднеющегося в дымке горизонта. Пустынная деревенская улочка, обрамленная высокими сугробами, настолько узка, что, пожалуй, вряд ли смогли бы на ней разминуться встречные лошадки, запряженные в сани. Справа, пообочь дороги, – крестьянская изба с покосившимися от времени бревенчатыми постройками: баня, стайка, амбар… Не курится дымок из труб: по всей видимости, еще раннее утро, и селяне досматривают последние сны… Спят и раскидистые тополя: один большой, другой поменьше. Спит деревня. Спит природа. Солнце уже слизало снег на коньках крыш – значит, не за горами весна, и скоро этот тоскливый, сонный пейзаж преобразится, заиграет новыми красками…

Художник написал эту меланхоличную картину незадолго до своей кончины, словно бы предчувствуя близкий уход. Десятью годами ранее он создал схожий по настроению пейзаж – «Золотая осень. Винзили» (1985), исполненный в академической манере, без каких-либо изысков. Глядя на это полотно, удивляешься прозорливости художника, сумевшего рассмотреть в, казалось бы, вовсе непоэтичном ландшафте сверкающую красками картину природы.

Много пейзажей вышло из-под кисти тюменского живописца и графика Юрия Юдина (р. в 1950 г.). Притихшее перед грозой озеро Андреевское он запечатлел на одном из своих недавних полотен: картина располагает к раздумьям, меланхолии, но она не заряжает тревогой, а, скорей, порождает умиротворенность. Несколько иным настроением пронизаны работы художника «Март», «Апрель», «Возвращение с полей» и др. На них – природа во всем ее разнообразии, столь же изменчивая, как и все, что нас окружает.

Щедр и ярок талант заслуженного художника РФ Александра Павлова – автора десятков пейзажей, натюрмортов, портретов, выражающих глубокие и сильные чувства, дарующие людям радость.

Художник не терпит шаблона. Его зоркий глаз улавливает в природе массу тончайших светоцветовых нюансов, какую обычный взгляд, вероятно, и не заметит. Высокое профессиональное мастерство позволяет Павлову с поразительной точностью передать состояние атмосферы ранним утром или хмурым вечером, любое время года. Когда смотришь на картину «Мороз и солнце», едва ли не физически ощущаешь жесткую зимнюю стужу: озябшие ели, укутанные в снежные одеяния, они будто бы ссутулились. Пристальное излучение природы помогает Павлову глубоко познать, понять и почувствовать особенности уединенных сибирских уголков. Природа предстает на полотнах живописца удивительно живой, трепетной, свежей, согретой ласковым солнцем, умытой дождем или росой, причесанной легким ветерком. Она у него дышит, живет.

Излюбленным жанром А. Павлова является, конечно же, натюрморт. «Белый букет» (1992), «Черемуха» (1993), «Натюрморт с полевыми колокольчиками» (1995), «Родное окно» (1989) – эти и многие другие работы художника широко известны не только в России, но и за рубежом.

… «Бог не дает художников…». Возможно, отчасти и прав был Чехов: истинных художников в то время в нашем крае и впрямь было немного, да и те, что были, не имели возможности донести свои творения до низов. Не мог тогда знаменитый писатель встретить в освещаемых лучиной крестьянских избах образца добротной, достойной внимания живописи.

Что-то бы сказал автор «Степи» сегодня, будь у него возможность вновь посетить те самые места, что и чуть больше столетия назад?