ИСТОРИИ СТРОКИ 

ПАМЯТИ МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ВСЕЯ СИБИРИ ИОАННА ТОБОЛЬСКОГО 

В коллекции Сергея Аркадьевича Киверина – известного тюменского предпринимателя, общественного деятеля, коллекционера, мецената – есть удивительной красоты икона, принадлежащая серебряному веку. На ней изображен один из самых известных в Сибири святых – Иоанн Тобольский (Максимович, Васильковский, 1651-1715 гг.), канонизированный при последнем российском императоре Николае II. Жить и трудиться ему выпало в бурную эпоху реформаторских преобразований первого российского императора Петра I, привлекшего к этой деятельности множество малороссов, направленных в Сибирь.

Весь XVII век русское правительство не посягало на веру сибирских аборигенов-язычников. Все изменилось, когда взошедший на престол Петр I в 1700 г. принял решение об их поголовном крещении. Наиболее пригодными для этой нелегкой миссии были признаны выпускники Киево-Могилянской духовной академии. Филофей Лещинский, занявший тобольскую митрополичью кафедру в 1702 г., долго, с огромными трудностями, риском для жизни и далеко не всегда мирным путем обращал местное население в христианство в сопровождении команды ссыльных шведских солдат, неутомимо путешествуя по необъятным сибирским просторам до 1721 г. Прибывший в Сибирь в 1712 г. Иоанн правил своей епархией всего четыре года, не покидая кафедры в Тобольске до самой своей смерти. Так или иначе общими стараниями бывших киевских семинаристов (хотя свидетельств того, что они при жизни встречались, не сохранилось) массированная миссионерская кампания в Сибири была отмечена тысячами новокрещеных, направлением духовной миссии в Китай, строительством храмов на месте уничтоженных капищ и «кумирниц со идолы», распространением грамоты, открытием театра, славяно-латинской школы, приютов для бедных, приобщением к цивилизации аборигенного населения… 

Общение со святым у его иконы предполагает прежде всего обращение к его житию. Вместе с тем за иконописным ликом стоит некогда живший на нашей земле реальный человек и окружавшие его люди с их непростыми судьбами. Жизненный путь и посмертная судьба митрополита Тобольского и всея Сибири Иоанна, как и у многих православных святых, напрямую зависели от воли монарха и священноначалия, а порой и от участия какой-нибудь влиятельной персоны. Таких известных личностей вокруг имени Иоанна собралось немало, среди них царь Петр I, гетман Иван Степанович Мазепа, князь Александр Данилович Меншиков, сибирский губернатор Матвей Петрович Гагарин, архиепископ Тобольский Варнава, друг семьи царя Николая II Григорий Распутин и сам последний российский император Николай II. Почти с каждым из них связана своя история. 

Первая встреча Иоанна с Петром I состоялась в 1677 г., когда молодой преподаватель латинского языка Киево-Могилянской духовной академии прибыл в Москву в составе украинской делегации, чтобы просить царя Федора Алексеевича о защите от турок. Было ему тогда 26 лет, Петру – 5. В дальнейшем Иоанну пришлось наведываться в российскую столицу по церковным делам. 

В 1695 г. по предстательству гетмана Мазепы, водившего дружбу с большим семейством Максимовичей, Иоанн был посвящен в епископы. Дружба гетмана с богатыми шляхтичами Максимовичами основывалась не на пустом месте: они владели хорошими угодьями близ Киева, где Иоанн после окончания Киевской духовной академии преподавал латынь. Пятеро из десяти его братьев несли военную службу и тоже пользовались протекцией Мазепы. В 1697 г. Иоанн становится архиепископом в Чернигове, открывает там типографию и основывает «коллегиум» (славяно-латинскую школу), по образцу которого в разных местах России, в том числе и в Тобольске, стали появляться духовные семинарии. 

В 1700 г. Петр I вручил гетману Мазепе орден Андрея Первозванного (высшую награду Российской империи вплоть до 1917 г.). А в 1708 г. Мазепа вступил в союз с заклятым врагом России и Петра – шведским королем Карлом XII и его ставленником в Польше Станиславом Лещинским (однофамильцем митрополита Тобольского Филофея Лещинского). Мазепа знал о ряде одержанных Карлом побед и о том, как в Смутное время в Москве бесчинствовали поляки, как был избран на российский престол польский королевич… Вот и попутал лукавый. После Полтавской «виктории» – общей для России и Украины – Мазепа прожил недолго: погиб, как бы сейчас сказали, при загадочных обстоятельствах. Его ставку в Батурине Меншиков предал основательному разгрому. 

В 1708 г. Иоанн участвует в выборах нового гетмана, а затем в Троицком соборе Глухова, где находилась ставка Меншикова, совершает литургию и молебен, после чего предает «вечному проклятию» Мазепу и его сторонников. На церемонии церковного проклятия в Успенском храме Московского Кремля среди прочих присутствовал князь Матвей Петрович Гагарин – будущий Сибирский губернатор и соратник Иоанна по миссионерской деятельности (в это время он прозывался «начальным человеком» Сибирского приказа, «генеральным президентом» и Сибирских провинций судьею). 

Однако прежде смерти гетман успел подкинуть Петру и другим важным персонам письма, свидетельствующие о связях с ним Иоанна. Было следствие. Вроде все обошлось, но осадок остался. 

Отношение у царя к Иоанну было противоречивым. Да и Меншиков, видимо, того не жаловал. Не случайно сохранилась легенда о том, как благодаря «светлейшему» Иоанн оказался в Сибири. Гордый батюшка якобы отказался освятить вновь построенный храм в черниговском имении Меншикова, так как счел, что дату освящения должен был назначить лично он сам, а не Александр Данилович. А потом отказался откушать с князем после торжественного освящения храма. Вот обиженный Меншиков и подсказал «мин херцу» кандидатуру на Сибирскую митрополичью кафедру. Отправляясь в почетную ссылку, Иоанн якобы предрек: «Далек мой путь, но его будет дале моего». Так и получилось – оказался Меншиков в Березове, севернее Тобольска. 

И все же выбор Иоанна на роль митрополита Сибирского был связан с тем, что он оказался одним из успешных выпускников Киево- Могилянской духовной академии, в которых Петр видел сторонников своей реформаторской деятельности по приобщению России к западной цивилизации. Русское священничество, потрясенное неудачными Никоновскими реформами, в большинстве своем было настроено против иноземных влияний. Решение проблемы виделось в устранении патриаршества, лишении таким образом церкви самостоятельности и подчинении ее светской власти на западный «манир», что и произошло в 1721 г. в связи с учреждением Духовной коллегии. Вскоре она получила название Святейшего Правительствующего Синода и стала частью государственного аппарата. Замена русскому духовенству была найдена на Украине. 

Назначение на службу в Сибирь Иоанн Максимович и Матвей Гагарин получили одновременно в 1711 г., один – на митрополичью кафедру, другой – генерал- губернатором. К месту назначения оба прибыли в 1712 г. – один в августе, другой в октябре. Здесь Иоанн многое сделал для распространения христианства и строительства церквей, способствовал учреждению русской миссии в Китае, занимался благотворительностью. Как человек просвещенный, особое внимание уделял открытой в 1703 г. Филофеем Лещинским славяно-латинской школы, необходимой для подготовки грамотного духовенства, причем при отсутствии государственного финансирования содержать ее приходилось на собственные средства. Квалифицированные преподаватели выписывались из Киева и Чернигова. Главным трудом в его богатом литературном наследии является переведенный с немецкого языка «Илиотропион (Подсолнечник), или Сообразование с Божественной Волей». Князь Гагарин, как самый близкий к митрополиту человек, лично руководил вскрытием той кельи, где нашли Иоанна умершим в молении перед иконой. 

Канонизация Иоанна Тобольского была непростой. Она произошла через 200 лет после его кончины по инициативе и по ходатайству перед царем Григория Распутина и его друга Варнавы (Накропина) – епископа Тобольского. Император Николай II проявил особую настойчивость перед Святейшим Правительствующим Синодом в деле канонизации Иоанна. Рескрипт о ней был подписан 21 января 1916 г. – в последний день рождения Григория Распутина; 30 декабря этого года он был убит. 

Осенью 1917 г. царское семейство Романовых получило приглашение тобольского губернатора Н.А. Орловского-Танаевского посетить город ко дню прославления святого Иоанна Тобольского. Романовы побывали в Тобольске уже в качестве ссыльных. Посещение церкви новая власть запретила. Икона Иоанна Тобольского была подарена царской семье монахинями Иоанновского монастыря. Именно перед ней всем семейством была отслужена последняя перед расстрелом обедня. 

В XX веке в роду Максимовичей появился еще один угодник Божий. В 1994 г. РПЦ за границей причислила к лику святых святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца. 

НА СНИМКЕ: икона «Иоанн Тобольский» из коллекции С. Киверина. 

Ирина МАНУЙЛОВА, искусствовед