СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ 

(СОВЕРШЕННО НОВАЯ ВЕРСИЯ) 

Был летний солнечный день. Погодка, в общем, благодать! Вдруг на улице раздалось сбивчивое тарахтенье. И тут же чья-то пухленькая ручонка с длинными грязными ногтями заскребла по стеклу. Малыш вздрогнул и, поперхнувшись глотком безалкогольного пива, почесал бороду, а затем вразвалочку направился к окну. 

– А-а, это ты, дружище! – обрадовался Малыш. – Рад встрече. Ну, рассказывай, чего тебе на этот раз надобно. 

Запыхавшийся Карлсон молча плюхнулся на подоконник. Конечно, он с удовольствием приземлился бы и в мягкое кресло (годы все-таки берут свое), однако знал: оттуда его обязательно турнет хозяин, поскольку начавший подтекать бензонасос оставит на обивке отвратительные вонючие пятна. 

– Привет, привет! – ответствовал Карслон. – Я, это, как его, попрощаться к тебе залетел. 

– Никак куда-то намылился? 

– Да, полечу к бабушке на Украину, погощу у нее, а после махну под Полтаву, у прадеда на могилке побываю. Венок возложу, помяну… 

– Что ж, благое дело затеял. Лети, одобряю. 

Тут Карлсон отлучился куда- то и принес бутылочку машинного масла. 

– На-ко, вот, смажь пропеллер на дорогу, а то долечу только до середины Днепра… 

– Кстати, ты не знаешь случайно, какая сейчас на Украине международная обстановка? 

– Нет, не слыхал, – честно признался Малыш. – Похоже, сложная, даже сложнее, чем ты думаешь… 

– Спасибо тебе, Малыш. Вот ежели бы ты бутылек бензинчика высокооктанового соизволил подарить, было бы для меня самое то! Поди-ка знаешь, что моторчик у меня просто хлам. 

– Конечно, знаю, но не представляю, на чем ты летаешь? 

– На каком-то задрипанном «Вольво», черт-те какого года выпуска. 

– Стыдоба. Прикинь, Карлсон, я сто раз тебе советовал, поставь на свою тачку восьмицилиндровый движок и летай хоть на край света. 

– Погоди, Малыш. Что-то я не понял тебя. Это когда один моторчик и восемь свечек? Так, что ли? А нельзя наоборот? Восемь маленьких моторчиков и одна свеча, а? 

– Нет, нельзя! – отрубил Малыш. – С управлением не справишься, грохнешься на каком- нибудь крутом повороте. Кстати, скажи, а как ты собираешься украинскую таможню проходить? Вдруг там подумают, что ты в России в угоне числишься или на машине номера перебиты? И потом, сколько у тебя кубиков? 

– Два. 

Карлсон достал из кармана пару пластмассовых кубиков. 

– Да у тебя хоть паспорт-то есть? – не унимался Малыш. 

– А это что, по-твоему? – Карлсон вынул из бардачка замызганную книжицу. – Вот, читай: «Карлсон, взлетный вес 150 кг. Дальность полета – по силе возможности. Скорость… Ну, и так далее… 

– Ладно, лети в свою Полтаву, – разрешил Малыш, продолжая попивать из горлышка пиво. 

Попрощавшись Карлсон попросил друга: 

– Слышь, Малыш, одолжи мне гривен, этак 150–200… Фильтры, прокладки поменять надо. Вот глянь… 

–Да ладно, чего уж, верю. 

И Малыш протянул ему несколько помятых купюр. Карлсон поблагодарил друга, пожал его мозолистую ладонь и с треском вылетел в окно. Малыш, наблюдая за траекторией полета, невольно загрустил: «А ведь однажды Карлсон может и вправду не вернуться. Он на протяжении последних пятидесяти лет каждый день собирался улететь на могилку прадеда в Полтаву. Дай-то Боже тебе. Возвращайся! У нас с тобой, Карлсон, еще все впереди…». 

Михаил ЛЕОНОВ