ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ 

На улице Щербакова, 4 (на старый манер – Мостовая) располагается солидный дом из красного кирпича, построенный во второй половине ХIХ века купцом 1-й гильдии Филимоном Колмогоровым для собственной семьи. 

«КОЖЕВЕННЫЙ КОРОЛЬ» 

Фамилия Колмогоровы – одна из древнейших в Тюмени. Первое упоминание о Колмогоровых относится к 1618 году. В 1800 году предок Ф.С. Колмогорова основал в городе кожевенный завод. Сам Филимон Степанович (ок.1826- 1893) был потомственным почётным гражданином, в 1866-1870 годы – городским головой Тюмени. Построил в Зареку наплавной мост, который служил до середины 1920-х. В течение 17 лет Колмогоров входил в состав попечительского совета женской прогимназии, из них восемь лет был председателем совета. Жертвовал необходимые суммы на нужды города, оказывал помощь нуждающимся. В качестве благодетеля был награжден медалями «За усердие». 

Свой кожевенный завод в Зареке Филимон Степанович основал в 1864 году. Продукция была высочайшего качества, за что он удостоился признания на российских промышленных выставках (от бронзовой до золотой медалей). На его заводе вырабатывались яловые, конские, верблюжьи, бараньи кожи. Но кожевенное предприятие наносило вред экологии реки, отвратительный запах ощущался издалека. 

Писательница и очевидец событий Н. Лухманова приводит любопытный случай, как хозяин завода уверял проверяющего, что отравленная производством вода даже обладает целебными свойствами: «Из рабочих, кто грудью послабже, с кашлем, значит, так сюда, к этой яме, обедать приходит, чтоб только дышать, а сок – так у нас его пьют, от нутра помогает! Рассмеялись кругом – сумнительно, говорят. Наивкуснейшая вещь, говорю это я. Нагнулся, зачерпнул в ладошку да и хлебнул, то есть этакая я вам скажу мерзость, что не приведи Бог, дерет нутро – не продохнешь». После хозяин запил загаженную заводом воду водочкой, полегчало…». 

В 1870-е удачливый купец Филимон Колмогоров занимался добычей золота в Алтайском крае. 

Его сын Александр Колмогоров выучился в Петербургском институте на инженера. В Тюмени он занимался строительством железной дороги и сооружением моста в Затюменку. 

Александр Филимонович был женат на «светской львице», упомянутой выше Надежде Лухмановой, которую привез из Санкт-Петербурга. Надежда наблюдала за сибирскими нравами, за жизнью Тюмени. В 1896 году в столичном журнале «Русское богатство» опубликовала свои очерки «В глухих местах». Сочинительница зашифровала название Тюмень как «Т-нь», но все было прозрачно и без намеков понятно. Известные части города она и вовсе не засекретила: Затюменка, Городище, Зарека. Надежда Лухманова стала первой писательницей Тюмени. 

В ее очерках особенно впечатляет колоритная фигура богатейшего человека Артамона Степановича Крутогорова, владельца огромного кожевенного завода. Прототипом этого капиталиста является не кто иной, как Филимон Колмогоров: «Здоровый, рослый, с лицом, изрытым оспой, Артамон рос сметливым, юрким, первым бойцом зимних кулачных боев на Городище, где стенка на стенку выходили каждое воскресенье фабричные. Молодым парнем он побывал уже в далеких татарских юртах, перезнакомился со всеми «князьями», устроил себе кредит и к 25-ти годам орудовал уже в собственном заводике… Артамон Степанович давно уже перестал «ногой сморкаться», громадный завод его исполнял казенные подряды, сам он одевался по-европейски, жене наряды выписывал из Москвы, читал газеты и журналы, почти ежегодно ездил в столицу, побывал даже в Париже…». 

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ПОД ЧЕСТНОЕ СЛОВО 

Другой литератор, купец- благотворитель Николай Чукмалдин, в своих воспоминаниях дает иное представление о Филимоне Степановиче. Когда Чукмалдину грозило разорение, ему помог тюменский магнат: «Приезжает раз ко мне покойный Ф.С. Колмогоров и прямо начинает с пословицы: «Кто капитал потерял – половину потерял; веру в себя потерял – все потерял». Что вы киснете и сидите дома без сна и пищи? – продолжил он. – Посмотрите на себя, на что вы стали похожи. Ну, потерял деньги, что же делать? Вот я тебе даю 10 000 рублей без расписки: бери и работай. Возвратишь их мне, когда сможешь. Сбрось только с себя горе и апатию, а остальное все дело поправимое». Такое сочувствие в трудную минуту жизни подействовало на меня освежающе. Я встрепенулся и, собрав все силы и всю энергию, принялся распутывать узел моих дел», – отмечал Чукмалдин. 

Умение поддержать человека в трудную минуту – дело благородное, впрочем, так и поступают настоящие христиане. А купцы русские держали слово. 

Николай Чукмалдин, знавший толк в живописи и умевший объективно отмечать заслуги человека, после кончины в 1893 году Филимона Степановича заказал его портрет художнику Изоеву. Заказ обошелся в сто рублей. 

ЧТО В ДОМЕ? 

В 1890 году в доме Колмогоровых размещалось училище: на верхнем этаже – учебные классы, на нижнем – читальня, библиотека и комнаты для проживания учителя. В 1920-м здесь поселился первый клуб рабочих подростков в Тюмени, организованный по предложению горуездного комитета РКСМ и губернским отделом народного образования. 

Картину происходящего можно воссоздать по публикациям газеты «Трудовой набат» (теперь «Тюменская правда») за 30 декабря 1924 года. В то время набирала силу антирелигиозная пропаганда. 

«В Заречье. Зарклуб набит до отказа. Тут сего дня вся комса и беспартийные ребята. Звонки… На сцену из тени выходит искусно загримированный чревовещатель, астролог граф Колиостро. Вещает о том, что было до рождества Христова и 1924 года тому назад – ровно с того момента, когда известные ученики Христа не существовали, как и сам Христос с богом. Кончается. Тень исчезает. Затем идет программа коллективного исполнения, подобранная из стихов Д. Бедного «Синей блузы» и сборника против бога, черта и прислужников их… Потом пошли игры разного рода… Кроме того, была выставка «святых» и их целебные средства, которые вызывали смех аудитории и интересные суждения. В 3 часа ночи на 27-е Зарклуб опустел». 

«Школа №9. Гремит оркестр… Стройными рядами школьники идут в Зарклуб. Набирается полный зал. Тут есть и бородачи родители. Они пришли послушать, что будут их дети говорить. Тут есть и представители горкома. Делают доклады девочка и мальчик. Говорят, что религия ненужная вещь и Октябрь раскрепостил всех от религии. Гром аплодисментов награждает докладчиков. Школа встает на новый путь. Так должно быть. Пора, уже сами это осознают. 

Затем проходит утренник. Дети все остались довольны. 

Шеф – кожевенники, об этом ранее позаботились. Так дети провели «рождество». 

В годы Великой Отечественной войны здание приняло в свои стены госпиталь для раненых бойцов Красной армии. В 1980-е годы здесь располагались клуб овчинно-меховой фабрики, библиотека, художественная мастерская. Для жителей Зареки этот старинный дворец стал центром не только культурной, но и общественной жизни. Здесь проходили выборы в горсовет, собрания профсоюза, различные праздники. Историю купеческую и советскую хранит дом. 

Здание является ярким представителем провинциальной архитектуры периода эклектики. Запоминается своим «дворцовым» обликом. В нем сохранились планировка, убранство интерьеров: впечатляют геометрические рисунки на потолке и карнизах, арки... Уже с первых шагов, как входишь вовнутрь, ощущаешь торжественность. С балкона дома открывается великолепный вид на Затюменку. 

Памятник зодчества и истории реставрирован в 2011 году. Теперь в нем расположился городской Центр татарской культуры. Представляет здесь свои спектакли и Тюменский народный театр, в репертуаре которого имеются произведения русской классической литературы. 

НА СНИМКАХ: портрет Филимона Степановича Колмогорова работы художника Изоева; мемориальная доска. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/