ИСТОРИИ СТРОКИ 

Улица Циолковского, 1. По этому адресу располагался известный в СССР завод АТЭ. В Великую Отечественную войну предприятие выпускало продукцию для фронта. 

ИЗ МОСКВЫ И ЛЕНИНГРАДА 

В самое трудное время, когда враг стоял у стен Москвы, в Тюмень прибыл первый эшелон с рабочими и оборудованием эвакуированного московского завода АТЭ-2 и Калужского завода мото- электроприборов. Всего 75 человек. Городские власти выделили для предприятия территорию старой мельницы Гусевой (нынешняя улица Холодильная). 

31 декабря 1941 года первый директор завода АТЭ в г. Тюмени Александр Владимирович Рыбаков подписал приказ №1 о зачислении в штат первых работников заводоуправления. Эта дата считается днем рождения завода АТЭ («Автотракторного электрооборудования»). В его состав были также включены эвакуированные из блокадного Ленинграда электромеханический и карбюраторный заводы. 

Трудно пришлось ленинградцам добираться до Тюмени: дорога пролегла через Ладожское озеро. Заводчане под бомбежкой и обстрелами доехали до станции Лаврово, перегрузились в теплушки, а далее – долгий путь в Сибирь. Истощенные, ослабленные дорогой и голодом, они тем не менее просили скорей дать им работу. 

Трудиться пришлось почти под открытым небом. Производственных помещений не хватало. В имеющихся деревянных, прогнивших от времени складах разместили цеха. Их обогревали печками-«буржуйками». 

Устроились на завод и совсем еще юные тюменцы. Ветеран, начальник штамповочного цеха Александр Александрович Струве, эвакуированный из Ленинграда, вспоминал: «За сборочными верстаками стояли девчонки и мальчишки. У многих под ногами ящики – без них «рабочие» не доставали стола. Почти все операции выполнялись вручную. Делали детали для танков, самолетов, автомашин, мотоциклов. 

Инструмент и детали, каленые от холода, жгут руки. На глазах у Маши Кондрахиной, Ани Пановой, Лидии Перминовой слезы. Погреют девчонки руки – и снова за работу… 

Не хватало многого, особенно электроэнергии. В ноябре 1942 по этой причине завод не работал 11 дней, хотя программа октября была перекрыта почти в полтора раза. Зачастую, когда электроэнергия не подавалась, приходилось вручную раскручивать маховик механического пресса и рубить из фибры небольшие детали. Только в 1943 году, когда мощность городской электростанции была увеличена в три раза, в цехах завода стало легче работать, хотя строжайшую борьбу за экономию материалов, сырья, топлива заводчане продолжали все последующие годы». 

«Оборудование поступало вплоть до 1943 года на территорию бывшей мельницы «Гусиха». На заводе работало всего 250 человек. А фронт требовал, и предприятие давало продукцию. В 1942 году завод уже выпускал десять видов изделий. Среди них кнопки, сигналы, включатели, роторы и др. Всего за первый год своего существования предприятие выпускало продукции на 80 тыс. рублей. В 1943 году заводу было присуждено переходящее Красное знамя Государственного комитета обороны», – из статьи начальника БТИ М. Шуклецовой, опубликованной в газете «Рабочая эстафета» в 1981-м году. 

«Работали тогда почти круглые сутки, без выходных, – вспоминала Тамара Изюмова, эвакуированная в Тюмень из Ленинграда. – В 1944 году было выделено помещение, где в царское время был пивоваренный завод купчихи Давыдовской. Мы сами перевозили все оборудование, таща за собой железные листы, на которые были поставлены станки». 

УДАРНЫЕ БРИГАДЫ 

Так завод АТЭ разместился на Ворошиловской. Первое название улицы – Громовская. (В 1922 году ее переименовали в честь революционера, советского военного К. Ворошилова (маршала с 1935 г). Носить имя К. Циолковского улица стала в 1957 году, в столетний юбилей со дня рождения «гения космоса»). 

Завод набирал мощности. «Одна из причин успехов коллектива – неугасающее изо дня в день соревнование. Уже в 1944 го- ду на заводе 3 бригады получили звание "гвардейских". На предприятии было в это время 58 многостаночников. 

В 1945 году организовались комсомольско-молодежные бригады. В них вошло 187 человек. 13 бригадам присвоено звание «фронтовых» и 5 бригадам – «гвардейских». Стахановцев на предприятии в конце войны было 101, ударников – 65. 

1947 год. В соревновании участвуют 90 процентов рабочих, 252 человека, 36 бригад получили вымпел за отличные показатели», – из хроники АТЭ. 

После войны предприятие осталось в Тюмени, начался выпуск мирной продукции для автомобилей и тракторов. «В 1946 году, когда на завод вернулись фронтовики, предприятие дало продукции на 600 тысяч рублей за счет увеличения объема производства и освоения новых видов изделий. За пять послевоенных лет на заводе было освоено 18 видов новой продукции. Количество работающих возросло до 600 человек. 

С 1950 по 1958 год выпуск продукции увеличился в 9 раз. В эти годы выстроили цеха свечей, сборки катушек зажигания, инструментальный. В 1958 году завод выпускает уже 37 наименований изделий. В течение 1961 года создано дополнительно два конвейера, три поточных линии, осваивается выпуск нового прерывателя и искровой зажигательной свечи. В третьем году семилетки завод АТЭ выпускал за один день столько продукции, сколько он производил за 1942 год», – из статьи начальника БТИ М. Шуклецовой. 

ЗАВОДСКОЙ ГУДОК 

В 1953 году девчонкой устроилась на работу Августа Бабицына. 

– Конечно, мне хотелось продолжать учиться в школе, но обучение в 8-м классе было платным, лишь на первые полгода наскребли денег, – рассказывает Августа Константиновна. – Моего отца как сына крупного кулака в 1937 году репрессировали, семья осталась без кормильца. 

Пришла я на АТЭ… Цеха холодные, грязные, темные. Работа связана с металлом, потому в цехах сильный шум – грохочут станки. Выдавали спецодежду – черные или синие халаты и косыночки. Цех №6, в котором выпускали детали для автомобилей, был недостроенный, снежок сверху пробивался, руки мерзли – тяжелые условия труда. Но честно работали, дружно. План нужно было выполнять, потому и в ночную смену работали. Помню, начальник цеха пришел к нам со своей собакой, чтоб поднять нам настроение. Точные слова сказал. А дело-то в Новогодний праздник, гадательные дни. Девчата еще и поворожить на женихов успели. Весело было. 

Частенько в обеденный перерыв прямо в цеху устраивались концерты. Пообедаем и поем. Слышим: «Девчата! По коням!» – то есть к станкам пора. 

Работали с 8 утра. Слышишь заводской гудок – беги к проходной, опоздаешь – прогрессивку (премиальную надбавку) не получишь. Зарплата была скромной – 31 рубль. 

Помню ленинградцев, мы на них смотрели с уважением. Многие из эвакуированных решили остаться в Тюмени, в основном – женщины. Рассказывали, что во время войны они покупали редьку, готовили из нее блюда по своим рецептам, это помогало пережить голод. 

Маме моей тоже на заводе довелось поработать. Нужно было склад охранять. Дали ей ружье – сторожи. Пришел с проверкой директор Соловьев. Смотрит: сторож спит, ружье в уголке стоит. Посмеялся. Маме и так было нелегко. Кузницу, гараж, где стоял заводской транспорт, нужно было ота- пливать углем. Этот уголь мы с мамой таскали на саночках. 

К самому заводу подходил Загородный сад, большая была территория, это сейчас он – маленький пятачок. В саду стоял бревенчатый домик, в нем жил Семен Миронович со своей Шурочкой. Мироныч (его все так звали) на заводе был разнорабочим, какие замечательные чуни он делал на заказ! 

Летом в саду во время обеда заводские парни играли в футбол, городки, шахматы. Многие участвовали в художественной самодеятельности, был свой духовой оркестр. Юрий Гуляев тоже ходил в кружок художественной самодеятельности, он работал на АТЭ слесарем. Когда стал знаменитостью, родное предприятие не забывал, выступал перед заводчанами. 

Многие ветераны добром вспоминают главного инженера Владимира Яковлевича Хуторянского (он был эвакуирован в Тюмень вслед за заводом), директора Дмитрия Константиновича Харабаджаха (во всем он порядок любил, был награжден орденом Октябрьской революции)... 

ПАМЯТИ СЛЕД 

Год от года предприятие набирало мощности, экономически крепло, его продукция поставлялась в 47 стран Европы, Азии и Африки. Гордостью был гальванический цех. В нем действовала единственная в мире линия штамповки свеч зажигания. Накапливалась история предприятия, поэтому был создан заводской музей. Регулярно выходила своя многотиражная газета «Рабочая эстафета». Рассказывать в ней было о чем: АТЭ первый в области открыл заводскую здравницу на своей территории, строил жилые дома на Циолковского и Холодильной, имел кузницу кадров – профтехучилище №25, открыл базу отдыха «Верхний Бор» (сейчас турбаза преобразована в местечко отдыха «Эльдорадо»). Позаботился завод о создании дачных кооперативов по Салаирскому тракту, для детворы построил известный пионерлагерь «Спутник». Народный хор заводского клуба являлся лауреатом II и III Всесоюзных фестивалей народного творчества, был и татарский ансамбль «Дуслык». 

Наступили трудные 90-е. Кстати, на территории АТЭ находился памятник Ленину, хулиганы в те годы отломили Владимиру Ильичу руку, ее пришлось срочно восстанавливать. А потом памятник и вовсе убрали. 

В 2002 году тюменский завод АТЭ прекратил свое существование. На его месте расположился жилой микрорайон «Александровский сад». Возле одного из домов установлен мемориальный знак в честь легендарного предприятия. Совет ветеранов завода с завидным постоянством проявляет заботу о людях, немало потрудившихся на своем веку, в праздники устраиваются встречи, юбилярам вручают подарки. 

НА СНИМКАХ: мемориальный знак; ветераны. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/