О том, как домашние животные защищаются от хищников, слышал, да и читал не раз, а вот видеть довелось однажды.

Но все по порядку. Деревушка, в которой я родился и вырос, расположена на юге Пермской области, в устье двух звонких и неглубоких речушек Леун и Тесяк. По последней и название получила. В Тесяке десятка три домов, разбросанных по трем улочкам: Нижняя, Верхняя и Зарека. Первые две на левом высоком берегу, а последняя уходила от речки вверх.

Когда произошло событие, о котором хочу поведать, в деревне еще домашнего скота немало было. В каждом дворе корова, а то и две, двухлетний приплод или молодняк, козы и овцы. Пасли частное стадо по очереди, согласно количеству животных. За корову или двухлетку – день, за бычка и телочку – полдня, и день за трех овец и коз.

Даже в самые страдные дни бригадир разрешал колхознику отпасти свои паи. Ведь многие тогда жили за счет подсобного хозяйства. Соседи строго следили за очередностью, и сбоев практически не было, так как каждый знал, в какой день ему придется взять в руки кнут. Поблажку давали лишь ветеранам Великой Отечественной войны и престарелым, но их не освобождали от очереди, а лишь разрешали по приезде детей или внуков «запасать» вперед. То есть можно было пасти неделю, полторы, а потом спокойно ждать осени.

Мы, приезжая к родителям, так и делали. Лето в том году было не жарким, время от времени шли дожди, и трава на лугах выросла сочной и высокой. Когда пришла наша очередь, мы рано утром с разных концов деревни собрали скот и направили его по правому берегу речки к бывшей деревушке Красное Знамя. Рассчитывали до обеда добраться до нее, там дать буренкам и овцам отдохнуть, а к вечеру вернуться домой.

Пасти было несложно, главное – следить, чтобы животные не заходили на пшеничное поле. Старший сын сдерживал нетерпеливых коров, а такие всегда находятся в стаде, мы с младшим следили за полем, а жена замыкала пастушью процессию.

Часам к двум были у Красного Знамени. Чувствовалось, что животные наелись, наступала жара, и мы направили стадо в криулину, которую окружала речка. Вход в нее был через перешеек метров десяти. Сначала в тенечке под кустами улеглись овцы и козы, вскоре и коровы стали искать удобные места для отдыха.

Да и для нас кстати. Решили пообедать. Расположились на двух стволах деревьев, уложенных у бывшего кострища. Чтобы ребятишкам было интересно, развел небольшой костерчик.

А надо сказать, что с нами увязался пес Шарик. Хоть и дворняга, но преданный хозяевам неимоверно. Больше всего он любил мою маму, но и меня, когда приезжали, сопровождал повсюду.

Пообедали и решили отдохнуть, каждый по-своему. Жена с младшим сыном улеглись под ольхой на заранее взятую старую шаль, а мы со старшим решили попытать рыбацкого счастья. Благо, лески с поплавками, грузилами и крючками из дома прихватили, а удилище надо было вырезать в ближайших кустах.

Однако все наши планы рухнули мгновенно. Неожиданно Шарик залился громким лаем и побежал в криулину.

– Волк! – первая моя мысль.

Однако животные спокойно отдыхали. А Шарик не унимался, лаял до хрипоты. И вдруг произошло неожиданное. Вся живность стала подниматься. Овцы, козы и телята оказались внутри, а впереди стояли коровы и бык. Стадо, как по команде, мурявкая и блея, двинулось на Шарика.

А тот, поджав хвост, кинулся к нам, забежал за наши спины и затих. Положение создалось не из приятных. Я впервые видел такое, когда все разгневанное стадо кинулось на пса. Жена и дети закричали в испуге и тоже спрятались за меня.

Коровы и бык, выставив рога и копая копытами землю, шли на нас в психическую атаку, как каппельмановцы на красноармейцев в фильме «Чапаев». И тут я вспомнил о кнуте. Схватив его, резко щелкнул и закричал. Что я орал, не помню. Еще раз щелкнул кнутом и направился навстречу стаду. Коровы и бык остановились. Я еще повторил «выстрел» кнутом. И стадо, обмякнув, повернуло назад и стало мирно щипать траву.

Мне не давала покоя мысль о том, что же случилось?

Успокоив своих и убедив их, что атака не повторится, я пошел к прибрежным кустам, где блеяли овцы. Каково же было мое удивление, когда я увидел под одним из них овцу и только что родившихся двух ягнят, которые, будучи еще мокрыми, пытались встать на ножки.

Так вот из-за чего разгорелся весь сыр-бор: стадо заступилось за новорожденных!

Допасли мы благополучно. Правда, через час я обнаружил, что Шарика с нами уже не было. А ягнят-близнецов я до деревни нес в рабочей куртке, прихваченной на случай дождя. И уже потом их забрали вместе с овцой хозяева.

А мои сыновья и жена еще долго в подробностях, хотя каждый по-своему, рассказывали о происшедшем.