ПРЕСС-ОБЗОР 

Захватывающий допинговый сериал, в финале которого Международный олимпийский комитет (МОК) отказался выполнить решение Спортивного арбитражного суда (CAS), подходит к концу: в пятницу открытие Олимпиады.

Во вторник 45 российских спортсменов подали иски в Спортивный арбитражный суд с требованием обязать Международный олимпийский комитет выдать им приглашения для участия в Играх. Одновременно большинство из них обратилось с аналогичными требованиями в суд первой инстанции Лозанны, запросив, чтобы дело также было рассмотрено 7 февраля. 

Выездная группа CAS, с прошлой недели работающая в Пхёнчхане, зарегистрировала два коллективных иска, поданных российскими спортсменами. В первом списке заявителей 32 человека, среди них шестикратный олимпийский чемпион по шорт-треку Виктор Ан, олимпийский чемпион Сочи‑2014 биатлонист Антон Шипулин, двукратный чемпион мира по лыжным гонкам Сергей Устюгов. 

Во втором еще 15 человек – 13 спортсменов и два тренера. В их числе чемпион Сочи‑2014 в лыжных гонках Александр Легков. Ранее фигурантам «списка 15» было отказано в выдаче приглашений на Игры, несмотря на то что CAS снял с них все обвинения. 

А теперь по порядку. Слушания Спортивного арбитражного суда проходили в Женеве. СМИ назвали их самыми важными за всю его историю. Рассматривались апелляции российских спортсменов, подвергшихся в конце прошлого года пожизненному отстранению от участия в Олимпийских играх. Такое наказание применил Международный олимпийский комитет после проверок данных, содержащихся в докладе независимого эксперта Всемирного антидопингового агентства (WADA) канадского юриста Ричарда Макларена. 

Подавшие апелляции российские спортсмены обвинялись в нарушении антидопинговых правил на Олимпиаде в Сочи в 2014 году. Вместе с ними пострадал ряд функционеров, а также Олимпийский комитет России, подвергшийся временному отстранению от Олимпиады. Кроме того, российской сборной согласно решению МОК придется выступать в Пхёнчхане под нейтральным флагом. 

По итогам проверок комиссии Ричарда Макларена, основной составляющей которых были повторный тест проб, взятых на сочинских Олимпийских играх, и изучение контейнеров на предмет наличия следов вскрытия, дисквалификации подверглись в общей сложности 43 российских спортсмена. 

CAS принял к рассмотрению 42 апелляции (исключение – бобслеист Максим Белугин). Три из них – от закончивших карьеру биатлонисток Ольги Зайцевой, Ольги Вилухиной и Яны Романовой – будут рассмотрены позже. 

А среди 39 оставшихся целый ряд спортсменов, входящих в число потенциальных претендентов на медали пхёнчханской Олимпиады. К ним относят скелетонистов Александра Третьякова, Сергея Чудинова, Елену Никитину, Ольгу Потылицыну, Марию Орлову; бобслеиста Александра Касьянова; лыжников Александра Легкова, Евгения Белова, Максима Вылегжанина, Александра Бессмертных и Наталью Матвееву; саночницу Татьяну Иванову и конькобежку Ольгу Фаткулину. 

Особую важность судебным слушаниям придавала даже не известность фамилий, а тот факт, что они представляли собой шанс для российской стороны дезавуировать значительную часть обвинений, которые предъявлялись по мере развития допингового кризиса. Большая их часть строилась на показаниях бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, находящегося в США под охраной ФБР в рамках программы защиты свидетелей. 

В России уже неоднократно характеризовали его информацию как ложную, но, по мнению МОК, Родченков является свидетелем, заслуживающим доверия. 

Накануне генсек CAS Матье Реб, напоминает «Коммерсантъ», сообщил, что показания Григория Родченкова, как и показания Ричарда Макларена, будут заслушаны инстанцией в один из дней, отведенных для рассмотрения апелляций, «дистанционно», т. е. в режиме либо телефонной, либо видеоконференции. 

Стратегия защиты известной швейцарской юридической фирмы Schellenberg Wittmer, представляющей интересы российской стороны, выглядела следующим образом: МОК наказал спортсменов, «несмотря на недостаток специфических улик против любого из них, нарушив фундаментальные права». 

По данным авторитетного ресурса Insidethegames, степень этого «дефицита улик» различна. Его источники полагали, что «в 10 или 12 случаях» обвинение базируется исключительно на свидетельствах Григория Родченкова и представленном им списке «Дюшес»: в него включены имена спортсменов, якобы участвовавших в допинговой программе перед Олимпиадой в Сочи. В остальных же случаях базой служат найденные комиссией МОК под руководством Дениса Освальда царапины на контейнерах с пробами, а также «аномальные» показатели уровня содержания соли или результаты исследований ДНК. 

Параллельно со слушаниями в Спортивном арбитражном суде процедуру определения допущенных до Олимпиады «олимпийских атлетов из России» проводил МОК. Им были созданы две комиссии, целью которых являлось формирование окончательного списка. Приоритетным критерием для комиссии под руководством Валери Фурнерон, осуществлявшей основную «фильтрацию», стало отсутствие допингового «бэкграунда» (переводится как задний план). 

Первые результаты не могли не встревожить. Из предварительной заявки от России с 500 фамилиями кандидатов на поездку в Пхёнчхан – спортсменов, тренеров и представителей обслуживающего персонала – комиссия Валери Фурнерон «отсеяла» сразу 111 человек. 

Комментируя этот шаг, Фурнерон рассказала, что члены комиссии «внимательно изучили» свидетельства Ричарда Макларена и выводы двух работавших в прошлом году комиссий МОК, «информацию, предоставленную различными департаментами WADA, а также международными спортивными федерациями и рабочей группой по проведению предолимпийских допинг-тестов». Однако имена не прорвавшихся через фильтр спортсменов она не раскрывала. 

Не раскрыла их и Николь Хувертс, возглавлявшая другую комиссию МОК – ту, которая утверждала списки. Хувертс лишь дала понять, что те, кто через фильтр прорвался, представляют «новую генерацию чистых российских атлетов». 

Другими словами, стараниями обеих комиссий российская сборная была обескровлена. 

Тревожный сигнал случился вечером 29 января, когда сразу несколько ресурсов, включая «Спорт-экспресс» и ТАСС, сообщили об отстранении от участия в Олимпиаде трех членов сборной России по шорт-треку: Дениса Айрапетяна, Владимира Григорьева и Виктора Ана. В качестве причины отстранения Ана источники указывали присутствие имени шестикратного олимпийского чемпиона в докладе Ричарда Макларена, хотя официально никаких претензий к нему от антидопинговых служб никогда не предъявлялось. 

И вот суд. Слушания длились с понедельника, 29 января, до четверга, 1 февраля. Россия одержала там первую по-настоящему значимую победу. Спортивный арбитражный суд полностью удовлетворил апелляции 28 спортсменов. В этом списке: бобслеисты Дмитрий Труненков, Алексей Негодайло, Ольга Стульнева и Людмила Удобкина; скелетонисты Александр Третьяков, Сергей Чудинов, Елена Никитина, Ольга Потылицына и Мария Орлова; лыжники Александр Легков, Евгений Белов, Максим Вылегжанин, Алексей Петухов, Никита Крюков, Александр Бессмертных, Евгения Шаповалова и Наталья Матвеева; конькобежцы Ольга Фаткулина, Александр Румянцев, Иван Скобрев и Артем Кузнецов; саночники Татьяна Иванова и Альберт Демченко; хоккеистки Екатерина Лебедева, Екатерина Пашкевич, Татьяна Бурина, Анна Щукина и Екатерина Смоленцева. Сочинские результаты этих спортсменов восстановлены, дисквалификации отменены. 

Апелляции еще 11 россиян – бобслеистов Александра Зубкова, Алексея Воеводы, Александра Касьянова, Алексея Пушкарева и Ильвира Хузина; лыжниц Юлии Ивановой, Юлии Чекалевой и Анастасии Доценко; хоккеисток Галины Скибы, Анны Шибановой и Инны Дюбанюк – были удовлетворены частично. CAS посчитал, что их вина в нарушении антидопинговых правил установлена и результаты, показанные в Сочи, подлежат отмене. Но они теперь дисквалифицированы не пожизненно, а лишь на пхёнчханскую Олимпиаду, что, впрочем, для многих из них – одно и то же. 

Вердикт CAS в значительной степени опровергает тезис об использовании российской стороной допинговых схем на сочинской Олимпиаде 2014 года и возвращает сборной России потерянное после волны санкций первое место в медальном зачете. 

Глава МОК Томас Бах прямым текстом заявил: решение Спортивного арбитражного суда не означает, что оправданные спортсмены автоматически получат право выступить на Олимпиаде в Пхёнчхане, чем порядком удивил публику. 

Решение МОК, реагирует ТАСС, не поддается объяснению. Согласно статье 61 Олимпийской хартии все споры, связанные с Олимпийскими играми, подлежат рассмотрению в Спортивном арбитражном суде. Поэтому критика CAS со стороны МОК ставит под сомнение сложившийся правовой порядок в спортивной сфере. 

Объяснение нашел член комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Дмитрий Свищев: «Я сопоставляю факты: в день решения суда по нашим атлетам появилась информация, что власти США подозревают в коррупции ряд крупных спортивных организаций, в том числе МОК и ФИФА. Думаю, это было давление на господина Томаса Баха, и МОК не смог сдержать удар, оттого такое решение». 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./