ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ 

Улица Даудельная, 1. Тихий уголок, он будто «прячется» от суетной жизни города. За чугунной оградой находятся старинные здания знаменитой Текутьевской больницы. 

ПО СВОЕМУ ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЮ 

Как умелый хозяйственник городской голова Андрей Текутьев видел, что в Тюмени назрела необходимость в хорошей лечебнице. Заручившись поддержкой городового врача Александра Гасилова, в 1902 году он обратился в Думу с просьбой рассмотреть предложение о строительстве больницы, для чего обязался заготовить материалы за свой счет. 

Управа выделила участок земли вблизи старого кладбища и Всехсвятской церкви. 

18 апреля 1904 года после молебна с водосвятием больница открылась (она обошлась устроителю в 45 тысяч рублей). Ее комплекс включал: главный корпус из 32 помещений, 19 палат, деревянный флигель для смотрителя больницы, ледник, амбар, кухню, прачечную, баню. 

Главным врачом стал Александр Гасилов, работали три фельдшера. В 1911 году приняли второго доктора – Нестора Русских. Смотрителем больницы и личным врачом Текутьева был Дмитрий Витко, по образованию военфельдшер. 

В 1906 году Андрей Иванович выписал из-за границы рентгеновский аппарат для доктора Каштымова, который занимался частной практикой. После поссорился с ним, в сердцах велел редкостное устройство разобрать и спрятать на чердак. Врач Нестор Русских уговорил Текутьева сменить гнев на милость и передать рентгеновский аппарат больнице. 

ХОЛЕРА В ТЮМЕНИ 

30 июля 1910 года на экстренном собрании Думы присутствовали тюменские медики и тобольский губернский врачебный инспектор Милославский. Прозвучало тревожное сообщение: «23 июля поездом из Мариуполя в Тюмень прибыл некто Дмитриев, заболевший в дороге рвотою и поносом». Бактериологическое исследование «извержений» больного подтвердило – это азиатская холера. 

В ночь на 28 июля умер с характерными для холеры признаками рабочий с пристани торгового дома «М. Плотников и сыновья». Все это говорило об опасности эпидемии. 

На случай появления заразы при больнице приспособили отдельный барак на 22 кровати. Для ухода за больными были приглашены фельдшер и два низших служителя. 

Все лето 1910 года городские службы следили, чтобы четко выполнялись мероприятия против страшной болезни. Эпидемии удалось избежать. На октябрьском заседании Думы гласный и врач больницы П.И. Никольский сообщил, что «смотритель Витко во время эпидемии, кроме основной работы, выполнял обязанности заведующего хозяйством холерного барака, создавая необходимые условия для облегчения участи больных». 

20 апреля 1911 года на очередном собрании Думы гласные вновь вернулись к холерному вопросу. Заразу в Тюмень постоянно заносили приезжающие (арестанты, рабочие артелей, переселенцы). Чтобы быть во всеоружии, Дума учредила постоянную должность городского санитарного врача с годовым жалованием 1500 рублей. 

Дискуссии вызвали проекты и смета холерного барака, составленные городским архитектором Чакиным. Каменное здание вместительное, сметная стоимость постройки – 14050 рублей 97 копеек. Деревянное тех же размеров – 8600. Каменное по прочности надежнее, но строить из камня медленнее, чем из дерева. Летом опять ожидалась холера. В ходе дискуссии решили немедленно строить деревянный барак на каменном фундаменте. Так больница укрепила свое инфекционное отделение. 

НУЖНА ВОДА! 

Потребность воды для больницы составляла от 8 до 9 тысяч ведер в месяц. Вода доставлялась водовозом из санитарного обоза. В сухое время года доставка производилась сравнительно сносно, но весною и осенью улицы, по которым приходилось ездить водовозу, представляли собой непролазное пространство грязи, лошади утопали в этой ужасной жиже, и больница часто оставалась без воды. 

31 мая 1910 года на собрании Думы была заслушана составленная архитектором К.П. Чакиным техническая смета на проведение водопровода в ночлежный дом, богадельню и больницу с разветвлениями в ее прачечную, баню и кухню. Требовались чугунные трех- и пятидюймовые трубы, а 2-дюймовые – железные, оцинкованные. При проведении водопровода предполагалось устроить два водоразборных пожарных крана в виде наружных чугунных колонок. Общий расход по сметному исчислению на проведение водопровода составил 3 624 рубля 67 коп. 

…Как отмечается в документе: «Из последовавшего по сему предмету обмена мнений гласных выяснилось, что в настоящее время доставка в больницу лошадьми воды обходится городу приблизительно около 720 рублей в год, считая, что ежедневно занято бывает этим делом 2 городские лошади и такое же число рабочих. При проведении же водопровода в больницу город будет освобожден от этих расходов … сбережение по сему предмету денег окупит проценты на затраченный по сооружению водопроводный капитал». 

Когда же больницу присоединили к водопроводу, обслуживать пациентов стало намного легче. 

ЗНАМЕНИТЫЙ ПАЦИЕНТ 

Хирургическое отделение было открыто в 1913 году. Через год в Тобольской губернии случилось громкое происшествие. Фанатичка Хиония Гусева, намереваясь убить Григория Распутина, 29 июня (12 июля) 1914 года ударила его ножом. 

Почетный гражданин г. Тюмени, доктор Станислав Карнацевич вспоминал, что в 1914 году он, будучи студентом-медиком, перешедшим на 4-й курс Казанского университета, приехал на летние каникулы в родную Тюмень… Стал работать в хирургическом отделении больницы под руководством опытного хирурга Александра Сергеевича Владимирова. Карнацевич пишет, что ранение Распутина было не опасным для его жизни. «Но какая началась свистопляска! Из Тюмени на специальном пароходе выехал в Покровское хирург Владимиров, чтобы оказать «старцу» на месте нужную помощь. Раненый Распутин на этом пароходе был доставлен в больницу. Отсюда он послал телеграмму самой царице. Вот что он писал (дословно): «Кака та стерва меня пырнула в живот Григорий». 

Из Петербурга прибыли в качестве сиделок две солидные дамы – медицинские сестры Ксениевской общины Российского Красного Креста. Больного поместили в громадной палате. Из Екатеринбурга командировали в Тюмень хирургов Кибардина и Харина на помощь Владимирову. Специальным экстренным поездом из Петербурга приехал профессор, хирург Военно-медицинской академии Роман Романович Вреден. А сколько понаехало в Тюмень корреспондентов столичных газет – «Русского слова», «Утра России», «Петербургской газеты», «Петербургского листка», «Биржевых ведомостей» и т.д. Все они стремились скорее нанять лошадей и первыми прибыть на место происшествия, в с. Покровское. Поговаривали, что в Тюмень инкогнито приезжали Вырубова, придворная дама, и даже сама царица. Распутин пролежал в больнице около месяца, так как заживление раны шло медленно. За время пребывания «старца» в больнице к нему на поклон приходили Тобольский губернатор и целый ряд поклонниц. 

Мне припомнился такой случай. Мы с доктором Владимировым в коридоре хирургического отделения моем руки, готовимся к операции. В этот момент из палаты «старца» выбегает со смехом молодая полураздетая женщина (как оказалось, одна из поклонниц Распутина, жена нотариуса города Ялуторовска). Доктор Владимиров начал ей выговаривать: «Как вам не стыдно! Ведь вы находитесь в лечебном учреждении!». 

Для «укрепления здоровья» ежедневно выписывалась «старцу» бутылка коньяку. 

Я хорошо помню серые, с зеленоватым оттенком глаза, которыми он буквально впивался в тебя, лежа на перевязочном столе. В этих глазах вспыхивал животный страх во время наших манипуляций – как бы мы его снова не «пырнули». «Старцу» в 1914 году было всего 42 года, и это был крепкий мужчина с окладистой бородой и длинными, как у попа, волосами. После окончания лечения «старец» соблаговолил сфотографироваться с персоналом больницы». (Этими воспоминаниями Карнацевич поделился в газете «Тюменская правда» в номере за 19 июля 1964 года). 

На больничной койке «старец» находился с 3 июля по 17 августа 1914 года. Курьеры, высочайшие депеши, посетители – знаменитый пациент был в центре внимания. Когда выписывался, многих одарил подарками. Владимирову – серебряный портсигар, Витко – серебряный подстаканник. 

ЗАВЕЩАНИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЯ 

В 1914 году уже ушедший с должности городского головы Андрей Иванович Текутьев сделал заявление в Думе: «Идя навстречу нуждам неимущего населении... я желаю выстроить … каменный хирургический барак и установить в нем рентгеновские лучи за свой счет, при условии – во-первых, чтобы построенное здание было названо «хирургическая лечебница и рентгеновский кабинет, построенный А.И. Текутьевым», и во-вторых, чтобы в одной из палат будущего здания были отведены две бесплатные кровати «имени Е.Я. Текутьевой» для беднейших женщин крестьянского населения, нуждающихся и оперативном пособии». Предложение гласные приняли с благодарностью. 

Красивое со шпилем здание хирургического отделения (ул. Даудельная, 1Б) построили в 1917 году. Годом ранее не стало Текутьева. В своем завещании он позаботился о продолжении доброго дела. Для обеспечения содержания больницы в Государственном банке оставил 25 тысяч рублей, проценты от которых шли на нужды больницы. 

С появлением каменного корпуса деревянный, в котором лечился Распутин, разобрали. 

Лечились в городской больнице не только тюменцы, но и приезжие. 

В советские годы выросли другие корпуса, Текутьевская больница официально стала 3-й городской. Сейчас это областной Перинатальный центр. Здание-памятник на Даудельной, 1 – дар мецената – долгое время испытывало разруху. С лета 2018 года после капитальной починки пребывает в здравии, в нем поселилась городская прокуратура. 

Стену исторического здания украшает мемориальная доска Почетному гражданину г. Тюмени Андрею Текутьеву. На оставшейся от Даудельного сада территории находится памятная скульптура Григорию Распутину. 

НА СНИМКАХ: портрет городского головы Текутьева; здание бывшей Текутьевской больницы. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/