ЭТО НЕ ПУСТЯКИ 

В преддверии очередной годовщины Великой Победы в СМИ как никогда публикуется много материалов о войне, о людях, обеспечивших последующим поколениям мир и свободу. 

Конечно же, это не может не радовать. Огорчает другое: очень многие публикации изобилуют ошибками и несуразностями. Причем ошибки эти, для многих кажущиеся мелкими и незначительными, порой сводят на нет самые благие устремления авторов. А ведь мелочей в освещении столь серьезной темы, на мой взгляд, быть не должно. Тем более что ошибок легко избежать, если подойти к делу с большей ответственностью. Разве сложно лишний раз сверить даты, уточнить имена и фамилии, перепроверить названия населенных пунктов? 

Материалы, посвященные Великой Отечественной, продолжают пестреть как мелкими неточностями, так и откровенно грубыми фактическими ошибками. Почему бы не проконсультироваться перед публикацией (ведь известно, что «написано пером – не вырубишь топором») у историков, краеведов? 

Одна известная тележурналистка на страницах уважаемой газеты рассказывает о творческой встрече в Тюменском краеведческом музее воинов-афганцев с телевизионщиками. Поводом послужила 76-я годовщина 368-й Печенгской краснознаменной стрелковой дивизии, о которой в 1979 году был снят фильм. Сформирована дивизия была в октябре 41-го в основном из сибиряков. Материал интересный, «густой», прочувствованный автором. Досадно только, что наименование дивизии – Печенгская (от Печенга – поселок в Мурманской области, в 1920-1944 гг. входил в состав Финляндии под названием Петсамо) – упоминается в немаленькой статье как Печенская, причем восемь раз! 

Видимо, тележурналистке, привыкшей воспринимать речь на слух, а не иметь дело с печатным словом, показалось более удобопроизносимым именно «Печенская» (не от слова же «печень»!). Подобные огрехи тем более обидны, что рецензируемый фильм, по словам автора – восстановленный шедевр ХХI века – произвел на всех потрясающее впечатление». 

Другое издание вообще назвало Краснознаменную стрелковую дивизию… Печенегской. Как говорится, хоть стой, хоть падай. 

Читаю материал о ветеране войны, который был «свидетелем гибели генерала армии А.Ф. Ватутина». Тоже несуразица, вернее, две. Во-первых, Ватутина звали Николаем Федоровичем. Во- вторых, Ватутин, строго говоря, не погиб: он умер в госпитале спустя две недели после тяжелого ранения, полученного им в стычке с бандеровцами. 

Далее: «…В составе 1-го Белорусского фронта… принял участие во взятии Берлина, Дрездена и Праги». Здесь путаница с фронтами: на каком все-таки воевал наш герой? Дрезден-то брали войска 1-го Украинского фронта. А Прагу и вовсе не брали: ее освобождали. И потому медалью «За взятие Праги», о чем рассказывается в заметке, боец никак не мог быть награжден. «За освобождение Праги» – да. 

В одном из номеров другой уважаемой газеты ветеран Великой Отечественной вспоминает о событиях, свидетелем которых он был: «…Танки корпуса дважды Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Васильева, который подчинялся Василевскому и Сталину, прошли маршем…» и т.д. Но никакого Васильева в числе дважды Героев Советского Союза нет (их не так уж много, и это легко проверить). Кого имел в виду ветеран? 

Вернемся к наградам: вот уж где царит полная неразбериха! В одной из областных газет читаю о 92-летнем дедушке, у которого множество заслуженных наград. Видимо, не желая быть голословным, автор дотошно их перечисляет: «Особенно дороги ветерану медали «За боевые заслуги в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За участие в Победе над Германией»… 

Лингвисты подскажут: это не что иное, как контаминация, т.е. возникновение нового выражения или формы путем объединения элементов двух выражений или форм, чем-нибудь сходных. Правильно было бы: медали «За боевые заслуги» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». 

Другая авторитетная газета и вовсе удивила: перечисляя награды фронтовика, ее корреспондент вообще решил обойтись без кавычек. 

Из орденов чаще всего искажают название ордена Боевого Красного Знамени (первое слово лишнее, если это не монгольский орден) и ордена Славы. Награждение последним согласно статусу производится последовательно: III степени, II степени и, наконец, I степени. Поэтому не может имярек быть кавалером, скажем, ордена Славы II степени (не имея III степени). И уж тем более I степени (без наличия орденов двух предыдущих). Неверно также: «награжден орденом Отечественной войны трех степеней (у этого ордена две степени – I и II, хотя награждений могло быть несколько). Правильнее было бы: «награжден тремя орденами Отечественной войны». 

Далее: «Был награжден орденом 1 ст. «За боевые заслуги», орденом «Гвардия» за освобождение Варшавы и Берлина». Есть медаль – не орден! – «За боевые заслуги», без всяких степеней, и есть нагрудный знак «Гвардия». Освобождали Варшаву, но не Берлин: столицу гитлеровского рейха взяли. 

Каких только наград нет! Вернее, они, скорей всего, есть, однако названия их искажают до такой степени, что зачастую очень сложно понять, какая из них имелась в виду: «За доблесть и отвагу в Великой Отечественной вой- не», «За самоотверженный доблестный труд в годы войны», таинственная медаль Гомеля… Большинство примеров взяты мной из почти безупречно исполненной полиграфически, на мелованной бумаге, брошюры, изданной к очередной годовщине Великой Победы одной из сельских администраций. 

Самый дорогой и редкий советский орден – орден «Победа». Он был вручен всего 17-ти гражданам. Это единственная награда, которая после смерти ее обладателя подлежит возврату государству: все они хранятся сегодня в Алмазном фонде России (за исключением тех, которыми награждали иностранцев). Тем не менее в одной из районных газет читаю, что у гвардии сержанта такого-то среди прочих наград есть и… орден «Победа». Как прикажете понимать, откуда у сержанта полководческий орден? Очевидно, что это какая-то бутафорская штуковина, что-то вроде сувенира. 

А на каких только немыслимых фронтах не воевали, оказывается, наши земляки. Помните, какой резонанс вызвало выступление одного польского политика, по логике которого решающий вклад в разгром фашисткой Германии внесли отнюдь не русские, а украинцы и белорусы: ведь были же 1-й Украинский фронт, 1-й Белорусский, 2-й Украинский, 2-й Белорусский… Однако, если верить вышеупомянутой брошюре, были, оказывается, и 2-й Русский фронт, и Западно-Украинский и даже… 6-й Прибалтийский! 

И еще. В течение всего периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. войска Советской армии не могли противостоять агрессору, вести наступление, форсировать водные преграды, освобождать города и т.п., потому что с 1918 по 1946-й годы сухопутные войска и ВВС вместе с ВМФ, составлявшие Вооруженные силы СССР, официально именовались Красной армией, или Рабоче-крестьянской Красной армией (РККА). 

И, наконец, последнее: не столь давно узнал, что общеобразовательная школа № 67 в областном центре носит имя… Героя Советского Союза Бориса Таныгина. Обидно и досадно: Борис Константинович, бесспорно, герой, но герой особого свойства – он полный кавалер ордена Славы, что, конечно же, нисколько не умаляет его заслуг. Просто это совершенно разные награды, которые, казалось бы, невозможно перепутать. Оказывается, возможно… 

Владимир ПОРОТНИКОВ