ОБЩЕСТВО 

ЮБИЛЕЙНЫЕ ТОРЖЕСТВА ЗАСТАВИЛИ ВСПОМНИТЬ БЫЛОЕ 

В Тюмени и Москве прошла череда мероприятий, посвященных 100-летию со дня рождения выдающегося государственного деятеля, Героя Социалистического Труда, зампреда Совмина СССР, который в качестве председателя правительственной комиссии руководил ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и землетрясения в армянском Спитаке; главы Миннефтегазстроя СССР, создавшего крупнейший в мире нефтегазовый комплекс; первого секретаря Тюменского обкома КПСС − Бориса Евдокимовича Щербины, руководившего Тюменской областью 12 лет, с 1961 по 1973 годы. 

В столицу отправилась делегация во главе с председателем Тюменской областной Думы Сергеем Корепановым, чтобы 5 ноября, в день рождения Бориса Евдокимовича, съездить на Новодевичье кладбище и поучаствовать в серии торжественных мероприятий – традиция. И в ДК «Нефтяник» прошли юбилейные торжества. На площади перед дворцом собрались приглашенные, некоторые не видели друг друга многие годы. 

− О, привет 33-ей школе! – здороваюсь я с Валерием Аржиловским. Он был двумя классами старше и позже стал известен тем, что в числе группы молодых ученых, в которую входил, по-моему, и его одноклассник Виктор Яковлев, разработал математическую модель, позволяющую существенно сократить количество «сухих скважин». Участники получили премию Ленинского комсомола и удостоились страницы в «Огоньке» с групповой фотографией. 

Школа №33, в три этажа, строящаяся на окраине Тюмени, возводилась долго и открылась где-то в конце октября 1961 года, уже в бытность Бориса Щербины. Был ли он на открытии, сказать не возьмусь, хотя событие для города значимое, в тот погожий день сюда съехались солидные дяди, и нам, первоклашкам, все они казались исключительно важными. Директором был Григорий Федорович Роговцев, а завучем и впоследствии директором Елена Федоровна Мякишева – любимица учеников, блестяще преподававшая математику. Мякишева руководила по принципу: делай, как я; ей нужны были не просто преподаватели, а люди чем-то отличающиеся от других, личности. В школе работали первоклассные учителя физики (Валентина Андреевна Симонова и Александра Алексеевна Ковалёва, чтившие журнал «Квант») и химии (бессменный преподаватель Галина Ивановна Богатырева предпочитала «Химию и жизнь»). 

О гуманитарных предметах разговор особый. Здесь учили отличать аналитику от пропаганды и живой текст от дохлятины. Если преподаватель немецкого, то желательно носитель языка. Так в школе появилась Дагмара Рудольфовна Журавкова, личность многогранная, эстет, интересующаяся литературой, музыкой, французским языком, активный пропагандист здорового образа жизни, в том числе скандинавской ходьбы, ныне здравствующая. Дай Бог ей здоровья! Если кто-то из нас где-то «выстрелил», то этим мы обязаны им. Извините, накатило, юбилейные торжества по случаю 100-летия Бориса Щербины проводились накануне Дня учителя. 

Тем временем на площади перед ДК «Нефтяник» люди объединились в группы по интересам. Мне удалось перекинуться парой фраз с бывшим генеральным директором ЗАО «Сибпромкомплект» Геннадием Александровичем Размазиным, человеком, которому областной центр обязан массированным применением предизолированных труб с пенополиуретановой теплоизоляцией. Поверх изоляции надевается водонепроницаемый «чулок», такие трубы способны лежать в мокрой земле 30 лет и более. Размазин знаменит и тем, что даже на награждениях у губернатора, где хвалили и его самого, и продвигаемую им технологию, говорил: мол, ребята, технология хороша, трубы гарантированно отслужат положенный срок, если вы будете правильно заделывать стыки! Иначе эти трубы сгниют! 

А теперь о самом торжестве. Открыл его губернатор Тюменской области Александр Моор, выступление было прочувствованным: 

− Тюменцы с гордостью и уважением вспоминают великие дела Бориса Щербины, отдают дань памяти человеку с большой буквы, с которым прочно ассоциируется целая эпоха. Благодаря своему труду, ответственности и решительности, незаурядному уму и организаторскому таланту, а главное − безграничной любви к Родине Борис Щербина свершил очень многое для развития Тюменской области и всей страны. Мы с гордостью и уважением вспоминаем его великие дела. Этому человеку и его соратникам мы во многом обязаны тем, что наша большая Тюменская область сегодня активно развивается в экономическом, производственном и социальном плане, а по многим показателям − лидирует среди субъектов Российской Федерации. За двенадцать лет его работы регион стал главным нефтегазодобывающим регионом страны. На бескрайних просторах Севера появились новые города. За короткий период были построены сотни километров электросетей, трубопроводов, создана сеть аэропортов. На Север протянулась железнодорожная ветка, связавшая Тюмень с Тобольском, Сургутом, а затем и другими городами. Не оставался без внимания и юг Тюменской области, это была принципиальная позиция руководства региона. При Борисе Щербине в областной столице возводились Дворцы культуры (нефтяников, геологов, строителей), жилые дома. В сельском хозяйстве развивались земледелие, животноводство, птицеводство. Боровская, Каскаринская и Пышминская птицефабрики появились благодаря его инициативе. 

Примечательной чертой того времени был особый настрой людей, деловая и вместе с тем творческая атмосфера, − говорил губернатор. 

Председатель Тюменской областной Думы Сергей Корепанов, по его признанию, «не встречался по работе с Борисом Евдокимовичем Щербиной, но, конечно же, был наслышан о нём». «Годы работы Бориса Щербины, без сомнения, – это годы принятия невиданных по масштабам и экономической значимости мер по развитию производительных сил Сибири. − Благодаря настойчивости Бориса Евдокимовича были открыты уникальные месторождения – Самотлорское, Федоровское, Усть-Балыкское, Медвежье, Уренгойское, Ямбургское и многие другие. В регионе была создана мощная строительная база; бурное развитие получили энергетика, лесная, деревообрабатывающая, легкая промышленность, железнодорожный, водный и воздушный транспорт. Осуществлялось комплексное развитие сельского хозяйства. Произошли крупные социальные изменения, возникли новые города и рабочие поселки, дальнейшего расцвета достигли наука и культура, открыты 5 высших учебных заведений. Тюменская область превратилась в индустриально развитый регион, стала одной из важнейших опор экономики Советского Союза». 

Сподвижник Щербины Геннадий Иосифович Шмаль, президент Союза нефтепромышленников России, знающий о Борисе Евдокимовиче гораздо больше предыдущих ораторов, подчеркнул: «Он оставил блестящий след на Тюменской земле. Сам работал творчески, много и плодотворно, и вокруг него собирались люди соответствующего склада». Шмаль называл известных директоров, выдвинутых Борисом Щербиной. И перед присутствующими разворачивалась целая галерея личностей, руководивших крупнейшими тюменскими предприятиями (судостроительный завод, камвольно-суконный комбинат и т.д.). К сожалению, они безвозвратно утрачены. В 90-е годы по областному промышленному комплексу словно Мамай прошел. Уцелеть удалось Тюменскому аккумуляторному заводу (генеральный директор Александр Кореляков перевел предприятие на «натуральное хозяйство», порядка девяноста процентов комплектующих делается на заводе) и Тюменскому заводу «Медоборудование», но в нулевых годах генерального Геннадия Торопова настоятельно «попросили» (нашумевшая история с похищением директора) продать акции успешного предприятия, после чего завод перестал существовать. Другие заводы обанкротились или, в лучшем случае, куплены москвичами, исполнительные директора находятся на уровне начальников цехов. В том числе, некогда самое крупное предприятие города – Тюменский моторный завод (под общим и не общим забором находятся несколько предприятий), бывшему генеральному директору самого крупного предприятия ОАО «Газтурбосервис» Владимиру Алексеевичу Немкову удалось сохранить газотурбинное двигателестроение (ремонт газотурбинных двигателей, стоящих на магистральных газопроводах «Газпрома»), после смены собственника предприятие сменило название. Понятно, что открылись и новые предприятия, но по масштабам они несопоставимы с теми, что утрачены.

Если же говорить о Геннадии Шмале, который одно время был генеральным директором объединения «Сибкомплектмонтаж», то распавшееся на отдельные предприятия объединение оставил на плаву Василий Федорович Кель, ему удалось сохранить за собой несколько предприятий. Успешное предприятие погибло в середине 2010-х годов, после выполнения сложных, но дешевых проектов, где заказчик запредельно «отжал цену». Другие предприятия погибли раньше. Характерный пример − «Комсомольско-молодежный экспериментальный завод блочных устройств» (КМЭЗБУ) в Букино, на окраине Тюмени, с которого, собственно, и начиналось объединение «Сибкомплетмонтаж». Завод выпускал блочные котельные и алюминиевые панели, которыми обустраивался весь Север. При ликвидации плановой экономики нефтяники предпочитали брать за зеленые «рубли» «все лучшее в мире». Газовики стали выпускать купленные, если не ошибаюсь, у финнов котлы. Завод КМЭЗБУ, понятно, не мог купить «лучший в мире» котел, директор Валентин Данилович Чернышев (по мнению заводчан, лучший директор за всю заводскую историю) вел переговоры с «московским профессором» на предмет продажи разработанного им котла – не договорились, профессор просил много. Ну, а если бы договорились, вряд ли наступило спасение. «Командировка в Париж, знаете ли, привлекательнее поездки в Тюмень!» − расхожая шутка тех времен. Платежеспособные покупатели, сверху донизу, не были заинтересованы покупать отечественное оборудование. Заводские котлы брали предприятия ЖКХ, но они в то время были нищими. Завод, благодаря усилиям преемника Валентина Чернышева, генерального директора Валерия Дмитриевича Плесовских (раньше он здесь работал главным энергетиком), еще трепыхался несколько лет, выпуская остановочные комплексы, мобильные киоски и т.д., но кончилось тем, чем и должно было кончиться – банкротством. Таким образом, там, где некогда делали отопительные котлы, стали делать оградки − обычный финал, так сказать, примета времени. 

Геннадий Шмаль в подобные подробности не вдавался – аудитория собралась понятливая, не было необходимости. Он просто рассказал, как Борис Щербина, который в Чернобыле «многих сберег, но не уберегся сам», обращался в ЦК, пытаясь остановить рвавшегося к власти Бориса Ельцина – не получилось. «А если бы получилось?..». Впрочем, история не знает сослагательного наклонения, у власти тогда оказалась «слишком короткая скамейка», ну, а все остальное вы знаете.

Сергей ШИЛЬНИКОВ