ДАЛЁКОЕ-БЛИЗКОЕ 

Постоянно действующая деревенская экспозиция, посвящённая четырёхвековой истории села Успенка, всему, что связано с культурой, бытом и традициями многих поколений местных жителей, в том числе – их предков-переселенцев, в целом жизни на вновь освоенных землях, всё это – само по себе явление уникальное, а потому притягательное, представляющее интерес для всех, кому не безразлично прошлое, настоящее и будущее нашего края. 

Расположенный всего в каких-то тридцати верстах от Тюмени, Успенский краеведческий представляет собой максимально возможное и полное в реальных здешних условиях отражение бытия русского человека во всём его многообразии и богатстве. Народ, однако, дал культурному учреждению своё, весьма ёмкое и точное название – Музей хлеба. Сие обстоятельство по логике вещей, казалось бы, «сужает тему», но трудно оспорить непреложную истину: главный продукт, производимый на селе, заслуживает подобающее почётное место и приоритетное упоминание. Это нисколько не умаляет впечатление от обилия экспонатов, представленных на стендах, стеллажах, в различных коллекциях-собраниях, а также «под открытым небом». Тут вам и традиционная крестьянская изба «в натуральную величину» (а рядом с ней – банька по-черному»), и макет деревянного колодца «Ворот-журавль», и даже видавший виды советский грузовичок ГАЗ-93… Часть выставки посвящена этнографии, природе края, истории культуры и здравоохранения, трудовой и боевой славе жителей села. Всего же в музейном фонде хранится около… 12 тысяч предметов. 

ОСТРОВОК ИСТОРИИ И ПАМЯТИ 

Акцентными, по словам музейщиков, здесь являются подлинные предметы крестьянского быта конца позапрошлого и начала прошлого веков: кросна, воробы, самопряхи, изделия из бересты (туеса, паева), коллекция утюгов, катки, необходимые в давние времена для стирки и глажения белья… Тема крестьянской избы представлена как самим жилищем, так и его интерьером: красным углом с иконой, лампадой и полотенцем, люлькой (или зыбкой на очепе) кухонным шкафом с домашней утварью, макетом русской печи, сундуками с железными узорами… Как и подобает, именно на селе следовало увековечить прародительницу современных теремов- особняков-коттеджей – крестьянскую избу. Первым к этому пришел основатель Успенского краеведческого Георгий Сотников. Именно Георгий Яковлевич перенес на музейную территорию типичную успенскую избёнку. В ней постарались собрать всю сопутствовавшую селянам на протяжении веков атрибутику: предметы быта, вещи, одежду... Изба, как известно, считается самым экологически чистым жильем. И только, видимо, по незнанию у некоторых это стародавнее жилище ассоциируется лишь с прошлым. Хотя на самом деле в человеке уживаются одновременно все времена и эпохи. Иначе откуда у живущих в XXI веке неизбывный интерес к так называемой «патриархальщине»? 

Итак, изба, воссоздающая традиционный быт и жизненный уклад крестьянской семьи. Уже у входа в это сельское жилище у непосвящённых посетителей возникает вопрос: а почему входная дверь такая низкая (высотой чуть более метра). Одно из объяснений носит чисто утилитарный характер: такой маленький проём сохранял больше тепла в помещении, препятствовал возникновению губительных для обитателей дома сквозняков. Ещё одна важная функция низкого входа в избу в том, что каждый гость, проходя через него, нагнувшись, невольно делал поклон, добавляя к нему традиционные пожелания: «Здравствуйте» и «Мир вашему дому» – свидетельство того, что он пришел к вам только с добром. Имеющие же иные намерения нередко ударялись головой о косяк – про таких в старину часто отзывались нелестно: «лбом о стену», «лбом о косяк». А всего- то – дверь в жилище. Зато какая воспитательная функция была на неё возложена! Если хорошенько вникнуть, то можно обнаружить много бытовых и культурных задач для каждого предмета и элемента интерьера крестьянского дома. Казалось бы, архаическая культура, а сколь глубокие смыслы носила в себе, как мощно формировала человека уже с первых лет его жизни. 

Патриархальный уклад даёт ещё немало поводов для удивлений и даже открытий. Посетителям обязательно расскажут о тех же семейных трапезах на Руси, в том числе и в Сибири – в них всегда наличествовали порядок и торжественность. В красный угол стола, например, всегда сажали старших из состава семьи, а принятию пищи всегда предшествовала молитва. Сигнал к началу трапезы давал старейшина, стуча ложкой по миске. Отведать кушанье первыми полагалось опять же старшим, а за ними младшим, затем – детям. В нынешних городских семьях – наоборот, в первую очередь проявляют заботу о самых младших… 

Входя в традиционную избу, современный посетитель нет-нет да и восхитится рациональностью и удобством быта наших предков, его продуманностью. Местные ревнители старины и вовсе высказываются за то, чтобы по большому счету возвести здесь некий национальный архитектурный ансамбль – настоящую «новую-старую избу» по общепринятым на Руси канонам, со всеми необходимыми надворными постройками. Не исключая, конечно, баню по- черному. «Баня по-черному, но дух в ней ядреный», «Баня парит – здоровье дарит». Поговорки эти, что и говорить, не устарели и не устареют. Настоящие ценители ритуала, посетив здешний музейный вариант – с берёзовым веничком, с каменкой и иной атрибутикой, с удовольствием вспоминают давнюю традицию национального омовения. Скептики же сетуют: русскую усадьбу воссоздать – это вам не фунт изюма. И намекают на то, что мастера нужны, знатоки своего дела. А где их взять? Днём с огнем? 

В книге гостей можно прочитать такие отзывы: «С радостью посетили крестьянскую избу, баню по-черному, словно побывали в своей молодости», «Везде здесь говорит русская душа – добрая, щедрая, бескорыстная», «Огромное спасибо тем, кто создал такое чудо и столько лет хранит доброе, вечное…», «Выражаем благодарность хранителям музея за их труд и уважение к истории нашего края, к нашим предкам и России в целом – замечательно, что такой островок истории и памяти существует и действует». 

ХЛЕБ – ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ 

И где, как не в Музее хлеба, должен быть продемонстрирован весь круг работ по изготовлению этого главного продукта – начиная от вспахивания земли и сева и заканчивая моментом, когда свежеиспечённую ароматную булку вынимают из печи. В экспозиции наглядно представлена эволюция орудий труда, которыми на протяжении четырех столетий пользовались крестьяне-хлеборобы, жившие на территории Зауралья и Западной Сибири. Испокон веку в здешних местах сеяли озимую рожь, пшеницу, ячмень, просо, овёс, ярицу (яровую рожь). Урожаи в пятьдесят пудов зерна с десятины считались хорошими. Чаще, однако, случались годы неурожайные – горькие и трудные для крестьянских семей. Нелегкая доля хлебопашца так или иначе отражена на выставочных стендах. Перед входом в музей читаем известные нам с детства слова: «Хлеб – имя существительное», «Хлеб – всему голова», «Хлеб-батюшка», «Где пашет сошка, там хлеба крошка». 

Мы видим: поначалу, чтобы вспахать землю, люди использовали деревянную мотыгу, позднее – соху-рогалиху, в которую запрягали лошадь. В стародавние времена без сохи было не обойтись. «Соха деревянная с металлическим наконечником» – так называется выставленный для обзора экспонат. Сохранилась-таки! Удивительное дело. Есть здесь и кое-что из уходящей (если не ушедшей) натуры: плуги, бороны, серпы, косы, цепы, решёта-грохот, ступы, мельничные жернова… Видим и снопы ржи и пшеницы с полновесным колосом, скошенные вручную, при помощи серпа. Поля сельские буквально за околицей – иди и коси, вяжи снопы для любопытствующих посетителей и созерцателей экспозиции. Боронили землю, используя одну из старинных разновидностей инвентаря – борону-суковатку, которая изготовлялась из елового ствола с заостренными обрубками веток. Позднее появилась борона с деревянными зубчиками. Потом придумали плуг-собан – он был тяжелым и крупным. Поэтому в него запрягалось сразу несколько лошадей. Настоящей «революцией» стали бороны с металлическими зубцами, которые рыхлили пашню несравнимо лучше. 

Вспахав и взборонив поле, крестьяне приступали к посевной. На протяжении многих столетий зерно разбрасывали вручную, для чего исхаживали с лукошком всё пространство вдоль и поперек. В старину сеяли иногда и босиком. В более поздние времена придумали удобную обувку – стали ходить в чирках, которые делались из сыромятной кожи и были незаменимы при длительной работе на пашне. Вместо стелек в них часто подкладывали сено или солому. После окончания посевной крестьяне традиционно ждали наступления дождей, от которых во многом зависела урожайность. 

…И вот пшеница всходит. Колосья наливаются тяжестью. Наступает пора жатвы. До середины ХХ века во многих сёлах жали вручную: женщины – серпами, мужчины – косой-горбушей. Затем зерно рыхлили, используя цеп-молотило, которым били по зёрнам, чтобы отделить их от шелухи, а для более тщательной очистки применяли сито. И только после этого можно было и муку молоть. Изначально использовались ручные жернова, они были очень тяжелыми, требовали приложения большой физической силы. Мельницы, в основном водяные, появились в Успенском только со временем, а представленный макет ветряной, используется скорее из любви к музейному делу, для создания духа ушедших эпох. Волшебство хлеборобское, его вершина и итог – это когда приготовленное из муки тесто заводили в специальных кадках, давали «подрасти», затем вылепленные с любовью и молитвой сырые хлеба клали на лопатку и отправляли в печь… И, о чудо, они оживали в огненном жару, впитывая его дух и энергию, вырывались дразнящими ароматами сквозь железную заслонку! Наконец, хлеб на столе. Мозолистые крестьянские руки бережно и с благодарностью к Всевышнему отламывают ещё тёплый первый кусок – и человек вкушает плод своего труда. 

Сегодня сотни тысяч людей продолжают трудиться на полях и в пекарнях, а в результате каждый из нас в любом продуктовом магазине может выбрать понравившуюся булку, особо не задумываясь о её истинной цене. И иногда кажется, что ореол уважения к хлебу как к части некоего жизненного таинства безвозвратно ушёл из нашей жизни. На самом деле это не так. Особенно когда на музейных полках случается увидеть настоящие, свежеиспеченные ароматные булки, буханки, батоны – круглые, кирпичиком, овальные… А восторженные посетители смотрят на это чудо и тянутся попробовать кусочек- другой. 

Вниманию посетителей предлагают репродукцию известной картины где мать кормит грудью младенца, рядом – люлька, висящая на кольях, работающие на жатве женщины, дети, мужики… Классический сюжет патриархальной Руси – как иллюстрация того бесспорного факта, что вырастить сей продукт сродни подвигу. В музее вам обязательно расскажут и о старинных традициях. К примеру, первый сноп нового урожая крестьянин вязал и всегда ставил в передний угол, ибо это был сноп-именинник. Музейщики как бы исподволь воспроизводят и старинные (но по-прежнему актуальные) нравоучения: «Если хлеб на стол, то и стол – престол», «Не проголодавшись, за стол не садись – дороже хлеба ничего нет», «Не сняв шапки, за стол не садись – старше хлеба ничего нет», «Не вымыв руки, за стол не садись – чище хлеба ничего нет». 

Посещение такого музея – действительно открытие, особенно для юных экскурсантов. Хотя, казалось бы, что такого нового можно узнать о хлебе? 

УСПЕНСКАЯ ВОЛОСТЬ 

Первые жители появились на месте нынешней Успенки и других окрестных поселений в XVII веке (в 1623 году). Переселенцы шли из европейской России – они бежали от феодально-крепостного угнетения. Место ими было выбрано вполне удобное для жизни: в речке Кармак водилась рыба обильно, в окрестных лесах встречалось много дичи, а на заливных лугах в пойме реки Пышмы росли тучные травы, отчего и покосы были богатые. Благоприятные природные условия обеспечили быстрый рост села. Важную роль сыграло и наличие рядом Московского тракта, строительство которого было закончено в 1773 году. Дорога в Сибирь давала толчок развитию торговли в здешних местах, ускоряла доставку почты, по ней возили царские указы, день и ночь тянулись обозы с товарами, двигались на восток страны военные формирования, следовали каторжане, шли и ехали переселенцы в поисках счастья и "свободной землицы", гнали партии ссыльных, в том числе декабристов и прочих бунтовщиков. 

Успенка становится волостным центром, в состав которого входили расположенные вдоль тракта деревни Мальцево, Гилево, Мостовщики, Рябово, Верховина... Одним из основных занятий новопоселенцев было земледелие. Выращивали зерновые культуры. Зерно на муку размалывали здесь же, на собственных мельницах. Одна из них принадлежала братьям Плишкиным, была построена в сосновом бору (за нынешним лесхозом). А другая, Прохоровская, находилась в "чекмане" – верхнем краю села. Имелась и Козыревская мукомольня. Правда, самой мощной считалась мельница братьев Шадриных, что располагалась на реке Пышме. Позднее появилась и паровая – крутить жернова чудо техники позволяло посредством пара. Успенцы также «успевали» по части животноводства, изготовления телег, саней, коромысел, дуг, кирпича, местные умельцы катали теплые валенки, ткали великолепные ковры и холсты… В селе в те времена насчитывалось около 250 дворов, проживало более тысячи человек. При волости «было две церкви, сберкасса, земская школа, десять торговых лавок, четыре водяные мельницы, казенная винная лавка…». Два раза в год, на Николу вешнего и на Михаила (осенью), в селе устраивались оживленные торжки, собиравшие крестьян со всей окрестности. Утверждают, однако, что торжки проводились не только по праздникам, но и еженедельно. Торговля развивалась бурно, и в конце XIX – начале XX веков появляются купцы Пушниковы (братья Амос и Ксенофонт). Они скупали у крестьян округи шкуры животных, свиную щетину (для изготовления щеток для чесания льна и волокна), топленое коровье масло и многое другое, затем перепродавали товар на ярмарках в Тюмени, Ирбите и Ишиме. 

Что касается возведения сельских храмов, то, судя по архивным документам за 1903 год, в селе было две церкви: старая, деревянная, во имя Николы Угодника, была построена в 1750 году, а вторая, кирпичная, – храм Успения Пресвятой Богородицы – возведена в 1878 году. В свое время основатель музея Георгий Яковлевич Сотников и бывший глава администрации сельсовета Николай Степанович Сараев не только открыли сельский музей, но и воссоздали прекрасную Успенскую церковь. Отлито было шесть колоколов, и теперь над селом каждый день плывет малиновый звон. 

О СОЗДАТЕЛЯХ И ПРОДОЛЖАТЕЛЯХ 

Сам музей, кстати, имеет пока недолгую историю – недавно ему исполнилось всего-то 35 лет. Главная его ценность в том, что он был создан людьми, которым небезразлично прошлое, настоящее и будущее родного края, села, района. Особенно это относится к Георгию Яковлевичу Сотникову, основателю первоначальной экспозиции. Выходец из крестьянской среды, всю жизнь проработавший в сельской местности, он, по сути, воссоздал в музее крестьянский быт – исторически достоверно и с любовью. Участник Великой Отечественной, заслуженный учитель РСФСР, он в мирное время работал директором Успенской средней школы. Занимаясь воспитанием детей, пришёл к тому, что подрастающему поколению необходимо знать историю героического прошлого земляков, историю их трудовой славы. По крупицам собирал материал, привлекая к этой работе односельчан, в том числе и юных, ездил в музеи Тюмени и Тобольска, пропадал в архивах. Сотников добивался поддержки у местных властей – в частности, у бывшего председателя исполкома сельсовета и секретаря парткома совхоза «Успенский» Николая Степановича Сараева, который помогал всем, чем мог: денежными средствами, строительными материалами, добрыми советами. 

Основатель музея, настоящий патриот своей малой родины, он- то и задумал создать зал, где бы всё говорило о том, как люди этой земли во все времена выращивали хлеб – засевали поля зерном, собирали урожаи, молотили, делали муку, пекли хлеб. Этот человек хотел, чтобы ребята наглядно прочувствовали, как трудно даётся этот продукт, что он – «всему голова», и как бережно надо к нему относиться. Но осуществить свою мечту не успел, ушёл из жизни. Энтузиасты музейного дела, принявшие от него эстафету, посчитали своим долгом реализовать его задумки. Под руководством Зои Александровны Дюрягиной была завершена работа над созданием экспозиций «Крестьянская изба» и «Дом хлеба». Добрым словом отзываются и о Марии Ивановне Баклановой – она во всём помогала Георгию Яковлевичу, кропотливо оформляла поступающий материал, пополняя фонд хранения, была и оформителем, и реставратором, и экскурсоводом. Елена Александровна Суслова работала научным сотрудником, затем директором музея. Верность идее своего отца показала Галина Георгиевна Сотникова, прекрасный научный сотрудник, грамотный, эрудированный специалист, которая отличилась активной деятельностью по сохранению и преумножению музейного материала, оформлению выставок, организации экскурсий, творческих вечеров… И, конечно, к нынешним продолжателям дела Георгия Сотникова относится Ольга Викторовна Травина, профессионально знающая музейную науку и несущая эту благородную миссию на селе. 

НА СНИМКАХ: макет деревянного колодца «Ворот-журавль»; сельская церковь. 

Тодор ВОИНСКИЙ /фото автора/